Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Ни слова о плохом


0

8 июля 2010
Количество просмотров: 673
   

Ни слова о плохомНи слова о плохомКурловичи - фамилия в Ангарске известная. Известная не должностями, богатством или скандалами, но делом, мастерством. Фотографии Байкала, сделанные этой супружеской парой, такой же местный бренд, как часы Курдюкова или театр Беспрозванного. Выставка их работ, открытая в минувшую субботу в выставочном зале на ул.Глинки, сделала очевидными две сильно подзабытые по сегодняшней жизни вещи. Первая: профессионалы высшего класса живут не только в столицах. И вторая: пусть наш город построен заключенными, но душу в него вдохнули такие, как эта семейная пара, - люди умные, страстные, высокообразованные. Жесткие профессионалы, дотошные и обязательные в деле, и неисправимые романтики в личных отношениях, преданные друзьям, АЭХК, где прежде работали, и Ангарску, ставшему им родным.
40 лет назад, после окончания питерского института киноинженеров, они приехали в Сибирь, как пелось в одной хорошей песне, «за мечтами и за запахом тайги». Оказалось, что этот некоммерческий старый рецепт вполне годится для изготовления счастливой судьбы. На встречу с людьми, поменявшими столицу на провинцию и ни разу об этом не пожалевшими, отправился наш корреспондент.

- Что это значит: фото Елены и Геннадия Курловичей? На фотоаппарате ведь одна кнопка. Кто её конкретно нажимает?
Геннадий: У нас кто первым до фотоаппарата добежал, того и тапочки. Физически это выглядит так: Лена увидит кадр, хватает фотоаппарат, а он… не работает! А если серьезно, у Лены лучше чувство цвета, но окончательная доводка кадра остается за мной.
Елена: Потому что он читает все инструкции.
Геннадий: На самом деле лет 20 я точно знал каждый свой кадр. Теперь не могу отличить. Я только спрошу: ты это уже сняла? И Лена уже понимает, что надо было снять и как.

- Сколько лет надо, чтобы так сродниться?
Елена: Эта выставка приурочена к 40-летию нашей супружеской жизни. Но поскольку у нас год идет за два, мы считаем, что прожили и проработали вместе 80 лет.

- Как случилось, что вас послали из Питера в Сибирь? Так плохо учились?
Геннадий: Распределение в институте было всесоюзное, в основном по столицам союзных республик. Мне предлагали Минск, Елена собиралась ехать на Украину, но тут мы решили пожениться. Подарком к свадьбе было место в Ангарске. Виктор Федорович Новокшенов искал специалистов для АЭХК. При знакомстве объяснил задачу так: в 2000 году (он это предвидел) предприятие перестанет быть секретным, и надо будет показать, как и что делали здесь люди. В архиве АЭХК лежат около 100 наших фильмов об этом.
Елена: Как раз вышел фильм Сергея Герасимова «У озера». Мы всем курсом ходили на него. После фильма нашему распределению все завидовали!

- Почему вы не уехали после того, как срок отработки по распределению закончился?
Геннадий: Все просто: мы обросли друзьями. Огромная компания, с которой вместе и отдыхали, и дачу строили, и им дачи строили, и ралли занимались… У нас дома стоит здоровый диван. Мы покупали его специально, чтобы было где товарищей уложить.
Елена: У нас была собака, Серафима Геннадьевна Курлович. Когда мы ходили в лес по грибы, она бегала от одного к другому и всех собирала. Курлович однажды мне сказал: ты на нашу собаку Симу похожа. Я очень ценю дружбу.
Геннадий: Лена если имела с человеком отношения, то она их и не теряет. Многие наши знакомые отсюда уехали. В Припять, например, отбыли, на Чернобыльскую АЭС. Стали потом чернобыльцами. Буквально на днях разговаривали с ними.

