Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Украине надо бы почитать Карла Маркса


0

19 мая 2014
Количество просмотров: 2569
   

Украине надо бы почитать Карла МарксаКарен Шахназаров: «Властям Украины почитать бы Маркса»
Генеральный директор киноконцерна «Мосфильм», кинорежиссер, народный артист России считает, что современникам трудно понимать истинный смысл происходящих событий

Сергей Шаргунов: - Здравствуйте, друзья! С вами «Свободная Пресса», с вами Сергей Шаргунов. Сегодня у нас в гостях Карен Георгиевич Шахназаров, режиссер, сценарист, продюсер, народный артист России, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм». Карен Георгиевич, мы вас приветствуем.

Карен Шахназаров: - Спасибо. Взаимно.

С.Ш.: - Наверняка, вы следите за происходящим на востоке, юге Украины, где продолжаются боевые действия. И кажется, становятся все более будничными сообщения о том, что здесь застрелили человека, там погибло несколько человек, тут. Ваши ощущения? Куда все это движется? И чем, в конечном итоге, может обернуться?

К.Ш.: - Пока есть ощущение, что ситуация движется в сторону полнокровной гражданской войны: число жертв нарастает, столкновения становятся более ожесточенными. Видимо, это уже происходит, в значительной мере, вне компетенции каких-то властей. Как всегда бывает в таких случаях, появляются лихие люди, отряды, полевые командиры. И то, что, в общем-то, Украине свойственно, мы знаем из истории гражданской войны самая кровопролитная…

С.Ш.: - ее часть происходила именно на Украине.

К.Ш.: - Да. К моему сожалению, на сегодняшний день есть угроза и распада Украины. Это – худший вариант сценария. Конечно, это обусловлено, на мой взгляд, бессмысленной политикой тех, кто в Киеве заседает. И, видимо, давлением их хозяев, что абсолютно уже очевидно…

С.Ш.: - Это не какой-то специфический украинский менталитет, а, в первую очередь, последствие того, что случилось совсем недавно. Или, все-таки, основания для этого конфликта были заложены достаточно давно?

К.Ш.: - Сейчас очень много комментариев: Украина и происходящие здесь события в центре внимания. На самом деле, я вообще придерживаюсь точки зрения, что нам, современникам, всегда очень трудно, вообще невозможно понять истинный смысл событий. Сейчас на наших глазах свершается история. Мы всегда понимали, что есть две Украины: Восточная и Западная. И действительно, видимо, этот конфликт в определенной мере обусловлен вот такими противоречиями. Но, с другой стороны, когда произошел переворот, конечно, он был спровоцирован и прямым вмешательством в дела Украины. Фактически западные части узурпировали власть в Киеве. Те, кто сидят в Киеве, по всем их устремлениям – представители Западной Украины. Поэтому очевидно, что при отсутствии какой-то легитимности, законности так события и развиваются.

С.Ш.: - Самый сложный, как мне кажется, вопрос: что делать в этой ситуации России? Потому что мнения здесь разнятся. Так сказать, либеральная часть общества полагает, что вообще надо было с самого начала все и всех признать. Другие, наоборот, считают, что Россия должна ввести войска и таким образом положить предел кровопролитию. Ваш взгляд?

К.Ш.: - Я думаю, что ситуация для России сейчас сложная. У нас часть общества солидаризируется с той властью, которая сегодня находится в Киеве. Здесь основной тезис, что ради единства страны действительно необходимо применять силу. И на это есть права. Я согласен, что ради единства страны в борьбе с сепаратизмом порой надо применять самую жесткую силу, и в этом нет сомнений. Но это может делать законно избранная власть. И в этом смысле доводы либеральной части нашего общества очень слабые. Потому что законно избранной власти в Киеве нет. Власть, которая сегодня в Киеве, не имеет никакого права применять оружие против кого-либо в стране. Поэтому, что делает Россия? Я думаю, пока Россия в определенной степени ведет себя правильно. В определенной степени это – выжидание. Конечно, было бы правильно помогать Юго-Востоку хотя бы гуманитарно. На это есть все основания. Наверное, самое правильное – выжидать, какую-то выжидательную позицию занимать. Потому что ситуация сложная. Трагедия Украины заключается в том, что на самом деле никто, кроме России, Украине не может помочь. Реально никто не может помочь Украине. То есть навести, что называется, порядок…

С.Ш.: - Экономически?

