Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Без паники!


0

28 июля 2011
Количество просмотров: 4177
   

Без паники!Еще в начале лета начальник главного управления МЧС России по Иркутской области Вячеслав ЭГЛИТ заявил журналистам, что специалисты службы, основываясь на данных Института земной коры СО РАН, прогнозируют сильное землетрясение на юге Иркутской области. По словам Эглита, предполагаемый район землетрясения - территория Иркутска, Ангарска, Шелехова, сроки – июль-август. На днях в Ангарске прошло заседание комиссии по чрезвычайным ситуациям, на котором начальник ЕДДС администрации АМО Василий ЗАХАРЧЕНКО основательно напугал ангарчан вероятностью разрушений от 20% до 40% жилого фонда города при возможном землетрясении. С тех пор люди только и говорят, что о предстоящем катаклизме. Чего ждать на самом деле? Мы решили узнать у заместителя директора Института земной коры СО РАН профессора Кирилла ЛЕВИ.

- У нас в Ангарске, можно сказать, паника. Неужели все так серьезно и нам пора готовиться к сильному землетрясению? Ведь Вячеслав Эглит ссылался на ученых вашего института!
- На самом деле мы дали информацию, как мы думали, для компетентных специалистов о том, что в нашем регионе может произойти землетрясение. Может, а не случится! Это была ориентировка, а не конкретный прогноз. И уж, конечно, не с целью посеять среди населения панику.

- Но на чем-то же ваша ориентировка основывалась?
- Весной этого года мы обнаружили, что из колодцев начала уходить вода. Причин у этого явления может быть две. Первая – сезонное истощение водоносного горизонта, вторая – идет формирование очага землетрясения. Исследования методом спутниковой геодезии показали, что в районе южной оконечности Байкала и Тункинской долины сохраняется очаг сейсмической напряженности. Кроме того, в Южном Байкале и Тункинской долине наблюдается неприятное сейсмическое затишье, а произошедшее здесь землетрясение в августе 2008 года, несмотря на значительную мощность, вероятно, проблем не решило. Это нас насторожило. Ориентируясь на эти данные, мы и предупредили МЧС о том, что землетрясение возможно. Ни его силы, ни конкретного времени, когда оно может произойти, мы не прогнозировали. Сейчас паника волнами накатывает на население. Народ звонит и к нам. Закончилось все тем, что одного из авторов этого заключения – сотрудника нашего института, пригласили в прокуратуру, чтобы он ответил, кто сеет панику.

- Откуда тогда появилось утверждение о том, что землетрясение должно случиться в конце лета - начале осени?
- Существует некая цикличность сейсмических событий. Обычно сильные землетрясения у нас происходят либо в конце лета, либо в январе-феврале. Но эта статистика не очень добротная, истории сейсмических наблюдений всего 50 лет, поэтому сложно делать не то что прогнозы, даже предположения, основываясь на этих данных.

- У нас в городе прозвучали не только данные о том, когда и как сильно грянет, но и о том, какой процент ангарского жилья будет разрушен в случае 7-8-балльного землетрясения.
- У МЧС существует программа «Риск», по крайней мере существовала лет 10 тому назад, куда закладывают предположительные параметры землетрясения и смотрят, что может случиться, если таковое произойдет. Вот они и выдали в процентном соотношении, какое количество жилья может быть разрушено. Но это лишь математическое моделирование, правдоподобность которого зависит от того, какая база данных лежит в основе оценок, грубая прикидка, не более.

На самом деле эта программа изначально содержит дефекты в базе данных. Туда заложен каталог прошедших землетрясений, которые преимущественно принадлежат Тихоокеанскому кольцу и Альпийско-Гималайскому комплексу. Внутриконтинентальные землетрясения составляют лишь 5% , а по мощности они менее разрушительные, чем землетрясения того же Тихоокеанского кольца.

- В любом случае риски разрушений существуют?
- Чтобы определить риск, надо оценить остаточную сейсмостойкость зданий, ведь они стоят на земле не один день и какие-то землетрясения уже перенесли. Но на эти цели нужны серьезные средства.
Города развиваются, строятся. Сейчас просто необходимо провести в тех же Иркутске, Ангарске и Шелехове сейсмическое микрорайонирование.

- Что это такое?
- Это детальное исследование грунтов и их физических свойств, оценка сейсмических свойств грунтов, их обводненности и выполнение целого комплекса геолого-геофизических исследований для создания такой карты. Подобных работ в Иркутске не проводилось уже около 30 лет. Поэтому мы не знаем, в каком состоянии находятся грунты сейчас и как поменялись их свойства за эти годы. А новые дома все строятся.