- Живы? Здоровы?
Геннадий: Не здоровы, но живы.
Елена: 12 лет нам держали места в Питере, в нашем институте, ждали назад. Гене предложили место заведующего лабораторией, где можно было без отрыва от работы защитить диссертацию… Но Гена сказал: я не хочу толкать науку в зад. А здесь у нас была необыкновенно интересная работа. Она познакомила нас с известными всей России людьми: режиссер Владимиров, актриса и жена Михаила Боярского Лариса Лупиан, композитор Таривердиев, космонавт Гречко – кого мы только не снимали! Евтушенко тот вообще в нашей бане мылся! …В общем, когда хватились, выяснилось, что у нас тут такие корни, что нас не выкопать.
Геннадий: Мы купили на три семьи 30-летний рыбачий бот, за два лета полностью переоборудовали его и счастливо ходили на нем по Байкалу, возвращаясь со слезами, что отпуск закончился. Нас не понимали: как на Байкале можно провести больше недели? А нам не хватало целого месяца.

- Сегодня Байкал такой же, как и 30 лет назад?
Геннадий: Сейчас там многие места закрыты для обычных людей. Все окультурено: забор, причал, бассейн. Но только для своих. А свои живут в Москве. Такая ситуация на мысе Котельниковском, например, и во многих других местах. Или взять Большой Ушканий остров. Он считался самым чистым местом на Байкале, там нерпы размножаются. Когда мы попали туда недавно, он практически весь был завален полиэтиленовыми пакетами и бутылками. Все это туристское барахло туда приплыло и прибило. Почему мы снимаем Байкал так много? Потому что уверены: сохранить его таким, какой он есть, почти невозможно. То, что мы снимаем сегодня, позволит если не сохранить его, так увидеть потомкам, каким он был.

- В перестройку вы попали под сокращение на АЭХК. Как выжили?
Елена: Нас спасла наша совковость. Когда комбинат не мог купить нам, тогда еще его работникам, для работы профессиональную видеокамеру, мы купили её сами, взяв для этого кредит в банке. Это сейчас все привыкли к этим кредитам, чуть ли не на кофточку занимают. А тогда: банк, деньги – я спать не могла!.. И вот говорят: кому война, а кому мать родна. Рассчитаться с банком без особых лишений нам помогла инфляция. Поэтому, когда мы остались без рабочего места, у нас осталась профессиональная камера. Ну а работать нас учить было не надо.
Геннадий: Думаю, сыграло свою роль то, что мы не бросились в оголтелое зарабатывание. Стояла задача не обогатиться за счет профессии, а сохранить себя как профессионалов.

- Почему работаете в жанре пейзажа? Разве людей снимать не интереснее?
Елена: На самом деле мы занимались и портретом, и обнаженной натурой. Однажды у Гены была такая красивая работа, что, когда её выставили и все ходили, глаз не сводили, сама модель, попросившая нас об анонимности, не выдержала и сказала посетителям выставки: «Между прочим, это я!» Гена делал портреты в особом виде, когда они выглядели как карандашный набросок. Они были такие красивые, что один муж портрет своей жены ножом порезал, не выдержал, бедняга. Было много просьб сделать парадные портреты. Но это немного другая работа. Даже сильно другая…
Геннадий: Как американцы говорят: за один доллар фотограф снимет тебя таким, какой ты есть, за два доллара – каким ты можешь быть, а за три доллара – каким ты хочешь быть. В основном люди хотят иметь третий вариант. Это выгодно, но неинтересно.

- С удивлением узнала, что вы работаете на плёнке, не пользуетесь фотошопом. Как это вообще понимать?
Геннадий: Мы не пользуемся фотошопом не потому, что не умеем, а потому что основным достоинством фотографии, так нас учили наши преподаватели, является её документальность. За каждый кадр, сделанный нами, я могу поручиться: это состояние, пусть одну долю секунды, на самом деле было.
Елена: Как об этом сказано у В.Шефнера:
За мигом миг,
За шагом шаг
Впадайте в изумленье.
Все будет так –
И все не так
Через одно мгновенье.

