Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Легионер


0

20 мая 2010
Количество просмотров: 1639
   

Евгений ТКАЧЕНКО: Антибоевик и совсем не героическая книга, основанная на реальных событиях

Начало в №127 за 2009 г.
Вторая часть
Третья часть
Четвертая часть
Пятая часть
Шестая часть
Седьмая часть
Восьмая часть
Девятая часть

Подразделение уходило в горы с задачей незаметно выйти в тыл противника и оседлать высоту. Кто говорит: горы, говорит: все свое несем на себе. Сергей приподнял рюкзак.
- Что кривишься? - спросил, глядя на него, Василий.
- До чего же тяжелый, гад! Винтовка, ночная оптика, взрывчатка… Тоже мне мула нашли!
- Осла, - скалясь, поправил Василий.
- А ты не щерься, лейтенант тебя не забудет!
С наступлением темноты растворенное на местности подразделение тремя группами начало движение. Василий поверх рюкзака приспосабливал станок противотанкового комплекса.
- Я же тебе говорил: Родина тебя не забудет! - бросил, проходя мимо, Сергей. - Ноги береги!
Замерзшие от лежания на камнях бойцы согрелись уже через несколько минут марша. А через час ловили воздух ртом. Захрустел под ногами снег. Сергею казалось, что захрустели колени под тяжестью ноши.
- Мягче ступайте, след в след!

Вдруг цепочка остановилась.
- Снайпера к лейтенанту!
Сергей чертыхнулся:
- Что там за срочность?
Добравшись до головы колонны, он увидел сидящего на снегу радиста, от которого шел пар. Рация валялась рядом.
- Все, больше не могу, что хотите со мной, то и делайте...
- Бери рацию, - кивнул лейтенант Сергею. -
Сергей, матерясь, взвалил на грудь тринадцать килограммов рации. Тринадцать килограммов! Это после того, как просчитаешь каждый грамм, оставив только самое необходимое и боекомплект, а лучше три, если сможешь.
Длинные подъемы сменялись незначительными спусками. Что из двух тяжелее - это еще вопрос. Промокшая насквозь куртка прилипла к спине. В глазах стали появляться круги.

Через несколько часов группы Сергея и Василия пересеклись.
- Давно ты с рацией гуляешь? - поинтересовался Василий. - А диск-жокей где?
- Умер на первом часу марша.
- Как самочувствие?
- Отсутствует. Боюсь, не сорваться бы, ноги уже не гнутся.
Василий протянул Сергею флягу.
- Я тут перед выходом в аптеку забежал. На, глотни малость.
- Что это? Кофеин?
- Кофеин по сравнению с этим молоко... Кто же в наше время без химии по горам носится? - И сам ответил
- Тот, кому себя не жалко.

Сергей сделал пару глотков. Уже через несколько минут ему стало значительно лучше, а чуть позже, налившись бодростью, он начал топать так, будто пятьдесят с лишним килограммов на нем и не висели.
На рассвете сгруппированное подразделение слилось с горным ландшафтом. Не разжигая огня, Сергей с Василием рвали сухпайки.
- Эх, сейчас бы чайку горячего! - размечтался Василий, давясь сухой галетой.
Сергей молча протянул ему свою флягу.
- Чай?
- Чай, чай... Пей, тару не задерживай.
Обжигая горло и согревая желудок, водка мягко влилась внутрь. Василий медленно выдохнул.
- Вот это вещь!
- Кто по горам без водки носится?
Так в течение трех дней и шли два товарища, попивая то из одной фляги, то из другой.

На входе в столовую Сергей увидел Василия. Последний день их группы работали самостоятельно. Василий был такой же мокрый, грязный, с зелено-коричневыми полосами на лице.
- Всех победил? - начал Сергей.
- Не говори... Одним выстрелом. Кстати, о птичках. Видел план мероприятий на завтра. Опять война, и мы с тобой в пулеметном расчете.
Новость настроения не прибавляла.
- Вот, бля, нашли ишаков, - в сердцах выдал Сергей. - Я им что ли лошадь? То рацию поверх комплекта, то пулемет. Как будто во взводе больше людей нет. Набирают одну дохлятину, ни хрена не могут, зато бегать мастера.
- Что не бегать, когда в тебе веса 50 килограммов! Это же не пулемет по горам таскать.