Еще в СССР проводились виброиспытания зданий. Через такие испытания должны были проходить все новые серии зданий (последние испытания технологии каркасного домостроения и сборного железобетона системы «Байкал», основанной на серии 1.120-1с, прошли в октябре 2008 года. – Прим. ред.). А мы строим неизвестно что, неизвестно по каким технологиям. Естественно, что люди просто не знают, чего ждать.

Мы живем по принципу «гром не грянет, мужик не перекрестится». Я считаю, что власти должны постоянно резервировать деньги на программы сейсмоусиления зданий, тогда власть будет заниматься делом, а не пугать людей. Ведь дом только внешне «твердый». На самом деле существует такая вещь, как усталость материала. Чем старше дом, тем больше эта усталость. Я уже не говорю о некоторых технологиях строительства, при которых срок жизни дома вообще недолговечен. Есть у нас примеры, когда у домов сползают части стен и без всяких землетрясений.

- А у нас в Ангарске 18 ноября прошлого года без всякого землетрясения народ впал в панику – посреди рабочего дня кто-то пустил слух, что прямо в течение двух часов тряхнет аж под 9 баллов!
- Нам стало известно, что слух пошел откуда-то из АНХК. Мы предлагали МЧС найти источник слуха и наказать, чтоб неповадно было. Повторюсь, что точно предсказать время и силу землетрясения пока невозможно. Мы можем лишь дать ориентировку, что примерно в такой-то промежуток времени возможно усиление сейсмической активности. Вообще сколько бы мы сейчас ни накопили информации о землетрясениях, мы еще в начале пути. Инструментальные наблюдения за ними начались лишь с 1901 года, а сеть сейсмостанций начала развиваться с 50-х годов прошлого века.

- Лично мне сложно сообразить, что значит сила землетрясения в 7-8 баллов. У многих людей на памяти землетрясение в конце августа 2008 года. Какова была его сила в Ангарске, Иркутске, в эпицентре?
- В эпицентре (в Култуке, Утулике) его сила составила 7-8 баллов, в Иркутске и Шелехове – 6 баллов, в Ангарске – 5 баллов.

- В Японии в марте этого года все было намного хуже…
- И тем не менее, учитывая размах катастрофы, Япония обошлась с минимальными потерями (ведь чтобы произошло землетрясение такой силы, надо было не одну сотню лет копить сейсмическое напряжение). Эта страна лучше всех научилась строить сейсмостойкие здания. Здесь от самого подземного толчка пострадали в основном лишь мелкие частные постройки, а высотные 20-30-этажные здания только раскачивались.
Кроме этого, там и люди вели себя очень спокойно. Взяли все, что у них заготовлено на случай землетрясения, и вышли на улицу.

- Я читала, что при определенной силе землетрясения паника у людей возникает на уровне инстинкта.
- Это если человек не знает, что ему делать. Тогда он паникует. А если человека постоянно учат, как себя вести в конкретном случае, если его готовят, то его действия отточены до автоматизма. И никакой паники.
У нас же люди испугаются, выбегут из дома и стоят возле подъезда. Ждут, когда им на голову здание рухнет? При землетрясении надо отходить от дома подальше! Хотя при плотности нашей застройки сложно отойти подальше.

- Из песни слов не выкинешь, в Ангарске, кроме всего прочего, есть еще и серьезные промышленные предприятия…
- Мы встречались с региональной властью и сообщили, что на предприятиях химической промышленности и объектах высокого класса опасности необходимо устанавливать станции инженерно-сейсмометрической сети. Пока у нас такие станции есть только на Иркутской ГЭС и на АЭХК. А вот в АНХК нет.

Все считают, что установить такую станцию дорого. А я считаю, что предприятие с таким объемом производства, как АНХК, не обеднеет от установки десятка станций (одна стоит около 2,5 миллиона рублей). Зато после установки станций можно в буквальном смысле спать спокойно. Ведь эти станции автоматически останавливают производство, как только сила землетрясения превышает допустимую для данного оборудования.

- Очень часто мы слышим, что живем на территории Ангарского разлома. Что это такое и насколько опасно здесь жить?
- Вообще мы находимся на территории Монголо-Байкальского сейсмического пояса. Его длина более 1,5 тысячи километров. Ангарский разлом – это лишь частность в структуре Монголо-Байкальского пояса. Сам по себе разлом не является носителем землетрясений, но служит проводником для упругих сейсмических волн. Да, мы живем в таком районе, что землетрясения у нас случаются каждый день, ежегодно на территории Иркутской области регистрируют от трех до семи тысяч сейсмических событий. Но это значит и то, что земля вовремя освобождается от напряжения, поэтому не надо паниковать и ждать глобальных катастроф.

Беседовала Наталья ОЖОГИНА
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
ДРОВА.
ДОСТАВКА.
тел. 8-902-764-72-81.

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (74)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)