Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Секретный директор


0

15 апреля 2010
Количество просмотров: 1095
   

Виктор Федорович Новокшенов, основатель и первый директор АЭХК, теперь уже легендарный человек, в 1954-м, на территории строительства будущего комбината, лично срубил первую сосну, и он же через 30 лет вывернул первый болт с демонтируемого оборудования ушедшего в историю газодиффузионного завода, выведенного из эксплуатации в связи с его заменой на эффективные газовые центрифуги для разделения изотопов урана.
Так получилось, что под руководством этого незаурядного человека мне удалось проработать на разных ступеньках производственной иерархии более 20 лет, и отдельные фрагменты той производственной жизни до сих пор вспоминаются как вчерашние. А повод вспомнить их есть: 13 апреля Виктору Федоровичу исполнилось бы 95 лет.


Первая встреча

Сентябрь 1964 года. Прибывшая из Свердловска в Ангарск группа из девяти студентов-дипломников физтеха Уральского политехнического института пришла на первый прием к руководству только что построенного, крайне секретного комбината, который мы с трудом отыскали. Директора на месте не оказалось, был на промплощадке, и нас принимал научный руководитель комбината, исполнявший обязанности главного инженера Борис Федорович Алейников. Разговор сразу не заладился. Мол, студенты для нас морока, лезут, куда не надо, болтают лишнее, разглашают государственную тайну. Мы заметно сникли и приуныли.
Вдруг дверь кабинета открылась и вошел крупный моложавый мужчина в цветной ковбойке. Оглядел нас и спрашивает:
- Кто такие?
- Студенты-дипломники из УПИ, физтехи.
- Наконец-то! Давно ждем вас! Завод запустили, а технологов не хватает. УПИ – мой родной институт, я заканчивал энергофак. Правда, давненько. УПИ дураков не выпускает.
И тут же отдает распоряжение нашим кураторам: «Всех завтра же распределить по основным цехам, оформить аппаратчиками и слесарями по 4 разряду. Премию платить как всем. Подберите серьезные темы дипломных работ и толковых руководителей».

Его последняя фраза относилась уже к нам: «Как председатель ГЭК жду вас на защите дипломных работ через полгода. Надеюсь, не подведете ни нас, ни свой институт».
Так, в течение каких-то трех-пяти минут судьба наша на ближайшие полгода была решена, причем с материальной добавкой, в четыре раза превышающей размер стипендии.
Как и планировалось, пройдя преддипломную практику, в марте 1965 года мы защитили дипломные работы непосредственно на предприятии, и все остались здесь работать, съездив в Свердловск лишь за дипломами инженеров-физиков, которые стали для нас надежным пропуском в атомные технологии.

Кадры решают все

Виктор Федорович Новокшенов по образованию был электроэнергетиком и в годы Великой Отечественной войны работал в Свердловске главным диспетчером «Уралэнерго». Но, будучи призван в атомную отрасль, возглавил на Урале один из первых цехов по обогащению урана газодиффузионным методом, где и прошел соответствующую технологическую подготовку. Так что роль технолога на производстве первый директор знал не понаслышке. В предпусковой период в Ангарск директор лично пригласил большую группу технологов с родственных предприятий номерных городов близ Свердловска и Томска (сейчас это города Новоуральск и Северск). Однако главными поставщиками атомных технологов-физиков и химиков были организованные в конце сороковых физико-технические факультеты Уральского и Томского политехнических институтов, а также МИФИ. Десятки, даже сотни молодых специалистов этих вузов прошли производственную школу на комбинате, стали крупными специалистами, внесли ощутимый вклад в становление и развитие комбината.

Первый директор блестяще разбирался в кадрах, систематически подпитывая сложившийся коллектив специалистов-единомышленников образованной молодежью.
Согласитесь, разумная и естественная смена поколений профессионалов нужна не только экзотической Японии. Она нужна и России, и особенно там, где функционируют наукоемкие производства, к тому же небезопасные. Выражаясь спортивным языком, передача кадровой эстафеты при нем была и своевременной, и безошибочной, и в крепкие руки профессионалов.

