Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Ещё одна попытка прогноза политической ситуации в области


0

28 января 2014
Количество просмотров: 503
   

Иркутская область в 2014-м: попытка прогноза, Отдел политики Альтернативного информационного агентства Иркутской области (Альтаир)

Почему не прогноз, а всего лишь "попытка прогноза"? Слишком много факторов влияет на социально-экономическое и общественно-политическое развитие каждого из субъектов Российской Федерации. Пружины, мотивы, механизмы, динамика ряда из этих факторов определяются за пределами региона и даже во многом за пределами России. Масштабность и сложность этих факторов делает их предсказуемость весьма условной и, собственно, не входит в задачи региональной (провинциальной) политологии. Иными словами, на макроуровнях всегда возможны серьезные неожиданности. Глобальный форс-мажор, формируя новую реальность, создавая новую атмосферу в политике и экономике на значительных территориях и даже на планете в целом, оказывает, естественно, императивное (безусловное) влияние на региональном уровне. Поэтому говорить о "попытке прогноза" будет точнее, адекватнее, чем о прогнозе, как таковом.

Кроме того, чтобы хоть в какой-то степени определить алгоритм (общую, недетализированную тенденцию развития) социально-политических процессов, необходимо хотя бы сжатое рассмотрение ситуации, сложившейся к началу 2014 года. Собственно, уже акценты, расставленные при таком рассмотрении, определяют ход рассуждений, основные мысли и ожидания в отношении будущего. Рассмотрим ситуацию в Иркутской области по нескольким направлениям, "узловым вопросам". При этом такое важное (можно сказать, ключевое) направление, как сценарий развития региональной экономики, все же не станет объектом для отдельных рассуждений, а будет присутствовать в фоновом режиме, в контексте других событий. Причина все та же - явно не региональный масштаб и генезис данной проблемы. Можно лишь ограничиться общей, бесспорной и, прямо говоря, банальной оценкой: усиление кризисных явлений в экономике будет - в той или иной степени - дестабилизировать общественно-политическую ситуацию, а относительная стабильность в экономике равнозначна стабильности в политике. Основное же внимание уделим локальным (даже точечным), но весьма острым и важным для Прибайкалья событиям.

Весьма актуальны и некоторые из федеральных тем регионального звучания. Конкретно для Иркутской области - например, судьба Байкальского ЦБК, мероприятия в связи с заполнением ложа Богучанского водохранилища, экологическая ситуация в крупных городах. Для Иркутской области в числе остальных субъектов РФ - критерии эффективности работы регионального руководства (уровень обеспеченности населения медицинской помощью, детскими садами, в определенной степени - демографическая и криминогенная ситуация и т. д.). Здесь, как и в других регионах, остаются проблемы, причем иногда значительные, однако их общая динамика пока не ставит на повестку дня вопрос для федеральной власти о серьезных "оргвыводах" в отношении руководства Иркутской области. Скорее наоборот, как уже сказано, действия нынешнего губернатора вызывают там осторожный оптимизм и одобрение.

Устойчивости регионального руководства (прежде всего, губернатора Сергея Ерощенко) на федеральном уровне в 2014 году вряд ли угрожают серьезные риски. Правда, как уже сказано, в такую оценку не заложены так называемые глобальные форс-мажоры, появление и развитие которых, во-первых, не зависят от провинциальной элиты, а во-вторых, окажут воздействие не только на Иркутскую область. Не учитывается и вероятность фатальных (трудно- или вообще необъяснимых) ошибок местного уровня, что называется, на ровном месте. Хрестоматийный пример такой ошибки - действия губернатора Дмитрия Мезенцева в отношении выборов мэра Иркутска в начале 2010 года. Если ничего подобного не случится, то губернатор Сергей Ерощенко останется на хорошем счету и, более того, вполне может усилить свои позиции в федеральных инстанциях.

Не исключено, что в экспертном сообществе будут продолжены разговоры о желательности для Ерощенко "повысить собственную легитимность через проведение прямых выборов губернатора". Однако в декабре 2013 года глава Прибайкалья публично заявил, что не видит необходимости форсировать события в этом направлении. Логика такой позиции очевидна: с одной стороны, Сергей Ерощенко доказал свою популярность у избирателей, эффективно поддержав список кандидатов "Единой России" на прошлогодних выборах в Законодательное собрание и тем самым существенно повысив результат "единороссов"; с другой стороны, "овчинка не стоит выделки" - как показала практика "отфильтрованных" губернаторских выборов в 2012-2013 годах, их популярность у большинства избирателей невысока и, соответственно, заметного разрыва в легитимности между назначенными и, условно говоря, прошедшими через выборы губернаторами нет. В неофициальном порядке к точке зрения "Либо уж настоящие выборы губернатора, либо, как и прежде, "наделение полномочиями", т. е. назначение, а невнятные "выборы с фильтром" не нужны" склоняются многие представители малых партий.

