.
,

Заговоренный китель


0

11 марта 2010
Количество просмотров: 903
   

Заговоренный кительНа днях отметила свое 90-летие ангарчанка Валентина Николаевна ТВЕРИТИНА. Старожил и фронтовичка, которая в 1943 году встречала свой день рождения во время капитуляции немцев под Сталинградом, до сих пор хранит военный китель.

Разговор со старожилом и историческим человеком проходил в совершенно уникальной обстановке. 90-летний юбиляр не отхлебывала чай из блюдечка и не рвалась, шелестя грамотами, доказывать свои заслуги. О боевых орденах на полувоенном кителе (пошитом уже после войны) вспоминала скупо. И все время вполглаза поглядывала в телевизор. А там (ей-Богу, не вру!) без конца крутили не мыльную лабуду, а хоккейные матчи! Мы квартирой не ошиблись?

- Главное, что я не ошиблась, когда решила не искать в себе болезней, - говорит Валентина Николаевна. - Если не считать ранений, лишь один раз ангиной болела. Любила плавать, на коньках кататься, водила машину, мотоцикл. Отлично сидела на коне. Правда, сейчас вот это (кивок на тросточку) мешает. Ноги стали болеть. Дали о себе знать перебитые на войне кости.

Она рано, в 19 лет, вышла замуж за кадрового военного врача. А через два года, когда часть, где служил её Василий Иванович, отправили на фронт, перед ней даже выбор не стоял. Подруги отговаривали: оставайся в тылу. Валя отвечала: «Счас! Жена я ему или не жена?» Её снова отговаривали: «Муж, хирург медсанбата, будет лечить в десятке километров от фронта, а ты со своим санвзводом будешь ползать по передовой и под обстрелом раненых собирать. Тебя же сто раз убьют!» Однако Валя, нюхавшая порох пока только в тире, лишь отшучивалась и собирала вещи. И даже потом, когда её сто раз убивали и было сто возможностей уехать к маме в Тулун, она осталась верна своему слову и своему Василию Ивановичу, с которым прошла всю войну.

Сформированную 64-ю стрелковую дивизию кинули на Сталинград. Здесь командир санвзвода лейтенант Тверитина плакала первый и последний раз. Не в бою. Выскочила за кипятком и чуть не отстала от эшелона. Стыдно было!
- Больше слёз не было. В сталинградской мясорубке я остервенела, что ли. Ночью переправляешься на плотах под обстрелом к Мамаеву кургану. Обратно, тоже ночью и тоже под обстрелом, на плотах везешь раненых. Плоты в клочья. Ты в тяжелых сапогах тонешь. Люди орут. Вода вперемешку с кровью и нефтью, а поверху осколки секут. То купание в Волге мои слезы и высушило.

Первый осколок она получила в Сталинграде. Прибежала в штаб перевязывать разведчика, а тут ахнула мина. Успела перевязать себя, разведчика, очнулась лишь в медсанбате. Перед ней стоял муж и твердил, что больше он Валю на передовую не пустит. Счас!
Василий Иванович жену страшно любил и сильно ревновал. Правда, ревность эта была для него скорее приятная. Многие офицеры, особенно из новеньких, видя Валю, облизывались. Ходит в отлично сшитом шерстяном обмундировании. Всегда при макияже (тушь и помаду солдатская смекалка помогала делать из сажи и марганцовки). Для кого кокетничает?! Наивным поясняли: для мужа.

С обмундированием выручали дивизионные портные. На войне ведь к медицине, которая делит с тобой один окоп, всегда особое отношение. Однажды они скроили Валентине дивный, сидящий по фигуре китель. Уж как она его берегла! Прежние приходилось не раз штопать после ранений. Сколько раз в нее стреляли! Один немецкий снайпер промазал, сбив с головы пилотку. Другой вторично перебил ногу. Спасая раненых, она приняла два осколка. А китель был как заговоренный. Бронежилет! В нем она вошла в Берлин, а сняв после демобилизации в 1945-м, решила сохранить.

После войны муж служил в Берлине, а она медсестрой в госпитале. Родили сына с дочерью, но в 1957-м Василия Ивановича сгубил рак… Валентина Николаевна вернулась в Куйтун, где её нашли старые подруги и позвали в Ангарск: «Приезжай. У нас открывается бассейн. Загляденье одно! Будешь работать в медпункте».
- «Презентация» была тихая. Собрались всем персоналом. Выпили, отметили и… искупались. Открыли, так сказать, сезон. В бассейне я «отплавала» 6 лет, а потом 17 лет работала в БСМП. Вся жизнь под красным крестом прошла.
Прошла жизнь. Хочет ли она прожить еще десять, двадцать лет? Валентина Тверитина отвечает честно, по-фронтовому:
- На войне было страшно. Но интересно. После войны было тяжело. Но интересно. А сейчас приходится ходить по кабинетам и напоминать о своих льготах. И пигалица при должности, которая мне в правнучки годится, заявляет: «Вы не одна воевали!» Вот так жить мне уже неинтересно.

Игорь КАРИН
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама

ДЕЛОВОЙ ВТОРНИК
Четверг "Толстушка"
Газета выходного дня

Архив новостей

«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
Статей за Март 2017 (240)
Статей за Февраль 2017 (302)
Статей за Январь 2017 (289)
Статей за Декабрь 2016 (460)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)