Масштабы впечатляют

Прозвучавшие в ноябре 2009 года в послании президента РФ призывы к модернизации и инновационному развитию страны не стали откровением для работников атомной отрасли и специалистов нашего комбината в частности. Модернизация газодиффузионного завода началось уже в 60-х, при первом плановом ремонте блоков разделительных машин путем замены фильтров на более эффективные. В четырех корпусах разделительного завода в работе одновременно находились свыше 140 миллионов фильтров. Если их все виртуально соединить в единую непрерывную трубу, то ее протяженность составит 76000 километров. Такой длины хватит, чтобы обернуть земной шар едва ли не два раза (это для понимания масштаба производства).

На заводе функционировали 7172 разделительные ступени весом от 12 до 23 тонн каждая, скомплектованные в 326 блоков. Все это было завезено в Ангарск с заводов-изготовителей по железной дороге за тысячи километров, смонтировано, налажено и введено в эксплуатацию за какие-то 5-6 лет под руководством Виктора Федоровича Новокшенова.
Завод находился в непрерывной эксплуатации 30 лет и был полностью остановлен в июле 1992 года. На заводе проведено четыре модернизации. В результате непрерывной модернизации разделительная мощность газодиффузионного завода выросла почти в два раза, а ресурсные сроки эксплуатации оборудования были увеличены в 2-5 раз. Советом Министров СССР в 1984 году за выполнение комплекса этих работ на предприятиях главка была присуждена правительственная премия, лауреатом которой вместе с группой ученых, конструкторов и производственников стал и Виктор Федорович Новокшенов.

И все же энергоемкое газодиффузионное производство устарело не столько физически, сколько морально. Решение о поблочной остановке и демонтаже газодиффузионных машин принимал Виктор Федорович самостоятельно, даже без согласования с главком и министерством (все равно бы не разрешили). В то время это была неслыханная дерзость и очень и очень непростая работа.
В этом году исполняется 20 лет, как введен в эксплуатацию первый пусковой комплекс газовых центрифуг. Комбинат стал конкурентоспособным и получил однозначную перспективу дальнейшего развития.
Развитие сублиматного производства было стремительней. И если разделительный завод модернизировался с участием ведущих конструкторских и проектных организаций страны и головного предприятия, то кардинальная реконструкция химического завода была осуществлена собственными силами: и в части проектирования, и в части изготовления оборудования.

Аналогов созданным в Ангарске среднетемпературным электролизерам по производству фтора (СТЭ-20) и вертикальным радиаторам по получению гексафторида урана в мировой практике не было. В сравнении с проектной мощность сублиматного производства была увеличена в 4,5 раза при высочайших показателях качества выпускаемой продукции. Достижения ангарских химиков-атомщиков были отмечены Государственной премией СССР.
И еще одно производство было доведено до совершенства – это производство безводного фтористого водорода, который использовался в получении молекулярного фтора и поставлялся на внутренний и внешний рынки. Уникальная технология и сам товарный продукт были отмечены на выставках достижений народного хозяйства страны, а также правительственной премией СССР. Главным вдохновителем и непосредственным организатором становления и столь бурного инновационного развития химического завода был Виктор Федорович Новокшенов.

Не хлебом единым

Приоритетное развитие атомной промышленности требовало концентрации в ней сильных, ответственных руководителей и специалистов всех уровней. Легендарный министр средмаша Е.П. Славский любил повторять: «В моем министерстве своя академия наук: академиков – 24, докторов наук – 670 и кандидатов – 45000, а Героев Труда – 25. Грандиознейшее хозяйство!»
Директора предприятий были личностями неординарными, самобытными. Но Виктор Федорович и среди своих коллег помимо деловых качеств и специальных знаний выделялся весьма обширным культурным кругозором. Он писал стихи. Его связывала искренняя дружба со многими известными деятелями литературы, искусства, науки, техники и спорта. На сцене ДК «Современник» и в актовом зале комбинатоуправления выступали академики, главные конструкторы разделительных машин, поэты и писатели, режиссеры и артисты, тренеры и спортсмены… и многие-многие другие заслуженные, известные и очень интересные люди. А режиссер Сергей Герасимов даже отснял эпизоды известного фильма «У озера» в одном из залов нашего «Современника».

Инкогнито в гостях у Виктора Федоровича побывал самый знаменитый и секретный разведчик - англичанин К. Филби. А Евгений Евтушенко читал со сцены ДК «Современник» еще нигде не опубликованную знаменитую поэму «Братская ГЭС».
Не хлебом единым (и ураном тоже) жил комбинат при своем премьер-директоре.

