Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

СОСЛУЖИВЦЫ


0

30 мая 2007
Количество просмотров: 5485
   


НА ВЫСОТЕ




…Как-то, выйдя с КПП подразделения, я обратил внимание на дивчину, явно кого-то поджидавшую.

– Здесь не место для встреч, - заметил я. - К тому же сейчас подойдет колонна, начнется свист, непристойные выкрики, вам лучше уйти.

Но дивчина озабоченно говорит: «Мне всего два слова передать».

– Кому, солдату?

– Нет, заключенному… Я на месяц в Черемхово уезжаю, он должен об этом знать.

– Это невозможно, да и месяц – срок небольшой, – отвечаю.

– Его на следующей неделе освобождают! Помогите, я вас очень прошу!

Да, ситуация, подумал я и … пошел на нарушение. Взял у нее конверт, сложенный, как в годы войны, треугольником. А там всего-то: «Бригада 49, Суслову Николаю. Уезжаю с мамой в Черемхово на месяц. Зина». Передал часовому КПП и сказал, чтобы вручил заключенному, когда будут пропускать в зону. Мол, разрешено.

У этой истории оказалось продолжение.

Еду года через полтора-два из Иркутска в электричке. Напротив сидят девушка, парень и женщина в годах. По всему видать – родственники. Девушка присматривается ко мне, а потом вдруг наклоняется и говорит почти шепотом:

– Не припоминаете? Это ведь вы тогда мое письмо ему передали, -показывает на сидящего рядом парня. - Спасибо вам.

– Да, да! – вспомнил я.

– Это Николай, а это его мама. Ездили в Иркутск к родственникам. Мы женаты.

Уже проезжали Суховскую, но я успел спросить, мне было просто любопытно, как они познакомились. Выяснилось: девушка работала на башенном кране за зоной. Однажды заключенный незаметно для нее и часового лег на дно металлической клетки, загородился от вышки доской и был поднят краном наверх. Он оказался буквально в 7–8 метрах от нее. Зина подумала: побег, но не успела закричать, он ее опередил: «Я давно хочу с тобой познакомиться. Сейчас спусти меня вниз. Я напишу письмо и отправлю в клетке».

«Почта» несколько раз доставлялась краном. После освобождения Николая они поженились. Он устроился бетонщиком в 3-й стройрайон, она на новый башенный кран на ТЭЦ-9. Судя по настроению, молодые были счастливы.




ЛЮБОВЬ И ПОЛИТОТДЕЛ




Однажды секретарь политотдела Надежда Петровна Устенко говорит:

- К вам посетительница.

Заходит девушка, явно стесняясь своей беременности, и начинает печальный рассказ.

Она работает на швейной фабрике. На танцах познакомилась с солдатом в/ч 6618, охранявшей Китойский исправительно-трудовой лагерь. Подружились. Провожал. Приходил в увольнения… А вот в последнее время, несмотря на то, что она ждет от него ребенка, стал ездить в Суховскую к женщине старше его лет на 18, самогонщице. «Прикормила, видно, приворожила, – заключила молодая посетительница. - Мне добрые люди посоветовали к вам обратиться. Может, вразумите дурака? Он, как и я,  сирота, мы оба детдомовские. Ведь любил же он меня, а с ней жизнь сломает».

Я позвонил в штаб охраны, попросил, если солдат не на службе, направить его в политотдел.

Заходит. От неожиданности растерян. Я предложил моей собеседнице сказать, что она от него хочет.

Надо отдать должное молодой женщине, готовившейся через месяц стать матерью. Запомнилась фраза: «Ты мне обещал, когда услышал стук нашего ребеночка в моем животе, что мы сделаем все, чтобы он не стал сиротой, как мы».

В это время в кабинет зашел секретарь партийной комиссии при политотделе  Сергей Петрович Воробьев. Я попросил его поговорить с молодыми, а сам вышел.

