Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Легионер


0

6 мая 2010
Количество просмотров: 3186
   

Евгений ТКАЧЕНКО: Антибоевик и совсем не героическая книга, основанная на реальных событиях

Начало в №127 за 2009 г.
Вторая часть
Третья часть
Четвертая часть
Пятая часть
Шестая часть
Седьмая часть
Восьмая часть

С регулярными поездками в Марсель зарплаты легионера катастрофически не хватало.
Вот и на этот раз Сергей сидел на нулях, а впереди выходной. Очень хотелось в Марсель, вдруг девчонке удастся вырваться хотя бы на часок?
Он двинулся в обход соотечественников в надежде настрелять немного денег. Зайдя в расположение к Александру, он понял, что там выходные уже в самом разгаре.
Если выходцы из Союза, собравшись вместе, чаще пили, то уроженцы острова Мадагаскар пели.
- Песняры, мать их... - подумал Сергей, а мальгаши, собравшись вокруг ящика альзасского пива, тянули народные песни. Вслушиваясь в африканскую мелодию, в памяти всплыло:
«Весь покрытый зеленью,
Абсолютно весь,
Остров невезения в океане есть».

Из всех голосов выделялся бас Нестера. Нестером звали высокого мадагаскарца черно-красного цвета. На его широкоскулом лице жемчужной белизной выделялись два ряда здоровых, ровных, один к одному, зубов. Над ним часто подшучивали во время ночных учений:
- Нестер, закрой рот, иначе весь взвод накроют.
Характером он был весел и покладист.
Ответ на вопрос, откуда у африканца старославянское имя, уходит корнями в историю, когда русские эскадры и корабли регулярно бросали якоря у берегов Зеленого Острова, а, уходя, оставляли туземцам воспоминания, могилы, попов и детей.

А в комнате украинца попсовая певица, пытаясь перекричать басистого мадагаскарца, надрывно орала про «первое хочу» и «первое нельзя!».
- Я тоже хочу, - вместо приветствия сказал, входя, Сергей. - Хочу, аж не могу!
Их было трое (мистическое число) - Шура, Олег и Дуглас, недавно прибывший из получившей независимость Прибалтики. Посреди комнаты уныло стоял такой же, как у поющих островитян, только уже пустой, ящик, а на столе хорошо выдохнувшаяся бутылка водки.

- Трое в лодке без молодки, - сказал Сергей, оценивая обстановку.
Саша, лежа на кровати, курил, затягиваясь так, что щеки прилипали друг к другу, а выдыхая, гнал дым до самых стоп, огромных, как ласты тюленя.
За столом Олег с Дугласом вели очень занимательную беседу. При этом Олежка придерживал рукой голову, которая должна была вот-вот сорваться и в падении выключить сознание.
- Дуглас, - гундел Олег, - нет, ты мне все-таки скажи, где вы спрятали нашу янтарную комнату? А? Скажи! А я тебе скажу, где «Титаник» утонул.
Дуглас боролся с водкой, просящейся обратно, и, поборов, ответил:
- А ты кто такой, хлопец? Вот жук, скажи ему, где комнату зарыли!
- Пацаны, хорошо, что французы вас не понимают, а психиатры не слышат, а то ловить бы вам белок в комнате, оббитой матрасами.

Повернувшись к Александру, который в очередной раз окутал стопы дымом, как туман окутывает вершины гор, Сергей кивнул на ласты:
- Ты их что, окуриваешь? - И добавил:
- А мыть пытался?
Они заржали как кони. Просмеявшись, Сергей спросил:
- Денег не дашь? Хочу в Марсель сгонять, а не на что.
- Да, трудная у тебя любовь.
- Она не трудная, она сложная.
- Думаешь, надолго тебя хватит кататься туда-сюда каждые выходные, при этом три раза из четырех впустую? - затягиваясь в очередной раз, спросил Саня.
- Насколько хватит, настолько хватит. Денег займи.
- С собой уже нет, - ответил украинец, показывая на ящик пива и пластиковый мешок, набитый свежим мусором. - Иди снимай, - он протянул Сергею банковскую карту.
Ликовать было рано: банкомат вежливо известил Сергея о том, что у его друга те же трудности. Оставался еще Василий.

