Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Где родились, там и подлечились


0

5 сентября 2009
Количество просмотров: 1725
   

Где родились, там и подлечилисьГде родились, там и подлечилисьВ Сибири есть свои Анапа и Пятигорск

Нынешним летом многим пришлось здорово пересмотреть свои планы на отдых. Аксиома «оздоровлять детей лучше всего у моря» серьезно захромала с финансовой стороны. Пришлось раскинуть мозгами, как совместить приятное с полезным. Присмотреть лечебные курорты поближе к дому. Нам в этом году удалось еще и найти людей, которые взяли нас попутчиками на автомобиле. Таким образом, этим летом мы прокатились на соленые озера Хакасии и на горячие источники Хакусы возле Северобайкальска. И Сибирь рассмотрели из окна машины.

Сибирская Анапа
Не доезжая 50 км до Красноярска по Московскому тракту, сворачиваем на Хакасию. Дороги в Красноярском крае, да и в Хакасии, – сплошное удовольствие, не чета нашим в Иркутской области (самый отстойный участок нашего края - между Тайшетом и Нижнеудинском).

Несмотря на то, что мы вышли на Саянский перевал поздним вечером, когда стемнело, скорость машины практически не снижали. Потому что не надо красться в темноте на цыпочках, всматриваться в каждый поворот. Дорога «разговаривает» с водителем. Буквально через каждые несколько метров на трассе стоят знаки, сообщающие о ее сужении, расширении, поворотах, спусках, подъемах и прочих свойствах характера. По краям дороги густой строй оградительных столбиков. Перед каждым резким поворотом желтые таблицы c предупреждением «Осторожно, опасный участок!».

В общем, дорога общительная. Замечательная. Единственная ее странность – указатели направления. Иной раз они так часто и так мудрено располагались, что приводили к обратному эффекту, то есть «сусанили» водителей.
На одном повороте указатель так нас запутал, что пришлось возвращаться, чтобы понять, в какой все-таки стороне искомое нами направление на Минусинск, который находится рядышком с Абаканом. Возвращаясь, увидели немое кино: 12 часов ночи, темный перекресток, круг объезда, на столбе со знаком моргает на свет фар то ли сова, то ли филин.

Мы пялимся на дорогу – помогаем нашему водителю Сергею разговорами и сообщениями о разных указателях. Как бы ни пестрела она значками, часам к трем ночи бдительность притупляется, и Сергей начинает тихо впадать в транс. Час Быка бодает и мой мозг, извилины тоже начинают глючить. Когда беленькие столбики с красными макушками, кокетливо украшенные сверху придорожными кустиками, в моих сонных глазах превращаются в домики гномов, я предлагаю водителю срочно поискать какое-нибудь придорожное кафе. Попить крепкий кофе.
Предложить легко - сделать трудно. На перевале на ближайший километровый полтинник приходится полтора населенных пункта. И те спят сном праведника без намека на ночную харчевню.

Наконец в поселке Кошурниково в кафе в четыре часа ночи мы находим горячий кофе. Поселок выглядит как-то странно. Посреди неосвещенных извилистых дорог спят собаки. Мост через реку Джебь (она обнимается с дорогой весь перевал) почему-то без перил. По темным улицам гуляют молоденькие девочки под ручку, парнишки двойками-тройками, да и взрослые люди встречаются. В кафе разгар дискотеки. Половина посетителей все же спит. Лицом в салате. И отовсюду воняет сероводородом. Это запах Джеби. Есть в этом всем нечто инфернальное. Невольно хочется проснуться. На всякий случай берем двойной кофе.

Перед деревней Курагино нас накрыл, как зонтиком, густой туман, пришлось остановиться. Глаза сломались. Мозги за недостатком информации начали плодить фантастику. Фонарь на скрытой туманом горе превратился в новую, только что открытую сверхзвезду, через дорогу летали то ли совы, то ли филины, тени в кустах походили на пасущихся слонов. Дорога таяла, как улыбка Чеширского кота. И мы сдались. Остановились, чтобы дать водителю поспать.

Когда вышли из машины, то почувствовали, что находимся совсем в другой стране. Ночной воздух за перевалом был как парное молоко. Теплый, влажный, густой.
С учетом трехчасового сна мы добирались до столицы Хакасии чуть меньше суток.
Абакан – город небольшой, всего в нем живет около ста семидесяти тысяч жителей. Поражает малая архитектурная форма города, она выполнена так талантливо, что возникает подозрение, что здесь этим делом заведует одна рука. Либо одна идея. Запомнился пронзительный по силе своего воздействия памятник воинам-интернационалистам перед железнодорожным вокзалом. Абаканцы додумались даже до того, что в центре города поместили фрагменты наскальной живописи. Вместе с кусками скал.