Больше подвижек может быть в структуре и персональном составе регионального правительства. Уже несколько месяцев в неофициальном порядке обсуждается модель, при которой должности губернатора области и председателя областного правительства впервые в постсоветской истории Прибайкалья будут разделены. Здесь, разумеется, тоже есть своя логика. Во-первых, такое разделение позволяет снять с губернатора - главы и высшего должностного лица государственной власти области - часть функций оперативно-тактического характера, которые создавали режим чрезвычайной рабочей загруженности и тем самым мешали системности и даже (в психологическом восприятии) весомости губернаторской должности. Предполагается, что при разделении постов губернатор сосредоточится на стратегических вопросах и представительских функциях, сохраняя за собой общий контроль над правительством региона. В то же время губернатор в таком случае снимает с себя персональную ответственность за деятельность правительства, что приобретает особую актуальность в условиях экономического кризиса.

В то же время разделение постов губернатора и главы правительства позволит депутатам Законодательного собрания более критично оценивать работу исполнительной власти региона и даже выдвигать предложения по кадровым вопросам. Задача губернатора в этих условиях ограничить появление у депутатов ЗС новых возможностей "фактором участия" - представительная власть в большей степени должна разделить ответственность за положение дел в регионе, а не сводить свои обязанности к довольно комфортному статусу "народных заступников" и "пламенных трибунов". В принципе такое "приглашение к участию" - тонкий, многослойный маневр, с большой степенью вероятности приводящий у к усилению устойчивости губернатора и, главное, к повышению качества регионального менеджмента, но не мгновенно, а через определенный отрезок времени.

Кроме того, "раздвоение" руководства исполнительной государственной власти Иркутской области позволяет решить и тактические, сиюминутные задачи. В неофициальном проекте новой структуры областной власти сказано лишь о председателе правительства и о вице-губернаторе. Таким образом, упраздняется нынешняя структура, когда у губернатора - председателя правительства имеются два заместителя. Возможно, уход с должности одного из первых замов - Владимира Пашкова, два месяца пребывавшего в "предотставочном" состоянии, произошел именно в преддверии таких изменений. При этом невелика вероятность назначения другого первого заместителя - Николая Слободчикова - на должность главы правительства. Слободчиков - без сомнения, ближайший соратник и абсолютный единомышленник Сергея Ерощенко, выполняющий, кроме прочего, функции политического планировщика. Поэтому было бы странным назначать Николая Слободчикова на ответственный, но политически уязвимый пост главы правительства (что-то вроде "мальчика для битья"). В предлагаемом проекте Слободчиков - скорее вице-губернатор.

На пост главы правительства вероятно назначение кого-то из нынешних министров. Один из вариантов, несмотря на внешнюю сенсационность, - министр жилищной политики и энергетики Евгений Селедцов, другой - нынешний заместитель председателя правительства, министр строительства и дорожного хозяйства Михаил Литвин. Не исключено, что премьером станет депутат ЗС, влиятельный в корпоративной сфере, - например, "русаловец" Александр Балабанов или "региональный аксакал", олигарх уровня "регион - федерация" ("река - море") Игорь Гринберг. Кроме того, дополнительные возможности для кадровых решений открывает предполагаемое упразднение должностей заместителей губернатора (заместители останутся только у председателя правительства).

Но именно тонкость, многослойность, сложность и, что тоже немаловажно, непривычность ("диковинность") затеи с разделением постов для местной (региональной и муниципальной) элиты могут затруднить решение о смене структуры исполнительной власти региона и даже привести к отказу от подобной новации. Да, в ряде регионов РФ должности губернатора и главы правительства разделены. Но там, где этого не сделано до сих пор (включая Иркутскую область), у такой реформы могут быть побочные последствия. Начать с того, что подобные изменения требуют значительных поправок в Устав Иркутской области. Принятие таких поправок требует квалифицированного большинства (две трети) голосов в ЗС. Само по себе достижение такого результата вполне возможно (даже фракция КПРФ может не выступить против). Но длительное обсуждение вопроса, смысл которого непонятен большинству жителей региона (а без длительного обсуждения не обойтись в любом случае), может привести к негативному эффекту в политической сфере.