Возвратился минут через 15. Воробьев, сидевший между ребятами на стуле почти вплотную, встал и говорит: «Ну, а теперь целуйтесь и живите дружно». Я же, пока выходил, сделал для солдата неуставную увольнительную записку с печатью канцелярии до 22 часов. Мотоциклист отвез их в ее общежитие.

Ушли ребята, а мы с Воробьевым еще долго спрашивали друг друга: «склеится» ли этот хрупкий «сосуд»?

…Прошло несколько лет. Однажды мы с женой возвращались из кинотеатра «Мир». Поравнялись с идущими молодыми людьми…

– Товарищ майор! – обращается ко мне молодой человек. – Не помните нас?

– Извините, - напрягаю память, - не припоминаю.

Оказалось, это они были у меня летом 1959 года на Пушкина, 25, в политотделе. В августе у них родился сын. В ноябре парень демобилизовался. А на следующий год их сын  уже в школу пойдет!

Я сразу вспомнил тот случай до мельчайших подробностей, даже то, что у молодой женщины не оказалось платка для градом лившихся слез. Пришлось дать ей свой.

Теперь она бригадир на швейной фабрике, он - техник в п/я 79, заочно учится в институте.

Как не порадоваться такому исходу! Спасли семью, сохранили сыну отца. И сегодня вспоминаю об этом с удовольствием.




НЕПУТЕВЫЙ




Виктора Путевого осенью 1941-го нашли на железнодорожном полотне в Кировской области солдаты. Решили: отстал мальчонка от эшелона - и сдали в ближайший детский дом. Там он и пробыл 12 лет… Об этом  рассказала Виктору тетя Марфа, сторож того детского дома.

Вскоре после детдома началась военная служба. Опытный взгляд воспитателей улавливал психическую неуравновешенность солдата.

– Поговорите с ним как представитель политотдела, может, разговорится, – посоветовал мне командир дивизиона. - Мы все перепробовали…

– Оглянись, Виктор, девятнадцать лет ты живешь. Не все, конечно, гладко, но сколько добра тебе сделали люди! Ты здоров, школу закончил,  будущее в твоих руках. Ты не одинок! Не зря же говорят: «Присоедини ничтожную каплю к океану – и она не иссякнет», - стучался я к нему  в душу.

Солдат выслушал и … попросил помочь найти родных.

Началась переписка. Почти три года ушло. Куча бумаг. Директор одного из детдомов сообщила: «Путевой Виктор Георгиевич воспитывался в Лальском д/доме. В личном деле был акт, что мальчик найден на железнодорожном пути, неизвестно было, как звать, не было никакой записки. Фамилию дали по месту, где он найден. На пути, т.е. Путевой. Он бесполезно ищет мать. Она его, беспомощное существо, бросила на пути, чтобы раздавил поезд. Мы не рассказывали ему всю эту историю, он был мал, а теперь ваше дело сообщать ему или нет».

Путевой так и не узнал об этом письме. Решили  не добивать человека. Ждали ответа из «Комсомольской правды», куда сотрудник нашей многотиражки «Во славу Родины» Буханцев отправил очерк под многообещающим названием «Судьба Путевого».

Между тем в подразделении шла борьба за человека. Это не громкое слово, так и было. Вредных привычек парень накопил немало: вспыльчивость по малейшему поводу, откровенная грубость, нарочитое сопротивление требованиям. Требовали с Путевого так же, как с остальных. Случалось, и наказывали. Солдат всегда был на виду, под контролем, но и доверия не был лишен.

Вскоре мы получили справку: «Лальский государственный архив сообщает, что в личном деле воспитанника детского дома № 72 Путевого Виктора Георгиевича сведений о родителях не найдено. В протоколе от 16 февраля 1937 года значится, что Путевой В. Г. найден на железнодорожном полотне города Ленинграда  16/11 1937 года гражданкой Кругловой Анной Васильевной, ст. Броневая, барак 2, комн. №  1. Ребенок был голый, пять часов тому назад рожденный. Секретарь исполкома Лальского районного Совета Овчинников, зав. архивом Шаверина».