Билет на маршрутке до Шира стоит 200 рублей. Ехать около 2 часов. Дорога прекрасная. Но и такую ремонтируют.
Шира оказалось не только соленым озером, но еще и поселком, который находится в 12 километрах от озера. Возле самого водоема Шира (местные почему-то название не склоняют) в поселке Жемчужный можно снять дачные домики и даже квартиру. Обычная цена за жилье в п.Шира – 500 рублей с человека в сутки. Я сторговалась с хозяйкой за 300 рублей. Можно жить в палаточном городке, что обходится куда дешевле (от 75 рублей в сутки). А можно встать в сторонке и вообще никому ничего не платить.

Палаточный вариант вполне приемлем для закаленных жителей Иркутской области. Замерзнуть в сезон трудно. В Хакасии такой микроклимат, что на две недели раньше созревают овощи-фрукты, поэтому жители могут есть свои персики, абрикосы, сливу и даже арбузы. Недаром Хакасию называют маленьким сибирским югом.
Площадь зеркала озера составляет 35 квадратных километров. Главная ценность Шира - минеральная вода, которая по своему составу близка к воде знаменитых европейских источников, и лечебная иловая грязь, не уступающая по своим качествам лучшим грязям Черноморского побережья Кавказа.
Лечатся на озере Шира от болезней опорно-двигательного аппарата, нервных, пищеварительного тракта, глаукомы, недугов в области гинекологии, желчевыводящих путей. У меня почему-то на озере стали проходить признаки хронического бронхита, чего, увы, не произошло в прошлом году в Анапе.

Люди натирают черной грязью спину и колени, руки и шею. Купаются, пьют минеральную воду, которая, как утверждают местные жители, страшно полезна для желудка. Купаться здесь можно очень долго. Вода теплая, легкий бриз с Шира несет запах моря, при ветре на маленьком озере идут волны.

Большой недостаток поселка Жемчужный – мусор. Народу здесь ужасно много, чувствуется дыхание города-миллионника. До Красноярска всего 350 километров, ходят автобусы и поезда. Люди приезжают, мусорят, а администрация поселка этот мусор почему-то не убирает.
В дачном поселке Жемчужный, где мы снимали комнату, есть магазины, автовокзал, дискотека, набережная с сувенирными ларьками, детские аттракционы. В общем, цивилизация, как на черноморском пляже. Со всеми вытекающими из кошелька последствиями. Особенно дорогое удовольствие – рынок. Нам сразу стало скучно, когда мы увидели, что здесь за небольшую жареную рыбку просят 80 рублей. Своей дома наедимся.

Сосед Шира – озеро Беле – самое большое минеральное озеро в Хакасии. Оно состоит из двух чаш, соединенных перемычкой. С соленой водой и малосольной. Здесь поселков нет, поэтому люди живут только в палатках или в туристических комплексах, где цены на жилье начинаются от 500 рублей за человека в сутки. Сторговаться с работниками турбаз сложнее, они кивают на отсутствующих хозяев. Беле выглядит более экзотично, чем Шира. У него красноватый берег, розовая на отмели вода, возле него находится приманка для туристов - горная гряда Сундуки. Считается, что на первой горе Сундук, на вершине которой находится скала в виде куба, в древности располагалось астрологическое святилище, включающее храм жрецов и обсерваторию, опередившую английский Стоунхендж.

На Беле люди приезжают лечить варикоз, сердечно-сосудистые заболевания, нервы и болезни суставов.
Третье по известности озеро Хакасии – Тус. Славится оно чрезвычайно высоким содержанием соли. Побывать на нем нам, к сожалению, не пришлось. Но те, кто там был, рассказывают байки, что люди, заходя в воду, падают – соль выталкивает их из воды. Говорят, можно лежа дрейфовать на поверхности Туса, читая газету. Правда, долго плавать в этом рассоле способен далеко не каждый огурец. Сердце шалит.
Вода и грязь из Туса лечат остеохондрозы, суставы, нервы, обмен веществ, рекомендуются детям при рахитах и ослабленном состоянии. Если после других озер можно потерпеть и накопить соль для пущего лечебного эффекта, то после Туса приходится мыться. Терпеть такую соленую броню невозможно.

Всего на территории Хакасии 500 озер! Из них примерно 390 пресных и 110 соленых. У нас (мы не настаиваем, мы не геологи) возникло подозрение, что вся Хакасия когда-то была единым неглубоким морем. А потом это море пересохло. Хакасские озера – бусинки, оставшиеся от ожерелья.