К.Ш.: - И экономически. Но весь вопрос в том, что России просто не дадут этого сделать, как называется, партнеры западные, поскольку Украина стала центром борьбы между Западом и Россией.

С.Ш.: - Как вы думаете, можно ли отыграть нынешнюю кровопролитную историю немножко назад? Может ли возникнуть какое-то пространство для переговоров? Грядущие 25 мая президентские выборы внесут какую-то уверенность?

К.Ш.: - Я не представляю, как можно избирать президента в таких условиях. Понятно, что Юго-Восток фактически не будет голосовать. В стране идет гражданская война, в таких условиях о какой вообще легитимности при выборах президента может идти речь? Ведь в нынешней Украине фактически нет Конституции. А что, какие полномочия будут у президента? Что может быть? Я думаю, единственная возможность реально создать законную власть на Украине – провести, прежде всего, выборы в парламент, причем с условием, что никто из нынешних депутатов не будет в них принимать участие. Как бы начать с нуля. Провести эти выборы, потом принять Конституцию и уже потом избирать президента. Тогда может возникнуть законная власть.

С.Ш.: - Считается, что Верховная Рада частично легитимна. Но с другой стороны, мы же видим, как они голосовали с точностью до наоборот по отношению к своему предыдущему решению.

К.Ш.: - О какой частичной легитимности Рады может идти речь, которая практически нарушила все конституционные нормы страны? Поэтому в этом смысле, мне кажется, Рада должна быть переизбрана. Причем именно с условием, что никто из депутатов не будет принимать участие в этих выборах, а придут совсем новые люди.

С.Ш.: - Кстати, очень интересный вопрос, где брать этих новых людей? Вопрос, конечно, острейший для Украины, где набор политиков невелик. Но в какой-то степени, мне кажется, актуальный и для России.

К.Ш.: - Новые люди сейчас на Украине, как всегда видно в такие периоды, появятся. На Юго-Востоке появляются совсем новые лица. И я должен сказать, это такие серьезные люди. Они вполне могут занять очень весомые места в политической жизни Украины. На Юго-Востоке на самом деле происходит революция. И — настоящая. Здесь не то, что было в Киеве. Потому что в Киеве был переворот. А на Юго-Востоке - революция. Революция всегда выдвигает новых людей. И, как правило, эти люди - энергичные, способные на решительные поступки. Мне кажется, сейчас такие люди на Украине появятся. А у нас…

С.Ш.: - Многие мои знакомые, может быть, идеалистически надеются, что будущая Новороссия, если такой субъект возникнет, пойдет каким-то другим и социально-экономическим, и смысловым путем. Насколько это возможно отказаться от олигархических проектов, перейти к более справедливому устройству жизни?

К.Ш.: - Как я понимаю ситуацию, проблема Украины в том, что там к власти пришла компрадорская буржуазия. Поскольку я учился еще в советских учебных заведениях, я - марксист, хорошо знаю, помню изученное. Вообще не мешало бы нынешним властям на Украине почитать Маркса. Там все очень правильно. Не случайно Маркс сейчас так популярен на Западе, да и в Европе. К чему я говорю? Эта компрадорская буржуазия, которая связывала и связывает свое будущее с иностранными, с зарубежными интересами. Это была проблемой и России. Но в России появилась и национальная буржуазия. В определенной степени наш президент содействовал тому, что позиции российской компрадорской буржуазии, хотя она существует все равно, но ее позиции ослабли: у нас появилась национальная буржуазия, у которой уже интересы связаны именно с интересами своей страны. То есть их личные интересы совпадают с интересами страны. И это совсем принципиально другая ситуация, чем на Украине. На Украине этого не произошло в силу разных причин. Поэтому я думаю, что такой сценарий, если вдруг возникнет Новороссия, вполне возможен, конечно.