Справка не оставляла сомнений. Тем не менее  мы упорно ждали публикации в «Комсомолке». Но ждали, как выяснилось, напрасно. Ответ из газеты гласил: «Материал не отвечает художественным запросам редакции, рассуждения о женщине, подобной кукушке, выглядят легковесно, трактовка некоторых эпизодов вызывает сомнение...». А главное, заключил я, в стране советской ничего подобного быть не может.

К вопросу, открывать Путевому тайну или пока нет, в политотделе отнеслись по-разному. Одни считали, что произойдет новый душевный надлом, другие полагали, надо сказать. Однако сделать это было непросто.

Однажды, собравшись с духом, я поехал в подразделение. Понимал: неизвестность, как незаживающая рана, беспокоила солдатскую душу.

– Что-нибудь получили? – спросил он, увидев меня.

– Помнишь, Виктор, рассказы тети Марфы? Не думаю, чтобы она обманывала тогда, но надо кое-что уточнить. Нашли тебя ребенком и действительно на пути, но, как выясняется, четырьмя годами раньше.

– Дайте, я сам прочитаю, – увидев в руках бумаги, попросил он.

Быстро прочитал короткие письма, как-то неестественно улыбнулся, задумался и попросил разрешения закурить.

Какой груз он принял на себя в этот момент!

– Что же мне делать? – спросил он меня. - Как теперь отыскать ту, что должна была стать матерью?

– Надо ли? – возразил я ему. – Да и реально ли спустя два десятка лет?

– Тогда... Анну Васильевну, – предложил он.

Пришлось продолжить поиски…

Вот и сейчас передо мной листок пожелтевшей от времени бумаги – тогдашний наш запрос. С тремя штампами и пятью резолюциями – свидетельствами усилий ленинградской милиции по розыску Кругловой. Среди бумаг и рапорт участкового милиционера Д. П. Осипова: «Установил, что Круглова Анна Васильевна во время блокады Ленинграда покинула прежнее место жительства и выехала неизвестно куда».

Путевого это известие сильно огорчило. «Беда-то ведь не своя, кому все это надо, – сказал как о само собой разумеющемся, – видимо, с ней мне и оставаться».

... Мы встретились с ним случайно в конце марта 1965 года на вокзале рано утром. Путевой лежал на диване в грязном спортивном костюме неопределенного цвета, в валенках, хотя на дворе уже стояли лужи, небритый.

И он сам, и разговор показались такими, словно говорил человек, сам отбывший срок в зоне. Да ведь он почти шесть лет отслужил в охране.

– Не Путевой я, а видите какой – непутёвый… - это была его последняя фраза.

Некоторое время  в вагоне я был под впечатлением встречи. Детдом и сразу срочная служба, да еще в охране, а потом еще сверхсрочная надзирателем на особом режиме не позволили парню приспособиться к мирной жизни и свить родное гнездо. Травма, полученная в детстве от матери, оказалась сильнее всего, что делали для этого парня потом хорошие, но чужие люди.



…Были годы, когда почти при каждом выходе на перрон или в аэропорту, на улицах, в городах и на деревенских дорогах нет-нет да и встретишь  бывших ангарчан-сослуживцев. Год от года все меньше становится таких встреч. Тем они и дороже.

Пользуясь случаем, поздравляю всех ангарчан с Днем города. Будьте счастливы!





 Ю.БРАТЮЩЕНКО,

специально для газеты «Время»,

г.Санкт-Петербург
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
Продам дачу в Китое.
8соток.
Дом подходит
для зимнего проживания.
Ангарская прописка.
Тел. 8-904-155-97-71 ___________________________
Прошу откликнуться
РОБЕРТУС
Серафиму Антоновну
1928 г.р
или лиц, знающих о её
местонахождении.
Для решения квартирного вопроса
тел. 8-924-622-72-07

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (83)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)