Однако куда серьезнее другой аспект, другое следствие "громоздкости" проекта по разделению постов губернатора и председателя регионального правительства. Возникает вероятность так называемого раздвоения властного импульса, административно-командного сигнала сверху вниз. Как уже отмечали некоторые из иркутских экспертов, в управленческих кругах должны четко понимать, кто для них главный, знать, что в Иркутске для области существует единственный центр, единственная инстанция принятия значимых решений. Это особенно актуально в условиях фрагментированности и своеволия иркутской элиты, воспринимающей любое уменьшение концентрации власти как проявление слабости, наступление "вольницы" и возможность для активизации интриг и борьбы за корректировки в балансе властей. Частично эта угроза парируется фактическими отношениями между губернатором и главой правительства - в случае, если, несмотря на некоторую дистанцированность друг от друга в публичном пространстве, их союз будет крепким и (или) областной премьер сам по себе ни в коем случае не будет восприниматься как вероятный сменщик губернатора.

Попытка прогноза развития политической ситуации в Иркутской области касается не только руководства исполнительной власти (прежде всего, губернатора и верхнего звена в правительстве), о котором шла речь в предыдущем обзоре, но и следующих эшелонов регионального менеджмента. Что касается Законодательного собрания, то в нем после выборов 8 сентября 2013 года сложилось довольно прочное равновесие между группами интересов. С одной стороны, имеется довольно внушительная группа "обиженных" - это депутаты, имевшие в прошлых созывах высокие должности на освобожденной основе. С другой стороны, у потенциального недовольства нет четкого знаменателя, объединяющего как мотивы, так и явного, бесспорного лидера. По ряду причин бывший спикер ЗС Виктор Круглов вряд ли сможет в нынешних условиях стать полномасштабным лидером внутренней оппозиции и тем более вернуть себе и своим сподвижникам утраченные посты в государственной иерархии. Никто из других представителей конгломерата "недовольных" пока не делает заявки на лидерство, т. е. не идет на политическое обострение.

Следует обратить внимание на сугубо корпоративно-личностный и кулуарно-закулисный характер внутренней оппозиции во фракции "Единая Россия". По форме все сводится к "ворчанию за глаза". До сих пор нет стратегически-идеологического знамени - скажем, программного, идеологического выступления. В компактно-доступной форме раскрывающего как негатив ("с чем мы не согласны"), так и позитив ("что мы предлагаем и можем сделать сами"). Речь идет не о частных, фрагментарных разногласиях, а о стратегических расхождениях. Пока такого документа (как и человека, взявшего на себя ответственность публично подписать его) нет, говорить об оппозиции как серьезной силе, а не группе с банальными намерениями "поставить Ивана вместо Петра, а финансовые потоки развернуть в другую сторону" не приходится.

К тому же планам оппозиции, в том числе в ЗС, мешает публичная активность и управленческая динамичность губернатора Сергея Ерощенко, прочно захватившего политическую инициативу. К тому же фракцию "ЕР" цементирует большой вклад главы региона в повышение результата "Единой России" на выборах в ЗС осенью 2013 года. Кроме того, кризисные проявления в региональной экономике не достигли критического рубежа, когда они начинают существенно влиять на популярность и политическую прочность губернатора и правительства. Поэтому арсенал возможных действий внутренней оппозиции невелик и напрямую зависит от успешности действующей власти. Оппозиция вынуждена временно "сушить весла" и ждать ухудшения ситуации и (или) фатальных, грубых промахов, ошибок со стороны губернатора. Мало того, даже в таких условиях политическая активность оппозиции в "Единой России" всегда может быть ограничена окриком из Москвы.

В этих условиях особый интерес вызывает ситуация в очевидных "точках нестабильности" - руководстве крупных городов Прибайкалья: в Иркутске и особенно в Ангарске и Братске. Следует отметить ряд обстоятельств, как сближающих, так и отдаляющих характеристики ситуации в каждом из этих городов. Во-первых, в Иркутске и Братске точно, а в Ангарске с высокой степенью вероятности в сентябре 2014 года состоятся выборы в местные думы (для Ангарска имеется в виду районная, а не городская дума). Во-вторых, как и во всех российских городах, эти выборы будут проходить в условиях серьезного перераспределения полномочий между региональной и муниципальной властью. Городские муниципалитеты отныне лишены рычагов влияния на сферу образования и здравоохранения и, соответственно, потеряли львиную долю административного ресурса в избирательных кампаниях. Как следствие, изменились и возможности депутата городской думы - теперь депутатский мандат вряд ли интересует представителей образования и здравоохранения. А именно они до сих пор составляли едва ли не большинство в городских думах.