С.Ш.: - Некоторые люди, да и я в их числе, подумали о том, что после воссоединения с Крымом в обществе возникла большая энергия, наблюдается патриотический подъем…

К.Ш.: - Очевидно, конечно.

С.Ш.: - Это может быть направлено на переустройство страны, обновление и, в том числе, на изменение социально-экономических основ. Уход от сырьевой модели, переход к производству, к развитию? По вашему ощущению, это романтический взгляд?
К.Ш.: - Нет, это вполне реально. На мой взгляд, у России просто нет другого выхода, как действительно развивать, проводить новую индустриализацию и, конечно, это возможно. Вы знаете, у нас так пренебрежительно говорят о сырьевой экономике. Но надо понимать, что такое сырьевая экономика? Сырьевая экономика – газ, нефть. Вообще гигантские технологии... Поэтому не следует так пренебрежительно к этому относиться. Надо развивать, строить трубопроводы. И потом в России, все-таки, сырьевая экономика – национальная. У нас сохранилась именно национальная индустрия.

С.Ш.: - Многие, кстати, задаются вопросом, а не стоит ли забрать в государственные руки стратегические отрасли экономики, включая сырьевую базу?

К.Ш.: - Вы знаете, это уже вопрос такой принципиальный. Мы, все-таки, капитализм строим, или - что? Я не думаю, что возможен возврат к советской системе экономики.

С.Ш.: - А смешанная модель, сочетание рынка и, тем не менее, присутствие государства?

К.Ш.: - Присутствие государства, разумеется. На самом деле и на Западе государство все больше и больше присутствует в экономике. Сегодняшний капитализм совсем другой, чем капитализм XIX века, периода Маркса, Энгельса, Ленина.

С.Ш.: - При этом в России по-прежнему в достаточно прижатом состоянии частный сектор, средний, малый бизнес. Люди чувствуют налоговое давление.

К.Ш.: - Вот проблема, да? Ведь для России вообще впадение в капитализм, то, как оно происходило в 91-ом году, люди вообще не понимали ничего. Надо понимать, что, допустим, в Америке, в Европе где-то столетия нужны были… Там воспитаны, там предпринимательство, там понимание есть на уровне простых граждан. Наши граждане это в начале 90-х годов вообще не понимали, – как, что, с чем есть. Я должен сказать, сейчас наблюдаю, возникает этот класс новый – предпринимателей. Причем таких ребят, которые с нуля что-то сделали, создали. Естественно, им надо помогать путем каких-то налоговых льгот. И вообще дать возможность делать это быстро и достаточно эффективно.

С.Ш.: - Многие задаются вопросом, и среди них наши читатели, куда дальше будет двигаться Россия? Вы чувствуете ее усиление, выход к каким-то стратегическим горизонтам? Это вопрос, в том числе, о последовательности курса. Очень часто кажется, что сначала он идет в одну сторону, потом в другую направляется руль. И все оказывается мало предсказуемо.

К.Ш.: - У меня лично двоякое мнение. С одной стороны, я думаю, что у России перспективы совершенно потрясающие. Во-первых, давайте заметим, что Россия впервые за всю свою долгую историю действительно разбогатела. Исторически все время говорили о богатствах страны, но вообще Россия всегда была очень бедной страной. Потому что в прошлые века главным богатством было сельское хозяйство. А Россия – холодная страна, у нас очень тяжелый климат. И как раз в этом смысле России конкурировать с Италией и Европой Западной, где совсем другая ситуация климатическая и географическая, очень трудно было.