- Вась, деньги нужны.
- Я тебе под проценты занимать начну.
- Брось, ты же не еврей.
- Откуда ты знаешь? Может быть, он и есть?
- Евреи, Вася, в легионе не служат. Ну а если ты еврей и служишь в легионе, ты просто позор еврейского народа. Тогда лучше никому не говори, что ты еврей, засмеют!
- Вот я на тебя, Серега, смотрю и думаю: ну сколько можно мотаться из Нима в Марсель? Куда ни пойдем - бабы липнут, а ты время теряешь.
Действительно, красавцем Сергея было не назвать, но женщинам он нравился.
- Найди себе старушку на месте и не парься...
- Не хочу я старушку, Вася.
- Тогда проститутку возьми. И быстрее, и, в конечном счете, дешевле. Ты посчитай: дорога, гостиница, ресторан... А главное, никакой головной боли: сделал дело - гуляй смело!
- Вася, проститутка - это примитивно! В отношении с женщиной должны присутствовать если не любовь, то интерес, влечение, азарт, интрига. А с проституткой это как борщ без мяса - голод утолишь, а удовольствия нет!
- Где ты это вычитал? - Василий не переставал удивляться.

- Я вообще иногда мудрые вещи выдаю. Знаешь, иногда в пьяную голову приходят трезвые мысли. Короче, гони монету, Буратино...
Вася протянул скомканные купюры.
- Держи, Ромео!
- Спасибо тебе, добрый человек. Когда ничего не надо - заходи.
Сергей брел по Марселю, слушая сорванный голос Владимира Семеновича:
«А ветер дул, с костей сдувая мясо и радуя прохладою скелет».
погода была под стать песне. Студеный морской ветер дул, не ослабевая ни на минуту, срывая белые шапки волн, пронизывая насквозь невидимыми ледяными стрелами.

Вот и сквер лейтенанта Данжом - их место встречи. Сквером называлась открытая для всех ветров площадка на берегу моря, без единого дерева, но с гранитной аркой в память о тех, кто когда-то ушел покорять отсюда Северную Африку и Ближний Восток. Уходя, они оставляли любимых и обещали вернуться, но не сдержали обещаний. В нарицание им перед аркой стояло женское изваяние с распростертыми к небу руками.
За ту уйму часов, что они провели вместе, Сергей знал наизусть каждый квадратный сантиметр ее бронзового тела.
Обычно он устраивался на лавочке и коротал ожидание со словарем в руках, спрягая и склоняя, повторяя в тысячный раз слова. Он просто сидел и ждал Алику. Иногда всю субботу и воскресенье напролет. Ей редко удавалось улизнуть из дома, а когда удавалось, они бродили по городу. Но чаще выходные проходили в компании этой одинокой, позеленевшей от времени и тоски женщины.

- Интересно, она молится за ушедших или проклинает? - сам с собой рассуждал посиневший на ветру Сергей.
Заледеневший на ветру, он посмотрел на часы. Казалось, даже время от холода замерзло и остановилось. Было невмоготу, очень хотелось зайти куда-нибудь на несколько минут, чтобы согреться. Но вдруг Алика придет именно в этот момент? Придет, а его нет?

В подтверждение этой мысли из очередного автобуса появился знакомый силуэт.
Ветер тут же бесстыже обвил ее фигуру, пытаясь проникнуть в самые теплые уголки, разметав и растрепав волосы.
- Куда пойдем? - после продолжительного поцелуя спросила она.
У Сергея не было никакого желания шарахаться по скованному леденящим ветром городу.
- Пойдем в... отель? - просительно-вопросительно посмотрел он.
- В отель?! - брови Алики удивленно взлетели вверх.
- В отель, - решительно повторил Сергей. - Я уже отморозил яйца на этом ветру, - оправдываясь, добавил он.
От услышанного Алика зажмурилась и, смеясь, отрицательно закачала головой.