Назад мы возвращались на поезде. Билет в плацкарте почему-то стоил относительно недорого – чуть больше тысячи рублей. Самым впечатляющим сооружением железной дороги на этом участке можно назвать Чертов мост, который пересекает ущелье реки, и с высоты поезда машины на дороге внизу кажутся мельче спичечного коробка. Полтора дня – и мы дома. А дома сидеть не хочется. Лето в самом разгаре. Когда нам предлагают составить компанию в автопоездке в Северобайкальск, мы моментально соглашаемся.

Горячий север
Прямая автодорога от Иркутска до Северобайкальска идет через Качуг и Жигалово, а потом - Ковыкту и Улькан. Куда меньше знаков, комфорта, асфальта и населенных пунктов, чем в Хакасии.
После Качуга начинается бассейн реки Лена. Дорога идет по горам, река внизу свивается в кольца, кудрявится, как волос негра. Дети спрашивают в машине: «Где бассейн? Здесь купается тетя Лена?»

С Шишкинских писаниц со знаменитыми наскальными рисунками, которые находятся на берегу Лены, можно писать картины. Это действительно красиво. Очень разнится высота берегов (немудрено, что Лена так разливается). Правый берег уходит далеко ввысь, рифленые красные скалы словно часть американских каньонов. С другой стороны тишь да гладь, зеленые луга, кисельные берега. От Жигалово до Улькана идут три сотни километров грунтовки. За все время, пока мы ехали, встретили всего три машины. На этом участке трассы не очень уютно. Тайга здесь похожа на лес бабы-яги. Деревья сплошь стоят то горелые, то лысые, то мхом поросшие. Дорога тянется как сытый удав, она кажется бесконечной и однообразной. Жилья, кроме поселка геологов, оставшегося высоко на горе, нам не попадалось.

Зато после Улькана началась смена обстановки.
В темноте мы двинулись на перевал. Опять пришлось пучить глаза. Здесь не забалуешь - дорога грунтовая, неширокая, во многих местах ее подмывают горные речки. Иногда из-за дождей и оползней машины здесь застревают надолго. В одном месте, прямо на размытой ручьем дороге (слева овраг, справа скала, под колесами осыпающиеся камни), мы забуксовали. Глядеть при этом вниз, в зев оврага, открывающийся прямо под левым колесом, было жутковато. Кое-как протиснулись.

Перед Северобайкальском нас нагнала огромная одноглазая фура с двумя железнодорожными домиками. Такие здесь не водятся. Непонятно, каким образом этот динозавр, одна голова которого больше нашей машины, проехал по узкой трассе перевала, прошел по хлипким мостикам, которые выглядят так, как будто доживают последние дни. Интересно, в каком состоянии после нее эти мостики, если средний вес такой фуры примерно 50 тонн?
Вид вокруг живописный. Высокие горы, водопады, скалы, тайга. После часа ночи с глазами и мозгами опять происходят трансформации. В веки хоть спички вставляй. Сестра засыпает с открытыми глазами на переднем сиденье и через пять минут кричит от ужаса: мы мчимся параллельно железной дороге, по полотну навстречу идет поезд, сестре спросонья кажется, что мы едем лоб в лоб. По рельсам…

Девятьсот километров пути от Иркутска до Северобайкальска на машине заняли 20 часов с учетом того, что мы три раза останавливались покушать и бессчетное количество раз бегали в кусты.
Возле Северобайкальска четыре термальных источника - Гоуджекит (станция Солнечный), Зелинда, Хакусы и Котельниковский. Это место по праву можно назвать нашим Пятигорском – хоть залечись. Посетить все источники невозможно. Для этого нужно столько времени и денег, что приходится выбирать.

Выбираем Хакусы, которые находятся в 55 километрах от города, на другой стороне Байкала. В сезон туда ежедневно направляется кораблик «Хакусы», взрослый билет на который стоит 675 рублей, детский – 500 рублей. В ясный день эти три часа на теплоходе превращаются в поразительную экскурсию по Байкалу. Прибрежные горы, на которых лежат облака, чайки, которые играючи догоняют корабль, зеркальную гладь моря (здесь Байкал называют только так - и правильно делают) режет след корабля – руки сами хватаются за фотоаппарат, чтобы было что показать друзьям.

Хакусы – северный рай. Здесь вдоль Байкала тянется четырехкилометровый пляж. За пляжем среди деревьев идет тропа, попадая на которую понимаешь, что бывает чистый воздух, а бывает фирменный чистый. Например, воздух Хакусов. Его можно ложкой кушать. Это кислородно-хвойный коктейль. Ингредиенты: воздух Байкала плюс кедр, кедр-стланик, пихта, сосна, лиственница, ель. Вдоль тропинок светло-серый ягель, брусника, шикша, карликовые деревья.
За купание в источнике нам пришлось платить. 200 рублей за взрослого, 100 рублей за ребенка в день. Но это того стоило.

