Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Культура уходит под плинтус


0

20 марта 2010
Количество просмотров: 926
   

Культура уходит под плинтусВ Иркутском академическом драмтеатре имени Н.П.Охлопкова рождается новый спектакль по пьесе А.П.Чехова «Платонов».
Ставит спектакль приглашенный из Москвы режиссер, заслуженный деятель искусств России, профессор театрального института имени Бориса Щукина Владимир Петрович Поглазов.


В самом факте приглашения режиссера из столицы нет ничего необычного. Всякое бывало. Но тут особый случай. Дело в том, что Владимир Поглазов начинал свою творческую, театральную жизнь 45 лет назад в Ангарске, в народном театре нефтехимиков, будущем «Чудаке». Здесь он впервые вышел на сцену, сыграл свои первые роли, утвердился в своей пожизненной любви к театру. Здесь он НАШЕЛ СЕБЯ. Пребывая в Иркутске, он не мог не заглянуть в город своей юности. А нам удалось задать ему несколько вопросов.

- Что для вас город Ангарск? Какие всколыхнулись воспоминания? Что навсегда сохранилось в вашем сердце?

- Это воспоминание живет во мне до сих пор, хотя прошло 45 лет. Из воинской части, стройбата, где я служил, из 4 и 6 поселков, я всегда сначала въезжал в «квартал». Первые полгода службы я, как положено, в увольнение не ходил. А первое увольнение выпало на конец мая – начало июня. И первое впечатление: какой красивый город! Дома среди деревьев, сосны. Зеленый город, нет пыли, ленинградская планировка. Москва, откуда я призывался, осталась где-то там, далеко. А здесь чистота и новизна, своеобразная красота. Дворец культуры огромный, там прохладно. Ощущение какой-то свежести.
Потом чаще стал бывать в Ангарске. Для меня это был глоток свободы. Народный театр, репетиции - это стало моей особой жизнью.

Эти два с половиной года связали меня с Ангарском сильной пуповиной. В театре заставляли меня думать, жить полноценной жизнью. Мотался в самоволки постоянно. Влюбленность в театр стала сутью моей жизни.
В коллективе было много сложных случаев, психологически сложных. Я их легко переносил. Мне очень нравилась эта атмосфера - большая разница со столичной атмосферой. Много умных, тонких, замечательных людей. Много больших домашних библиотек, они были интереснее, чем в Москве. Я понял: если это провинция, то замечательная провинция. Это во мне так и осталось, и это из меня ничем не выбьешь
1984 год - гастроли московского театра «Современник», где я работал, в Иркутске. Вырвался в Ангарск на час. Мне стало немножко обидно. Разбитые дороги, тротуары. Появилась какая-то раздолбанность. В 1967 году здесь был другой асфальт, другие, чистые дома, красивый город. У Ангарска было свое, особое лицо. А сейчас… Такие же торговые центры, вывески, корпуса я могу встретить под Москвой.
Сегодня меня многое не устраивает. Удручают разрушения. Но в людях разрушений я не вижу. Они такие же живые и пытливые.

- Расскажите о своей работе в Москве.

- Я поступил в Москве в театральный институт, почему и оказался в армии, о чем совершенно не жалею. Некоторые говорят: «Вот если бы в армии не служить, как было бы хорошо». Я так никогда не говорил. Я бы не стал менять, переписывать в своей жизни ничего, особенно из той поры. Армия, народный театр, люди, которые меня окружали в Ангарске, – это колодец моей жизни, его нельзя ничем засыпать и завалить.
В Москве у меня было два дорогих места: театр «Современник» и театральное училище. И, естественно, семья, друзья. Это не обязательно деятели театра. Мне всегда были интересны мастера из любой сферы: автомеханик, хирург, бухгалтер – кто угодно. Главное – мастер. И степень порядочности.

25 лет я отработал в «Современнике». Постепенно влез в педагогику. Весте с молодыми актерами под началом Олега Табакова мы стали организовывать то, что потом стало «Табакеркой». Среди юных было очень много интересных людей. Один из них, например, известный сатирик Виктор Шендерович, был очень хорошим педагогом по сценическому движению.
Судьба развела меня с театром «Современник». Но он все равно остался главным моим театром. Мне везло на учителей, начиная с ангарского народного театра. Потом такими стали педагог театрального института Катин-Ярцев и многие-многие.