- Господи, опять эти солдафонские выражения. Не могут вас учить нормальному французскому языку?! Нормальные люди так не говорят, некрасиво. Лучше - я очень замерз. Повтори...
- Я очень замерз. А еще я отморозил яйца, - Сергею казалось, что последняя фраза намного точнее передает его состояние.
- Ты специально?
- Конечно! - он рассмеялся.
- Действительно закоченел, - Алика смотрела на его посиневшее лицо с алыми ушами. - Пойдем, - она взяла его под руку, прижимаясь как можно крепче, чтобы ревнивый истеричный ветер не смог их разлучить.
- Пойдем, - в душе она уже давно все решила. Она знала, что это будет он, и это будет с ним.
- Пойдем... - сердце взволнованно засуетилось.

Они поднялись в номер, а затем, слившись воедино, поднялись над землей, оставив внизу целый мир.
Они парили в небесах, то опускаясь, то вновь возносясь... Их сердца касались друг друга, а глаза видели только глаза.
Для Алики теперь весь мир заключался в этой паре синих, как небо, глаз, без которых она уже не могла жить... И которым она отдала самое дорогое, что у нее было...
Конечно, она думала о последствиях, о семье, о традициях и религии... Но она выбрала его и отдала себя всю без остатка, готовая после этого легко расстаться со своей только что начавшейся жизнью - ради него. Это чувство наполняло ее и уносило в небеса, как горячий воздух уносит воздушный шар.

Спустившись, они молча лежали, тесно прижавшись друг к другу. Алика улыбалась. Ее тело, наполненное новыми чувствами и ощущениями, было невесомым.
- О чем ты думаешь? - спросила, гладя влажное лицо Сергея.
- Думаю о тебе, думаю обо мне... Становится понятным все, что было раньше, зачем пришлось пересечь полсвета...
- Зачем?
- Я знал, что ты меня здесь ждешь. Вернее, не я, а тот, кто над нами.
- Ты веришь в Бога?
- Не знаю. Но я ему благодарен... Кто бы там ни был.
- Значит, ты меня не бросишь? Теперь, когда ты получил, что хотел...
Сергей стиснул ее маленькое горячее тело.
- Я люблю тебя, Алика, как никого и никогда не любил.
- Если любишь, отпусти, а то сломаешь мне ребра, - просипела, задыхаясь в объятиях, Алика. - Я тебя полюбила сразу, как только увидела первый раз.
- Да?! К чему тогда был весь этот маскарад безразличия?
- Наверное, ты дурак? - счастливо улыбаясь, она набросилась на Сергея.

Всю обратную дорогу Сергей не переставал думать о случившемся. Он был счастлив. И тут же пришла тревога.
Как им уберечься, когда с одной стороны безжалостный иностранный легион, которому он принадлежал с потрохами, не имея права даже умереть без разрешения, а с другой – ее религиозное арабское семейство? Есть ли будущее у их любви?
С такой нелегкой думкой Сергей вернулся в полк. В подразделении стояла непонятная суматоха, военная полиция сновала по комнатам.
- Что за концерт? Мы не заказывали, - спросил Александра.

- Не концерт - цирк. Намедни братья-поляки набрались зубровки, потом свернули из простыней куклуксклановские балахоны и, вооружившись мачете, со свечами в руках вломились среди ночи к мирно почивавшему сэру Мортимеру с намерением линчевать верноподданного английской королевы. Тот открывает глаза, а над ним белые колпаки, свечи и блестящие в темноте мачете. Генетический многовековой страх подбросил его к потолку. Не знаю, как он вырвался из комнаты... Наверное, по потолку? Он начал с ревом бегать по потолку, поляки за ним. Ночь, холод... Через плац бежит черный Мортимер в белых трусах и босиком, а за ним, размахивая саблями, толпа в белых колпаках. Дежурный по полку, когда увидел, подумал, что у него «белка», и зарекся больше не бухать.
Под конвоем складывающихся от смеха пацанов из военной полиции «куклуксклановцы» направлялись на губу, где каждый вечер потом хором повторяли кодекс чести легионера:
- Каждый легионер - твой брат по оружию, вне зависимости от расы, религии, национальности.

Продолжение следует
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
ДРОВА.
ДОСТАВКА.
тел. 8-902-764-72-81.

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (74)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)