По науке полагается вначале заходить в «сауну». Готовить таким образом телеса к ванне. Две крытые раздельные купальни (мужская и женская), стоящие на горячем ручье, с бассейном и полками позволяют распарить тело в 47-градусной воде. Долго в этой воде не полежишь. Только после сауны, с мордами красными, полагается переходить к менее горячим бассейнам с 40-42-градусной температурой. Здесь люди стоят и сидят долго, тихо переговариваясь, с коровьим выражением на лицах. Неспешно шлифуют здоровье.
В последнем бассейне со средней по больнице температурой 36,6 купаются ребятишки. Просто не вылезают оттуда. Ныряют и плюхаются, ходят по дну руками (мелко), знакомятся, просто живут в воде. Выгнать их отсюда невозможно, поэтому приходится следить за тем, чтобы они не перекупались. Перекупанных штормит, тошнит, поносит.
Где родились, там и подлечилисьГде родились, там и подлечилисьЕще один нюанс. Оказывается, никак нельзя смешивать купание в источнике и купание в Байкале. Нам сказали, что у тех, кто это практиковал, случались мышечные судороги, их буквально скручивало узлом, кому-то было плохо с сердцем. Но нам мешать одну воду с другой и не пришлось. Купаться в августовском холодном Байкале при температуре воздуха не выше 20 градусов как-то и не хотелось.

Вода источника Хакусы лечит сердечно-сосудистые, нервные, гинекологические заболевания, болезни опорно-двигательного аппарата, суставы и даже ожирение. Последнее мне не грозит, но я заметила, что за семь дней, пока купалась в источнике, все-таки немного похудела. Даже дети позвончели, постройнели, хотя ели в три горла.
Уезжать с Хакусов, как и с Шира, совсем не хотелось. Этот уголок Байкала такой, каким мы и хотим видеть наше сибирское море. Не загаженный людьми. Как сказал один из отдыхающих: «Байкал здесь еще не обидели, как на юге».

После Хакусов нам удалось попасть на Гоуджекит, который находится в 25 километрах от Северобайкальска по железной дороге. Вода здесь погорячее, и состав у нее иной. Две большие глубокие ванны с разной температурой (50 градусов и немного меньше) прямо парят. Эта вода лечит болезни системы кровообращения, нервной, костно-мышечной систем, органов пищеварения, эндокринной, мочеполовой систем, кожи.

У меня создалось впечатление, что вода Гоуджекита какая-то мыльная. Из-за более высокой температуры купаться в ней тяжелее, чем на Хакусах. После трех заходов я выскочила из купальни и больше в нее не возвращалась. Села на улице на лавочку прямо в купальнике отдыхать. Мимо шли мужики, удивлялись: «Надо же, сидит, и мошка ее не ест». - «Меня уже сожрали. На Хакусах».

Да, есть такая буква – насекомые. Они очень любят тепленьких купальщиков, они летят на подогретое тело, как на званый обед. И с легкого пару не сразу чуешь, что ты в данный момент становишься звеном пищевой цепочки. Но в конце концов природа имеет право немного компенсировать ту пользу, которую она тебе приносит на источниках. Так что мошку и комаров мы воспринимали как неизбежную плату за наше здоровье.
В общем, где родились, там и полечились. И задумались. Зачем, собственно, сибиряки ездят на юга? На море? На воды? Вот же они, кладези природные, сибирские моря и воды, Анапа и Пятигорск! Под боком.

Наталья ОЖОГИНА,
фото автора


КСТАТИ
Тем, у кого отпуск в сентябре, можно еще успеть съездить отдохнуть поближе и подешевле. На хакасских озерах сезон длится весь сентябрь, а в горячем источнике Гоуджекит можно купаться круглый год. Билет в плацкартный вагон до Северобайкальска стоит 1800 рублей. Ехать сейчас на Хакусы не рекомендуем.
В сентябре на севере Байкала начинается сезон штормов.


Ширинскую грязь добывают с середины озера.

Пейзаж на Байкале никогда не бывает одинаковым.

Пляж на озере Шира.

Вид на тоннель перед Нижнеангарском.
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
Продам дачу в Китое.
8соток.
Дом подходит
для зимнего проживания.
Ангарская прописка.
Тел. 8-904-155-97-71 ___________________________
Прошу откликнуться
РОБЕРТУС
Серафиму Антоновну
1928 г.р
или лиц, знающих о её
местонахождении.
Для решения квартирного вопроса
тел. 8-924-622-72-07

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (83)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)