Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Бригадир общего режима


0

27 февраля 2008
Количество просмотров: 1226
   


 



Мы с ней познакомились исключительно  по воле Галины Филипповны - она написала в редакцию письмо, и оно “позвало нас в дорогу...”Галя БАРДАЕВА (девичья фамилия) родилась в 1929 году в глухомани Черемховского района. По национальности она эвенка. Еще задолго до рождения их стойбище разорили лихие люди. Кого постреляли, кого разогнали. Сразу после рождения новая беда. У матери жизнь с отцом не задалась, и она решила поискать счастья на стороне. Да ушла недалеко. Потом поговаривали, что в тайге ее ограбили и убили. Но тело так и не нашли. Отец снова женился, потом война началась, и он добровольцем ушел на фронт. Похоронка пришла очень быстро. Пал смертью храбрых под Великими Луками.

- В 1948 году меня по знакомству устроили в районную черемховскую сберкассу. Знать бы мне тогда, чем всё это закончится!..

В декабре страна надумала денежную реформу. Тысячу рублей меняли на один. Но с определенными условиями. Вклад в три тысячи рублей оставался без изменений. Свыше - менялся по новому курсу. А в районной сберкассе держало деньги все районное партийное и прочее начальство, для которого три тысячи были как разменная монета. Многие начальники переписали их, раздробив вклады, на свою родню. Галя, ничего в этих махинациях не понимая, усердно переоформила вклады по новой. В один прекрасный день, придя на работу, увидела опечатанную дверь сберкассы. Тут её и арестовали.

- Только что вышел указ об ужесточении борьбы с расхитителями соцсобственности. Наша сберкасса в полном составе подходила по всем статьям. Судили нас образцово-показательно, в клубе! Только в суде мы узнали, кто нас сдал. Около сберкассы вечно терлась одна барыга. Она на нас и настучала. Правда, есть на свете Бог. Прокурор потребовал для стукачки 10 лет. Дали 6.

Суд для Гали проходил как в кошмарном сне. Ей, таежной девчонке, которой только 18 стукнуло, вменяли серьезную статью. На скамье подсудимых она пылала как маковый цветок и никак не могла взять в толк, чего эти серьезные дяди от нее хотят. С клубом власти просчитались. Суд, а вернее, судилище выглядело таким фарсом, что зароптали даже собранные с предприятий зрители. Когда Гале объявили приговор - 10 лет, шуметь начали так, что вызвали усиленный конвой. Боялись, что подсудимых отобьют. Партийному начальству, которое подвело всю сберкассу под монастырь, дали по строгачу. А Галя поехала разматывать срок. Пересылка была в Иркутске.

- До суда я сидела в камере три на три метра, на 12 человек. А в Иркутске нас набили по сотне человек, и вот тут я поняла: детство закончилось.

Хлеба не давали по трое суток. В душ гоняли вместе с мужиками. В камере матерые зечки отбирали у «растратчиц» домашние вещи. А Галя смотрела на это все и ждала, когда она проснется. Но нет, все оставалось по-прежнему. Тот же невыносимый запах тюрьмы. Те же зечки делают наколки  где попало с перечнем имен любовников и сердечками. И та же параша. О ней надо сказать отдельно. Взбираться на нее на глазах у всех Галя не могла. В это сейчас не верится, но она терпела неделями, благо тут как на убой не кормили. На память о том «курсе молодого зека» ей осталась язва желудка.

В феврале из камер повытягивали человек двадцать и повезли в неизвестность. Бараков еще не было. Полтысячи женщин загнали в гигантскую землянку. Спали, не раздеваясь. За тощей хлебной пайкой ходили кучками, а то отберут. Воду, что для женщины важней всего, возили на лошадях в бочках, её все время не хватало. Женщины постарше как могли прятали девчонок от голодных взглядов блатных. И работа. В любую стужу они долбили траншеи. Это они, женщины, построили железнодорожную ветку на комбинат. Как муравьи, вцепившись, таскали рельсы. Делали насыпи. Смолили шпалы.

- Видела в кино фашистские концлагеря. Куда им до ангарской промзоны! Охрана травила нас собаками. Могли на час всю женскую колонну посадить в снег! Какие потом были последствия, вспоминать не хочется.

Стройка начинала принимать более или менее обжитой вид. Появились щитовые бараки, юрты, в 4-й женской зоне, где сейчас «Оргстройпроект», отгрохали клуб на тысячу мест. Выросла и Галя. Она научилась бить в лоб или по другим частям тела назойливых ухажеров. Научилась сама держать удар от голода, придирок «кума», блатной касты. Она надеялась только на себя. Писем не получала, да и писать было некому. А посылку получила лишь раз, в Иркутске. Ровно 18 подмороженных картофелин от мачехи. Теперь ее величали не иначе как Галя-зверушка и единогласно выбрали бригадиром. Очень уважаемая и смертельно опасная должность. Бригадир должен уметь дать норму, не обидеть таких же, как она, фраерих и потрафить блатным. Кто не справлялся, тех находили с разбитой головой или в петле собственного шарфа.