Разнос по-новокшеновски

Управление строительством, а затем эксплуатацией крайне энергоемкого и секретного предприятия по производству обогащенного урана в условиях тоталитарной страны, какой был СССР, требовало концентрации профессиональных навыков, морального напряжения и безусловно физических сил. Виктор Федорович всем этим обладал. В то же время он не был «держимордой». На производстве поддерживалась строжайшая технологическая дисциплина, которую могли выдерживать только профессионально подготовленные работяги. За нарушения и ошибки следовали директорские приказы с выговорами (строгими тоже) и ощутимым снятием премии, которая составляла до 60% зарплаты. Но больше всего проштрафившихся пугала личная встреча с директором, на которые он приглашал при особо тяжелых последствиях того или иного нарушения. Шел детальный спокойный разговор о причинах происшествия. В этом случае никаких дисциплинарных взысканий, как правило, не следовало, но запоминалось надолго. Прямо надо сказать, что такой либерализм к тоталитарной советской системе не подходил, но В.Ф. его применял.

Я не помню «директорского разноса» по каким-либо серьезным происшествиям. Наоборот, чем больше беда, тем спокойнее выглядел Виктор Федорович, хотя и видно было, как трудно это ему дается. В то же время он буквально взрывался, когда уличал кого-либо во вранье, необязательности, нечистоплотности и запоминал это надолго. В цехе, которым я руководил в конце 70-х, остались в памяти два ЧП, за которые можно было бы и загреметь «на нары». Буквально через 3 дня после моего назначения произошел с одним работником тяжелейший несчастный случай, и его исход был не ясен даже врача. Слесарь С. вел электрокар контроллером вперед и врезался всем телом в железобетонную колонну. В.Ф. приехал посмотреть, где и как это произошло. Быстро подогнали тот самый электрокар, я доложил, что случилось. В.Ф. сам встал на водительскую площадку электрокара, постарался понять, почему водитель не справился с управлением. Уезжая, сказал: «Ты вот что, не психуй. На тебе висит более тысячи работников, и все трудятся в непростых условиях. А этот случай не твой. Ты всего три дня начальником цеха работаешь».

Слава богу, все обошлось благополучно, работник С. выздоровел и даже не стал инвалидом.
Другой случай был почти экзотический. На участке сборки разделительных фильтров в конце второй смены, поздно вечером, обнаружили, что не хватает одного совершенно секретного изделия. Это было ЧП союзного масштаба. А что если шпионская вылазка? Была объявлена тревога, секретный участок закрыли, чтобы никого не выпускать. Я срочно приехал в цех, посмотрел все документы, место сборки. Все многократно пересчитали, отрабатывали разные версии и почти сутки искали эту, сейчас уже рассекреченную, трубку. И нашли, благодаря пытливому уму слесаря Михаила Бурого, который догадался и показал нам, как можно в одно отверстие вставить две трубки (одна провалилась в имеющуюся в корпусе катушки «пазуху»). Директору о ЧП я сразу доложил домой, он еще не спал. Спросил, откуда я звоню. Я сказал, что нахожусь на участке.
– Ладно, раз ты там, я не поеду, что-то нездоровится, а серьезность ЧП ты знаешь. Но ты позвони и разбуди в двух случаях: когда найдете и если приедут офицеры КГБ.

Будить В.Ф. не пришлось. В тот же день я издал приказ, в котором премировал Михаила Бурого окладом.
В.Ф.Новокшенова очень любили рядовые работники. Их он никогда впрямую не ругал. Попадало начальству. Регулярно, до педантизма, вел прием по личным вопросам в расположенном в квартале Б отделе кадров. Засиживался до полуночи над личными проблемами тружеников комбината. Поищи сейчас таких руководителей.

Г.КОНДОБАЕВ

Присылайте свои воспоминания, фотоматериалы.
Приходите на вечер памяти в библиотеку в 206 квартале.
Он состоится в этот четверг, 15 апреля, в 18 часов.
16 апреля 2010 00:12 - Андрей написал(а):
Это мой аватар
Замечательный отзыв о замечательном человеке! Спасибо, Геннадий Сергеевич!
  • Сообщений: 0
  • Публикаций: 0
  • ICQ:

|

Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
ДРОВА.
ДОСТАВКА.
тел. 8-902-764-72-81.

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (62)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)