- Когда появились «мыльницы» и «Кодак», фотография перестала быть тайной, открытой лишь посвященным.
Геннадий: Но сначала фотография в нашей стране умерла. Невозможно было купить ни бумагу, ни пленку, ни химреактивы. Снимать и печатать было просто нечем! А потом появились «мыльницы» и в Иркутск привезли первую лабораторию «Кодак». Их владельцы учили работать на ней операторов одну неделю. Зачем больше? Это же машина, она сама все делает! И вот мы приехали к ним и сказали: будем платить за каждый отпечаток, но печатать до той копии, которая понравится нам. Они не понимали, что мы от них хотим, но печатали. А потом мы им показали: вот то, что вы нам сделали, а вот то, что мы хотели получить. Разница была видна даже слепому. Даже самая совершенная техника без мастера мертва. Но сегодня культ техники. Недавно один из наших фотоальбомов был подарен одному очень влиятельному и умному человеку. Он посмотрел, восхитился и сказал жене: «Давай-ка и мы купим себе фотоаппарат подороже!»
Елена: Оказывается, все дело в фотоаппарате!
Геннадий: Однажды я предложил начальству считать мою работу так: известна фотовыдержка - одна стодвадцатьпятая доля секунды. Я снял три кадра, значит, всего три стодвадцатьпятых доли секунды работал. Так и то ведь не я, а фотоаппарат!
Елена: Кстати, когда мы участвовали в выставке «Конверсия-92», наш ролик о комбинате был лучшим по съемке, сценарию, сюжету, музыкальному оформлению… Лучше был только ролик от «Тошибы» за счет его высокого качества. Сейчас бы мы с этим уже поспорили.

- Появилась такая мысль сегодня: если много платить, люди сразу станут профессионалами. Это так?
Геннадий: В мастерстве деньги вообще не играют роли. Играет роль их малое количество. (Смеются.)
Елена: Кто-то хорошо сказал: лучший вариант работы - это хорошо оплачиваемое хобби. Что у нас и получилось. Но чтобы хобби могло тебя прокормить, сначала ты должен заработать себе имя. Люди должны элементарно знать его. А мы двадцать лет работали на закрытом предприятии, как тогда говорили – в «почтовом ящике».
Геннадий: Свой уровень мы хорошо знали, но нас никто не знал! Когда начали организовываться выставки в Сибэкспоцентре, мы пришли туда со своими работами. Спрашиваем у представителей одного из издательств: вам слайды Байкала нужны? Нам отвечают: ну если только не хуже, чем у Князева (известный иркутский фотохудожник. - Прим. редакции), и дешевле. Меня это очень обидело. Я ответил: у нас лучше, чем у Князева. И, естественно, дороже. Они остолбенели, ведь Князева знали все. Но когда мы показали свою работу, они согласились: да, это лучше и, значит, это дороже.

- Елена Степановна, вопрос личный. Вспомните, когда вы поняли, что мужчина, которому вы посвятили вашу жизнь, стоит того?
- У нас украли сумку со всей аппаратурой, купленной в Москве на наши первые серьезные деньги, заработанные в «Кедре» (его директор Вячеслав Павлович ПИМАНОВ был нашим большим другом и поклонником). И вот когда это случилось, я еще не успела все осознать и остолбенеть от ужаса, а Гена мне сказал: «Забудь. Забудь, что это у нас было». И всё. И больше об этом ни слова.

Беседовала Галина АМЯГА,
фото Николая СТЕРНИНА


Байкал. Торосы.Фото Елены и Геннадия Курловичей
11 июля 2010 18:48 - irisha3142 написал(а):
Это мой аватар
Здорово, что в нашем городе есть такие умельцы своего дела... Редко встретишь людей идущие рука об руку и занимающиеся одним общим делом долгие годы... Я за них рада wink
  • Сообщений: 28
  • Публикаций: 1
  • ICQ:

|

Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 32, 34,
91, 80, 88 кв.,
пос. Старица
Тел. 52-29-55. ___________________________
Продам дачу в Китое.
8соток.
Дом подходит
для зимнего проживания.
Ангарская прописка.
Тел. 8-904-155-97-71 ___________________________
Прошу откликнуться
РОБЕРТУС
Серафиму Антоновну
1928 г.р
или лиц, знающих о её
местонахождении.
Для решения квартирного вопроса
тел. 8-924-622-72-07

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (137)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)