Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

ВРЕМЕНА не ВЫБИРАЮТ


0

14 июня 2007
Количество просмотров: 958
   

Но с некоторых пор телекритики, неизменно и справедливо воздававшие Познеру полной мерой признания, несколько снизили градус похвал. Самые умеренные ограничились деликатной констатацией, что программа «Времена», выходящая на Первом канале с ноября 2002 года, «заметно подустала». Самые радикальные принялись упрекать ведущего в конформизме, бегстве от острых политических тем в социальную проблематику, видя в нем, этом бегстве, разновидность самоцензуры. Появился повод поговорить о цене успеха.



- Существует ли объективный критерий успеха? Или успех - это скорее самоощущение?

- Это и то и другое. Конечно, существуют объективные критерии. В разных профессиях они разные. В профессиях публичных это прежде всего популярность, признание.



- Какие времена были самыми успешными для вас?

- Безусловно, времена, когда наступила гласность. До этого меня вообще не пускали на экран. Я работал только на радио. Да и то лишь в вещании на Соединенные Штаты. Моя, если угодно, карьера началась с телемостов.

- А в пропагандирующем советский образ жизни журнале Soviet Life, где вы работали в 1960-е годы, вы не ощущали себя успешным человеком?

- Нет. Хотя то, что я делал тогда, я делал, мне кажется, хорошо. А главное - я искренне верил в то, что делаю. Эту веру внушил мне отец. Когда мы жили с ним за границей, он нас, своих детей, воспитывал в советском, прокоммунистическом духе. И сам очень рвался в Советский Союз. Когда он привез нас сюда, мне было почти 19 лет. Я эту веру, как говорится, холил и лелеял.

- То, чем вы занимались в журнале Soviet Life, а затем на иновещании в Гостелерадио, теперь продолжает созданный для этих же целей телеканал Russia Today. Времена возвращаются?

- Я бы так не сказал. Я ведь занимался, давайте признаемся, чистой пропагандой. Никаких материалов о реальной жизни в Советском Союзе мы не давали. А Russia Today - это все-таки нечто другое. Картина дается более объективная. Как я понимаю, это попытка улучшить имидж России. Попытка, на мой взгляд, бесполезная. И не потому, что это пропаганда, а потому, что имидж улучшается иначе. Не тем, что ты рассказываешь о себе, а тем, что другие о тебе рассказывают.



- Вы один из немногих телевизионщиков, не считая руководителей каналов, кто вхож в кремлевские кабинеты. Вы ведь и с президентом лично встречались.

- Встречался.

- Как вы думаете, почему вам не удалось убедить его в необходимости создать в России общественное телевидение?

- Ну, либо потому, что я не обладаю достаточным умением убеждать, либо потому, что его точка зрения принципиально иная.

- Он - противник общественного телевидения в наших условиях?

- Нет, он в принципе не против. Считает, что это штука хорошая. Но сразу спросил: «А кто будет финансировать?» Я говорю: «Это очень просто. Например, существует «Си-Би-Си» в Канаде. Это общественное телевидение. Целиком и полностью финансируется из канадского бюджета. При этом, согласно закону, правительство не имеет права вмешиваться в вещательную политику». Тут Владимир Владимирович иронически улыбнулся и сказал: «Ну, знаете ли, кто платит, тот и заказывает музыку». Я пытался его убедить, что это не совсем так, но думаю, что он мне не поверил.

- У вас есть какие-то личные обязательства перед Путиным?

- Никаких. Я слишком долго служил партии и власти – на это ушли лучшие годы моей жизни - и поклялся себе, что больше никогда никакой партии, никакой власти служить не буду. Я буду стараться в меру своего умения и сил служить только зрителю.

- Сейчас вам это удается?

- Мне кажется, да. Я абсолютно не тот человек, который размахивает саблей. Я вижу свою задачу в том, чтобы максимально помочь зрителю понять, что у него происходит в стране, кто и как представляет его в Думе, в Совете Федерации, в правительстве. Если принимается какое-то государственное решение, я стараюсь, чтобы суть его стала понятна зрителю. Но я не навязываю свою точку зрения. Я стараюсь информировать. И, думаю, мне это удается, несмотря подчас на определенное давление.



- Это давление, в чем оно проявляется?