Галина Борисовна Волчек, главный режиссер театра «Современник», – это явление в моей жизни, я ей бесконечно благодарен. Со мной была уникальная история, о которой почти никто не знает. В начале 80-х годов я сделал в театральном училище дипломный спектакль «Бесы» по Достоевскому. Тогда это было невозможно.
Когда показали «Бесы» кафедре, буча была большая. Были голоса и за, и против. В конце концов спектакль закрыли, но мне это не сошло с рук. В училище сделали вид, что нет денег для оплаты моей педагогической работы. А в театре «Современник» раздался звонок второго секретаря Киевского райкома партии по идеологии: «У вас в театре работает педагог Поглазов, он уже не работает в училище и, наверное, не имеет права работать в театре». Галина Борисовна Волчек ответила: «Я не знаю педагога Поглазова. У нас работает артист Поглазов, и Бауманский райком партии им очень доволен».
За это я ей благодарен всю жизнь. Это очень поучительно.

Лет восемь в одной гримерке сидели Табаков, Костя Райкин, Гарик Леонтьев и я. Многолетнее общение с такой личностью, как Табаков, - это огромная школа жизни. Я успел пообщаться и даже чуть-чуть поработать с Аркадием Исааковичем Райкиным, это огромный университет.
Какое-то время я работал главным режиссером в частном театре, он назывался «Классный». Сделал там «Недоразумение» Камю, «Сны мертвеца» (по «Утиной охоте» Вампилова), «Святую Жанну д’Арк».
Наши интересы с продюсером не совпали, и, к сожалению, мне пришлось уйти. После этого театр сгинул.
Пять раз я приезжал работать в Чехию, в город Брно. Ставил там Достоевского, Горького, Островского, снова Достоевского. А потом придумал для них предмет: работа актера перед камерой. Как ни странно, во ВГИКе такого предмета не было.
Сейчас основная работа в институте имени Щукина.

- Как вы оказались в Иркутске?

- Я не раз проводил мастер-классы в Иркутском театральном училище. Был председателем аттестационной комиссии, когда выпускался курс Геннадия Викторовича Шапошникова, художественного руководителя Иркутского драмтеатра. Мне пришлись по душе дипломные спектакли «Евгений Онегин» и «Простая история». Они отличаются от того, что сегодня заполонило сцены: ребусы камедиклаб, все время кто-то кого-то хочет смешить, уцененный КВН. Культура уходит под плинтус. Актеры сами становятся на четвереньки вместо того, чтобы кого-то поднимать. В Иркутске я увидел другое. Мы давно вели переговоры о возможности совместной работы. И вот возникла возможность приехать и делать Чехова: «Платонов, или Пьеса без названия». Я хотел назвать спектакль «Пропала жизнь. Комедия». Дирекция возразила: «Не пойдет, не пойдет оптимистически настроенный иркутский зритель. Они говорят: нам и так всего хватает, мы хотим другого».

Странная вещь: все хотят прийти в театр и отдыхать.
Театр ответа на проблемы не дает, но театр может задавать вопросы, которые мы сами себе не решаемся задать.
Мы умудрились три поколения воспитать таким образом – создать общество примитивного потребления.
Человек перестал ценить то, что называется духовной работой.
Чехов об этом и писал. Это комедия, комедия нашей жизни – как бы эта комедия не стала трагедией.
Чехов в начале ХХ века всем своим гениальным существом видел огромное количество безумно смешных процессов. Он не певец сумерек и лирик, он писал о нелепостях любви, о том, как люди нелепым образом живут жизнь и эта жизнь пропадает.
Спектакль будет называться «Безотцовщина. Комедия».

- Товстоногов говорил когда-то: зритель идет в театр развлекаться, отдыхать, но жаждет быть обманутым. Это правда?

- Это так и есть. Я с этим сталкивался. На «Святую Жанну д’Арк» зрителей загнать было трудно: «Это не комедия? Нет, не пойдем!» Но мы набивали зрительный зал. И из зала, где бы ни играли, никто не уходил. А в других случаях я видел расстроенных зрителей, когда они попадали на что-то бессмысленное, хотя и комедийное, и уходили со спектаклей модных режиссеров. После первого акта оставалось ползала. А со «Святой Жанны» зрители уходили благодарные.

- Куда дорога после Иркутска?

- В Париж. Везу в парижскую театральную академию своих студентов-щукинцев. Французские студенты-актеры у нас уже побывали.

Беседовал
Леонид БЕСПРОЗВАННЫЙ
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
ДРОВА.
ДОСТАВКА.
тел. 8-902-764-72-81.

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (62)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)