- Меня тоже хотели убить. Я поставила на работу двух подруг блатных. Очень скоро ко мне подошли двое… козырей. Мат-перемат, в воздухе сверкнул нож. Меня спасло то, что я оступилась и упала. Замах прошел мимо, и тут с вышки засвистел часовой. Блатные испарились, а меня еще долго мурыжили: кто там ножом махал? Напротив женской зоны построили дом малютки. Он всегда был битком набит. Зеки обоих полов всегда находили лазейку для свиданий. Через это доставалось бригадиру.

Когда чужачки пытались пройти в зону с моей бригадой, вместе с ними сажали в карцер и меня. Одной посадки никогда не забуду. Закрыли в одних туфельках и шали. В окне стекла нет. Кругом бетон, еще и ночью снег пошел. От жуткого холода я три дня металась по тесному пеналу, а потом месяц лежала в больнице. Но все равно тот карцер мне ноги угробил.

С появлением клуба «жить стало веселей». На «четверке» создали агитбригаду.

- Вообще-то рот у меня никогда не закрывался. Кладу кирпичи - пою. Штукатурю, крашу - заливаюсь. Зеки работу бросали, когда я особенно в голосе была. Коллектив в агитбригаде подобрался что надо. Мария Николаевна, профессор. Вера, немецкая шпионка. Рыжая и конопатая английская шпионка. Причем шпионы настоящие, ненадуманные. Лишь одна попалась… крыса. Красивая такая, но стукачка. Набили ей морду и выгнали. Даже «кум» не заступился.

Со своим мужем Валентином Александровичем Галя познакомилась на строительстве. Каждая бригада норовила перехватить машину с раствором. И бригадир Бардаева с бригадиром Мазуровым слегка пацапались. Но ненадолго.

- Муж у меня был чистым «политиком». Он заканчивал пединститут в Ашхабаде и вместе с компанией студентов загремел на 12 лет «за анекдоты».

Будущий муж взял чернявую красавицу под охрану. Тогда на зоне было просто: нравится женщина авторитету - она его. Один такой авторитетный подкатил к Гале: вечером идешь ко мне. Когда этот кавалер пришел с кодлой, бригадир Мазуров уже его ждал. «О, Валя! Извини, я не знал, что здесь уже забито». Нет, Мазуров не был «законником». Зато он в совершенстве владел борьбой. На зоне, где грубой силой никого не удивишь, настоящий борец считается уважаемым человеком.

- Так мы с ним и работали бок о бок. «Победа», ДК нефтехимиков, ул. Октябрьская. Если видели на фасадах лепнину, так это моя работа. А муж кирпичи клал.

А потом заболел Сталин. Вся зона слушала сводки о его здоровье через репродуктор. И ведь плакали же! Затем грянул бунт, когда славяне «черных» резали. Я это сама видела. После бунта наш лагерь расформировали и 200 женщин перевели в другую зону, в отдельный барак. Там же, по соседству, поселили собранных со всех лагерей «черных». Ночью просыпаемся, а по бараку мужики шастают! 12 «черных» пробрались к нам по теплотрассе. Ох и поорали мы в двести глоток! На следующий день в зоне ни одного «нацмена» не было.

31 декабря 1954 года Галину досрочно освобождают. Замполит лагеря Иночкин чуть не силком хотел направить Галину учиться в московскую консерваторию. Но она уже давно была не той зеленой девчонкой, какой оказалась на суде. Валентин освободился чуть раньше. Они сняли комнату на подселении. На следующий год родился первенец Юра. Мазуровы продолжали строить город, будучи уже вольными. Когда у Галины родился третий сын, она уже была главбухом в СМУ-1. После освобождения дала две подписки о неразглашении, и никто о её прошлом не знал. Даже начальник. Он-то и распорядился, чтобы ему построили дачу «как у Толстого в Ясной поляне». Стройматериалы, по его соображениям, должна была списать Мазурова. Но она отлично помнила, как в юности уже «списала» себе приговор.

- Жалею ли о годах за колючкой? С одной стороны, с мужем познакомилась. Ныне уже покойным. Три сына у нас и девять внуков. С мужем вдвоем построили три дома. Тоже зона научила. С другой стороны, угробленное здоровье. Наверное, ничего так просто в жизни не бывает. Главное, что я это испытание вынесла. Не спилась, не ссучилась, не сломалась. Вот это, пожалуй, мой главный актив в жизни.



Игорь КАРИН



1953 г. Муж уже освободился, очередь за женой. 

Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
ДРОВА.
ДОСТАВКА.
тел. 8-902-764-72-81.

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (47)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)