- Оно проявляется по-разному. В год прошлых парламентских выборов Константин Львович Эрнст (генеральный директор Первого канала. - Прим. ред.) попросил меня: «Владимир Владимирович, время сложное, давайте помягче». Я пошел ему навстречу, и среди участников программы «Времена» доминировали представители «Единой России». А в момент президентских выборов на Украине мою студию населяли только сторонники Виктора Януковича. Тот телевизионный сезон был неудачным для меня. И когда он закончился, я сказал Эрнсту: «Константин Львович, давайте закроем программу. Ну закроем, и все. Я не буду шуметь по этому поводу, мы найдем какое-нибудь объяснение. Например, что программа выходит уже несколько лет и вроде бы достаточно - пора начинать новый проект и т.п. Или тогда уж давайте делать программу так, как я хочу. Но если ее закроют, я молчать не стану». Он сказал: «Будем продолжать делать эту программу. Но у меня к вам просьба. Есть несколько тем и несколько персонажей, касаться которых в эфире не то чтобы нежелательно, но лучше это делать после предварительного согласования со мной». Я спросил, что это за темы и что это за люди. Он перечислил. Я сказал: «Хорошо, я согласен. Но если список будет расширен, я сделаю свои выводы». Надо отдать должное Эрнсту, никакого давления на меня он с тех пор не оказывает. Хотя не будем забывать: будучи генеральным директором Первого канала, Константин Львович покупает эту программу. И он имеет право знать, что именно он покупает.



- Все же есть ощущение, что вы сознательно избегаете политических тем. Скажем, была неделя, главным событием которой стала кончина Ельцина. В ту же неделю умер и Ростропович...

- Да. И что?

- А вы с гостями студии обсуждали, как с наибольшей выгодой наши граждане могут вложить свои сбережения в ПИФы. О смерти Ельцина и Ростроповича - только в самом конце, скороговоркой.

- Одну минуточку! А что для России сегодня означает смерть Ельцина? На мой взгляд, ничего. Или что означает смерть Ростроповича? Да, умер выдающийся музыкант, замечательный человек. От этого что-то меняется в России? Да ничего не меняется! А вот научить людей правильно вкладывать деньги - это действительно важно.

- Значит, уход в социальную проблематику - это не вид самоцензуры? Не бегство на ту территорию, где вы как ведущий программы чувствуете себя посвободнее, где не обязательно подыгрывать власти, впадать в верноподданический раж, где, наконец, вам легче сохранить лицо?

- Уверяю вас, дело вовсе не в этом. Дело лишь в том, что народ страшно устал от политики. Сегодня людей больше волнуют простые житейские вещи. Как заработать. Где отдыхать. Куда послать детей учиться. Какой вид медицинского страхования предпочтительнее. Это их каждодневная жизнь.

- Материальная обеспеченность дает вам ощущение свободы?

- Конечно. Очень трудно быть независимым, если ты экономически зависим.

- Успех для вас сопряжен с репутацией?

- Безусловно. Репутация - самое главное. Пускай не будет никакого успеха, но чтобы репутация оставалась.

- Каковы ваши профессиональные страхи? Чего вы боитесь?

- Чего боюсь? М-м... Наверное, больше всего я боюсь...испугаться, прогнуться.

- Вы часто ощущаете в себе этот страх - страх перед вашим возможным испугом?

- Этот страх постоянно во мне сидит. И я говорю себе: следи за собой, следи, следи.

- А есть предел, дальше которого для вас компромисс невозможен? Когда надо сказать себе: «Все, ухожу с телевидения» ?

- Такой предел есть. У меня был замечательный ментор, друг моего отца, отсидевший 17 лет в лагерях. И он как-то сказал мне. «Не дай Бог, чтобы когда-нибудь утром, когда вы бреетесь или чистите зубы, вам, глядя в свое отражение в зеркале, захотелось в него плюнуть». Вот этим, собственно, все сказано.

- В 2004 году, вручая спецприз академии «ТЭФИ» Леониду Парфенову, вы сказали: «История российского телевидения есть история борьбы за право быть личностью». Может, только тогда, когда журналисты будут избавлены от необходимости бороться за право свободно выражать себя в профессии, а станут просто нормально работать, у нас и наступят другие времена?

- Нет, эта борьба никогда не закончится. Она неизбежна. В любой стране. В любом обществе. При любом политическом строе. Потому что журналистская свобода - это коридор со стенами. Всегда и везде.




(«Российская газета»)
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
Продам дачу в Китое.
8соток.
Дом подходит
для зимнего проживания.
Ангарская прописка.
Тел. 8-904-155-97-71 ___________________________
Прошу откликнуться
РОБЕРТУС
Серафиму Антоновну
1928 г.р
или лиц, знающих о её
местонахождении.
Для решения квартирного вопроса
тел. 8-924-622-72-07

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (83)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)