Подошла их очередь на раздаче.
- Ты посмотри на этого борова, - заведенный Сергей кивнул на повара, чья опухшая от сна рожа белой луной светилась на фоне камуфлированных физиоморд. - Мы в горах жопы морозим, он здесь в тепле отдыхает. Мы голодные как суки, а он не знает, что это такое! В чистоте, тепле, а деньги те же самые. Ты получаешь полевые, он тоже... Мы с тобой еще по горам поносимся с рациями да пулеметами и всю оставшуюся жизнь будем на докторов работать, а он разве что на диету сядет. Все, я в гробу их армейку видал, еще год с ружьем побегаю и на кухню соскочу! - Сергея несло. - По возвращении будем еще неделю все барахло чистить, а ему пришлют двух обезьян, которые все сделают.
- Профессию с детства надо выбирать, слышал такое? - спросил Василий. - Это во-первых. А во-вторых, тебе капитан просто не даст соскочить. Сгноит, но не даст. Он же тебя в перспективные записал, будущего сержанта в тебе видит.

Вернувшись домой, Алика заперлась в своей комнате. Она еще чувствовала тепло его губ, рук, прокручивая в памяти снова и снова пережитое.
Ей было так хорошо наедине со своими воспоминаниями. Фотография Сергея не покидала её рук, она смотрела на нее, счастливо улыбаясь, не сомневаясь ни на секунду ни в себе, ни в нем.
- Он не может меня обмануть! - говорила она себе, вглядываясь в расплывшееся в улыбке лицо.
Но жизнь продолжалась, нужно было выходить из своего угла и продолжать жить, будто ничего не произошло.
Но как сделать вид, что ничего не случилось?
Алика боялась.

Обнажившись в ванной, она осматривала и ощупывала свое тело, ища изменения. Ей казалось, став женщиной, она настолько изменилась, что достаточно посмотреть на нее, как это сразу станет ясно. Ссылаясь на большое количество уроков, она запиралась в своей комнате, стараясь как можно реже попадаться на глаза домочадцам.
Хотя какие там уроки? Уроки в голову не лезли! Она смотрела в учебник, а мысли были так далеко! Она все думала и думала о нем, о себе, о них, задавая себе неизбежный вопрос: а дальше-то как?

Алика знала, что её семья никогда не примет Сергея. И уж, конечно, не дай Аллах, чтобы что-то произошло до свадьбы, головы ей тогда не сносить! Знала она и то, что Сергей может испариться на неделю, месяц, год, а случись что, и навсегда. И не потому, что не любит, а потому, что себе не принадлежит. Взяв в руки оружие, знай: ты имеешь право быть убитым.

В школе зеленоглазая Сесиль в мельчайших подробностях описывала подружкам свои последние постельные приключения. Слушая её, Алика, ласкаемая воспоминаниями о Сергее, только молча улыбалась.
- А как у тебя обстоят дела с русским? - закончив повествование, полюбопытствовала Сесиль.
- Хорошо, - пожала плечами Алика.
- Хорошо, - передразнила её любительница острых ощущений. - Ладно, рассказывай! Можно подумать, что у тебя с ним ничего не было.
- Да если бы и было...
- Мы же подруги, я от вас ничего не скрываю.
- Ты вообще ни от кого ничего не скрываешь, - имея в виду легкость гардероба и поведения Сесиль, вступила в разговор Натали. - Была бы возможность, переспала бы со всеми мужиками без исключения. А у нее, - кивнула она в сторону Алики, - одна жизнь, один мужчина.
- Со всеми?! Тоже скажешь! Только с симпатичными! Страшных оставлю тебе. Но прожить всю жизнь с одним? Умереть от скуки и сойти с ума от однообразия! Не представляю...
- А может, это и правильно? - выпуская сладкий дым, размышляла Натали. - Кто знает?

Всю дорогу до дома Алика витала в небесах на крыльях воспоминаний, отгородившись от окружающего мира наушниками.
«Она построила мосты
Между нами и небом...
И мы их пересекаем
Каждый раз, когда она
Не хочет спать...
Я люблю её до смерти...» -
пел Алике её любимый певец.