Частично утрачено влияние муниципалитетов на сферу бизнеса - речь, прежде всего, об Иркутске, где распределением земельных участков занимается теперь в основном правительство области. Правда, в качестве некоторой компенсации города получили право формировать собственные дорожные фонды, причем значительного объема. И все-таки изменение ситуации по сравнению с прошлыми выборами в думы крупных городов очень велико, хотя еще и не осознано в полной мере многими из активных участников политических процессов в регионе.

Выборы в думы Иркутска и Ангарского АМО пройдут по мажоритарной системе, без использования партийных списков. В Братске вероятность выборов по смешанной системе сохраняется, но не гарантирована. О "политическом наперсничестве" партии "Единая Россия", меняющей правила выборов в зависимости от собственных шансов, говорилось много. Тем не менее малые партии даже в таких условиях намерены участвовать в избирательной кампании. Хотя поначалу, сразу же после отмены так ни разу и не задействованных норм о партийных списках, обсуждалась и возможность бойкота выборов. Вообще, отмена партийных списков в отношении крупных городов с их относительно развитой политической инфраструктурой является более вопиющим абсурдом, чем даже такая же отмена в отношении регионов в целом. Муниципалитет муниципалитету рознь, и если в селе или в поселке выборы с использованием партийных списков действительно небесспорны, то, например, для Иркутска или Братска это абсолютно уместная система.

Важным отличием между Иркутском, с одной стороны, и Ангарском, Братском, с другой, является разная глубина политического кризиса и разный уровень легитимности городского руководства. В Иркутске мэр избран всенародно, эта норма не отменена и поныне, а вопрос о потере кворума городской думой не возникал, что называется, даже на горизонте. Напротив, в Братске, где задействована модель муниципального тандема "сити-менеджер (глава администрации) - думский мэр" очевидна низкая легитимность власти. Получается, что ни главу администрации Елену Гольцварт, ни мэра Константина Климова избиратели не выбирали на эти должности. В Ангарске конфликт еще больше заострен и запутан в связи с явно ошибочным, хотя и соответствующим букве закона разделением на Ангарское городское поселение и Ангарское муниципальное образование. Следует отметить ряд других особенностей в крупных городах Прибайкалья.

Иркутск. Несмотря на упомянутое перераспределение полномочий, конкуренция на выборах депутатов городской думы в сентябре с. г. ожидается острой, дефицита влиятельных кандидатов не предвидится. Двумя ведущими группами участников в корпоративном поле, вероятно, будут предприниматели в сфере строительства и ритейла (крупные торговые сети). Одним из интересных моментов может стать "рокировка в семье Красноштановых". Если Алексей Красноштанов, в прошлом депутат городской думы, теперь избран в областной парламент, то его сын Дмитрий, напротив, отработав пять лет в ЗС, теперь будет баллотироваться в думу. Попытается расширить влияние на городском уровне наиболее активный в политическом отношении ритейлер - депутат ЗС Нина Чекотова.

Вместе с тем значительное влияние на предстоящие выборы окажут губернатор Сергей Ерощенко и мэр областного центра Виктор Кондрашов, причем их кадровые заявки не просто не совпадают, а, скорее, противоречат друг другу. Отсюда возможны коллизии внутри регионального и городского отделений "Единой России", где преобладает влияние главы области, а также в региональном отделении Общероссийского народного фронта (ОНФ), где, наоборот, "правит бал" внутренняя оппозиция в "ЕР". В частности, губернатора устраивают в политическом отношении далеко не все из собственников строительного бизнеса, работающих в Иркутске. Как уже сказано, разрыв между административными возможностями губернатора и мэра увеличился в пользу первого.

Активность избирателей на выборах в думу Иркутска наверняка не превысит 15 процентов, хотя некоторое повышение явки может произойти, если к этому времени в избирательные бюллетени будет возвращена графа "Против всех". В связи с низкой явкой возрастает и без того немалая роль финансовых ресурсов и политических технологий.