Но сегодня случилось то, что наши богатства, которые деды, прадеды завоевывали, они работают. Вот газ работает, нефть. В XIX веке нефть никому не нужна была. Тем более, российская нефть, достаточно дорогая. Сегодня это случилось. Значит, это огромное преимущество вообще, ресурсы наши. Второе – это, конечно, местоположение. Потому что за последние 20 лет вырос Дальний Восток, Китай, все эти страны. Это действительно стало таким гигантским индустриальным кластером. Россия находится в необыкновенно выгодном географическом положении, которое может дать ей возможность диктовать свои какие-то определенные условия в мире. Но проблема в том, что это понимают и те, кого Владимир Владимирович так деликатно называет, «партнерами, коллегами». Никому среди наших западных «партнеров» не выгодно усиление России. Поэтому, конечно, здесь, я думаю, будет предпринято все, чтобы не дать ей такой возможности. И в определенной степени, Украина – это уже первый шаг. Потому что все равно это нас ослабляет.

С.Ш.: - Если говорить об отношениях с «коллегами», угроза санкций и возможность дальнейшего обострения отношений с Западом вас тревожит?

К.Ш.: - Вообще это серьезная угроза. Не надо преуменьшать эту угрозу, и я не сторонник шапкозакидательства. Потому что Запад – это как бы там кризис он переживает – не кризис... Мы все знаем «Закат Европы» Шпенглера и прочего. Она, может, и закатывается, но такие закаты происходят на протяжении столетий. Такого никогда не было: сейчас Европа – мощная, единая сила с огромным интеллектуальным потенциалом, с экономикой. Поэтому, конечно, пренебрежительно относиться к этому не следует. И я думаю, что главная наша проблема – это то, что у нас, в общем, нет очевидных союзников.

С.Ш.: - Даже на постсоветском пространстве?

К.Ш.: - На постсоветском они, разумеется, есть. Но, понимаете, тут ведь вопрос такой: в периоды глобальных геополитических столкновений союзники могут тоже себя вести по-разному.

С.Ш.: - Но вот сейчас активно дебатируется в обществе тема: «А кто мы такие? Какова должна быть культурная и идейная самоидентификация?» Мы все-таки Европа? Мы – Евразия? Или мы уникальный цивилизационный проект? Ваш взгляд на это?

К.Ш.: - Я думаю, что мы – действительно Евразия. Конечно, мы – часть Европы. Но мы, скажем так, другая Европа. Так и Тойнби считал, и Шпенглер, кстати, по-моему, что русская цивилизация – это отдельная цивилизация. Она, конечно, близка к западной, к романо-германской, единый корень христианский, но все равно в определенной степени это – что-то другое. И в этом нет никакого расизма, ни самоуничижения. У нас вот всегда воспринимается: «Ну что, вот вечно мы другие. Вот мы не такие. Почему же мы не такие?» Слушайте, вот китайцам и в голову не приходит комплексовать на этот счет. Китай – это отдельная цивилизация. Любой китаец это знает. И он абсолютно не комплексует по поводу того, что он не принадлежит к романо-германской цивилизации или там индийской, которая тоже является самостоятельной, действительно великой цивилизацией. Ничего в этом такого нет. И это не значит, что надо обособляться, просто надо понимать это и все. В этом нет ни расизма, ни идеи превосходства, ни идеи унижения национального. Просто это так.
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 32, 34,
91, 80, 88 кв.,
пос. Старица
Тел. 52-29-55. ___________________________
Продам дачу в Китое.
8соток.
Дом подходит
для зимнего проживания.
Ангарская прописка.
Тел. 8-904-155-97-71 ___________________________
Прошу откликнуться
РОБЕРТУС
Серафиму Антоновну
1928 г.р
или лиц, знающих о её
местонахождении.
Для решения квартирного вопроса
тел. 8-924-622-72-07

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (135)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)