На пороге дома резкая оплеуха опустила её с облаков на землю. Не говоря ни слова, мать повернулась спиной к ошарашенной Алике и удалилась на кухню.
Захлебываясь слезами, Алика влетела в свою комнату. На краю стола лежала фотография Сергея.
- Мама, мамочка, зачем же ты так? Ведь ты же самый родной, самый любимый у меня человек! Был... - Алика упала на койку, содрогаясь всем телом и беззвучно рыдая.

Эта пощечина, как удар сабли, перерубила ту невидимую пуповину, связывающую детей с родителями, заставляющую думать о родителях, возвращаться в родной дом.
Алика сжала фотографию с единственным «родным» ей человеком. Первый раз в жизни она почувствовала отчуждение от семьи. Все, что было таким родным и близким, вдруг стало чужеродным и опасным.
- Где ты пропадал так долго? - Алика обняла Сергея, прижимаясь изо всех сил.
- Долго? Три недели... Ничего не поделаешь, - он пожал плечами, - работа!
- Целых три недели! Мне начало казаться, что я тебя уже никогда не увижу...

Она рассказала Сергею о случившемся, слезы невольно навернулись у нее на глаза.
- Может, мне стоит представиться, поговорить с твоими родителями? - Сергей пытался найти выход из ситуации.
- С ума сошел? - она отрицательно закачала головой. - Тогда действительно мы уже больше никогда не увидимся.
Они стояли, крепко обнимая друг друга, думая об одном и том же. О том, что они совершенно одиноки в этом мире... Нет, у них были семьи и родные, но они были очень-очень далеко. Географически - у Сергея, духовно - у Алики. Холод тревоги все больше и больше наполнял их, вытесняя теплоту и радость встречи.

После случившегося встречаться становилось все сложнее и сложнее, мать буквально ходила за Аликой по пятам.
Сергей думал недолго.
Что думать-то? Тут не думать - делать надо!
- Алика, любовь моя, - начал он, запинаясь от волнения. Сердце билось, выламывая ребра и просясь на волю. - У меня ничего нет! Вообще ничего. Мне абсолютно нечего тебе дать... кроме себя.
Алика смотрела на него блестящими от слез глазами.
- Навсегда? - не совсем веря в услышанное, вытирая висевшие на носу слезы, спросила она.
- Навсегда, - решительно, не сомневаясь ни на секунду, кивнул Сергей.
- Не обманешь?
- Не обману.

Заколебался бы он хоть на микросекунду, задумался бы на мгновение - все было бы по-другому. Но Сергей не думал и не колебался.
- Беру! - сказала Алика, глядя в упор. Вытягиваясь на носках, она прильнула к горячим губам Сергея.
Волна теплоты и нежности к этому маленькому человеку захлестнула Сергея. Сказали бы ему с утра, что это произойдет вот так, поверил бы? Он чувствовал необыкновенную радость и неимоверное облегчение. Любовь любовью, но только одно дело встречаться-целоваться, а все бросить и согласиться жить вместе - это уже другое. Ведь он никто! Ни документов, ни угла, ни денег. Ни-че-го! Согласиться на его предложение - чистое сумасшествие! Но разве любовь не сумасшествие?
Я был ничто.
И вот сегодня
Я страж её снов,
Я люблю её до смерти.
Он чувствовал облегчение принятого решения. Чувство, испытываемое им каждый раз, когда после мучительных раздумий он принимал решение. Только в этот раз он решал за двоих.
- Я тебя очень-очень люблю, - сказал Сергей, зажав лицо Алики в ладонях.
- Я тебя тоже очень люблю, - её глаза светились от счастья и блестели от радости.
- Мы уезжаем на десять дней на прыжки, как только вернемся, я за тобой приеду. Хорошо?
- Хорошо, - она кивнула. - Не передумаешь?
- Через десять дней... Я приеду через десять дней!

Продолжение следует
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
ДРОВА.
ДОСТАВКА.
тел. 8-902-764-72-81.

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (62)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)