Братск. Губернатор смог сгладить острый конфликт в городском руководстве, но ценой компромисса между его участниками. С одной стороны, депутаты, заявившие о сложении полномочий, забрали свои заявления. Как следствие, удалось принять бюджет и программу развития города на 2014 и 2015-2016 годы. С другой стороны, решено не форсировать прямые выборы мэра, на которых настаивают "думский мэр" Константин Климов и его сторонники. Областное руководство приняло такой вариант еще и потому, что сейчас нет оптимальной кандидатуры от "Единой России" на должность градоначальника Братска. Первый заместитель главы областного правительства Владимир Пашков отказался от участия в выборах. Экс-мэр Братска, ныне заместитель губернатора Сергей Серебренников, главная задача которого - урегулировать политический кризис в "северной столице", растерял прежнее влияние и может проиграть - во всяком случае, если выборы будут назначены на ближайшее время.

В публичном пространстве политический конфликт происходит, прежде всего, между мэром Константином Климовым и главой администрации Еленой Гольцварт, однако основой кризиса являются неофициальные противоречия между двумя группами интересов в бизнес-кругах Братска. Елену Гольцварт поддерживает, прежде всего, Александр Гаськов, а Константина Климова - Андрей Чернышев, Александр Демидов и еще несколько предпринимателей. Дополнительную остроту сентябрьским выборам в городскую думу обеспечат довыборы в Законодательное собрание по округу № 10, где в прошлом году победил Виталий Шуба, однако вскоре он был делегирован в Совет федерации.

Ангарск. Затяжное противостояние в Ангарске дополнительно обострилось после сложения депутатских полномочий тремя депутатами думы АМО. Теперь с большой долей вероятности дума, потеряв кворум, будет распущена, а в сентябре пройдут досрочные (на год раньше истечения срока депутатских полномочий) выборы. Следует отметить, что все три с половиной года нынешнего созыва думы АМО были потрачены на "выяснение отношений", то есть использованы непродуктивно.

Основу конфликта в Ангарске составляют, прежде всего, два фактора. Во-первых, крайняя "остроугольность" (недоговороспособность на грани неадекватности) нынешнего главы Ангарска Владимира Жукова. Тем не менее осенние выборы в думу АМО могут быть совмещены с прямыми выборами районного мэра, а им может оказаться не человек Жукова. Кроме того, в связи с возбуждением ряда уголовных дел Следственным комитетом не исключены серьезные перемены и в руководстве Ангарского городского поселения.

Во-вторых, в последние годы от руководства городом и районом оттеснена большая группа интересов, сконцентрированная, в основном, вокруг нескольких строительных компаний и хлебо-кондитерской фирмы "Каравай". В персональном плане это, прежде всего, Сергей Петров, Александр Быков, Давид Татулашвили и, теперь уже в меньшей степени, бывшие мэры города и района Евгений Канухин и Андрей Козлов. Несмотря на ряд претензий со стороны областной власти и к этим кругам, в настоящее время в Ангарске нет другой силы, способной сменить Жукова и его сторонников "у штурвала", а затем более-менее эффективно решать муниципальные проблемы.

Может показаться, что губернатор и правительство области недостаточно решительны, чтобы преодолеть политический кризис в руководстве крупных городов. Однако, во-первых, государственная власть, согласно Конституции, имеет весьма скромные возможности по вмешательству в дела местного самоуправления. Во-вторых (и это, пожалуй, важнее, чем во-первых), "махать шашкой", "всех построить" - значит в который раз подтвердить, что у нас, в России, власть только у старшего начальника, или, проще, "царя", "князя" в отношении младших начальников. Царь топнул ногой - дело сдвинулось, а иначе - разброд и междоусобицы. Получается, что даже городские сообщества с их развитой политической структурой, широкой возможностью выбора во всех сферах жизни не могут сами установить порядок в местной администрации и думе. Действуя осмотрительно, используя свою власть в разумных пределах, губернатор тем самым оставляет Ангарску, Братску, Иркутску последний шанс проявить самостоятельность. Не смогут - значит, порядок установят сверху, из "большого серого дома". Но это будет порядок как на политическом кладбище - и не только для отдельных персонажей, но и для последних иллюзий, что в России возможна демократия.

27.01.2014, Газета Байкальские вести
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 32, 34,
91, 80, 88 кв.,
пос. Старица
Тел. 52-29-55. ___________________________
Продам дачу в Китое.
8соток.
Дом подходит
для зимнего проживания.
Ангарская прописка.
Тел. 8-904-155-97-71 ___________________________
Прошу откликнуться
РОБЕРТУС
Серафиму Антоновну
1928 г.р
или лиц, знающих о её
местонахождении.
Для решения квартирного вопроса
тел. 8-924-622-72-07

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (143)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)