Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

В реанимации работают люди от Бога


0

20 сентября 2012
Количество просмотров: 968
   

В реанимации работают  люди от БогаКаждые сутки в реанимацию БСМП поступает свыше 20 человек. Одни задерживаются в ней на несколько часов, отходя от наркоза, другие проводят там несколько суток, а то и недель. За их жизни борются около ста человек, руководит которыми главный внештатный анестезиолог-реаниматолог Ангарска Николай ЯКИМОВ - ветеран труда, в 2011 году вошедший в число 50 лучших врачей Иркутской области, а в этом награжденный медалью «За верность профессии». Мы встретились с ним накануне его 60-летия, чтобы узнать, каково это: постоянно держать руку на пульсе чужой жизни.

- Николай Николаевич, 60 лет – пенсионный возраст. На заслуженный отдых собираетесь?
- Я мог туда еще 8 лет назад уйти. У анестезиологов-реаниматологов и хирургов год работы считается за полтора. Так что я пенсию давно получаю: 12 тысяч рублей в месяц. Однако уходить не планирую. Пока силы есть, буду работать.

- Заменить некем?
- Практика показывает, что анестезиологи-реаниматологи умирают очень рано, едва перешагнув 50-летний рубеж. Основная причина - инфаркт. Если годами пропускаешь через себя чужую боль, сердце не выдерживает. Из тех, с кем я начинал, осталось два человека. Когда в 2003 году я стал заведующим, в отделении было всего 7 врачей. А надо 20! Взять неоткуда. Единственный выход – учить самому. За 9 лет подготовил 11 молодых специалистов. Так что замена есть. У меня в отделении сейчас 14 врачей. Но еще пять специалистов нам бы не помешали. Врачи на 1,75 ставки пашут. Дневной доктор с 8 утра до 16 часов работает, потом остается на ночь на дежурство и снова в день. И так по полтора дня 9 раз в месяц. Я сам только последние два года не дежурю.

- Как семья к такому режиму относится?

- С пониманием. Это работа, которую я сам для себя выбрал. В 90-е годы я вообще в четырех местах работал. У меня было полторы ставки в реанимации БСМП. Их я совмещал с работой в стоматологии, где проводил наркозы, делал ФГС в поликлинике №3 и вел занятия в медучилище. Многие так жили. Не я один. В Усолье, куда меня направили после окончания института, я на 1,5 ставки работал анестезиологом в роддоме, совмещал с работой в центральной районной больнице и дежурил на “скорой”. Когда уходил из дома, обязательно оставлял записку с указанием места, где меня можно найти. Знал: в любой момент за мной могут прислать машину. Какая на меня может быть обида, когда я деньги зарабатывал, чтобы семью обеспечить?

- Вы себе смену подготовили, а вас кто учил?
- Жизнь учила. Я в Усолье, когда начинал, один на один с больным оставался. Спросить не у кого. Интернета и особой литературы тогда не было. Имелся только небольшой справочник. Потому и пошел в ординатуру, что испытывал информационный голод. Понял: надо много знать, чтобы что-то сделать. Перед сном каждый день минут по 40 читал специальную литературу. Теперь своих пацанов учу: наша специальность не может быть без постоянного обучения. Мы должны знать все критические состояния, которые существуют. Я молодежи постоянно повторяю: можно быть реаниматологом, но никогда им не стать. Это все зависит от врача, от его теоретической подготовки и от его способности логически мыслить.

Я убежден, что в реанимации работают только люди от Бога. Случайные кадры у нас не задерживаются, уходят через пару дней, потому что очень тяжело психологически выносить боль, справляться с отрицательной энергией. Особенно это касается медсестер и санитарочек, которые постоянно находятся в палате с больными. У нас в отделении текучесть самая низкая в больнице. Приходят, повторюсь, только те, кому Бог велит тут работать.

- Вы так уверенно это говорите. Сами в Бога верите?
- Бывают моменты, которые заставляют задуматься о том, что существуют некоторые сверхъестественные силы. Вот, к примеру, поступает больной с травмами, не совместимыми с жизнью, как из мясорубки. Живого места на нем нет. По всем канонам он жить не должен. А он выживает. И восстанавливается. А иногда бывает, что причин для смерти нет, а человек умирает, и спасти его не можем.

Когда я еще ординатором работал, к нам поступил пациент с черепно-мозговой травмой в коме второй степени. У него рост был два с лишним метра, ноги на кровати не помещались. Две недели лежал. Мы его лечили. Никакой динамики нет. Кома, которая длится более трех дней, чаще всего заканчивается смертью. Родственникам уже сказали: готовьтесь к худшему. И тут в дежурство чувствую, что на меня кто-то смотрит. Поворачиваюсь: он глаза открыл. Вышел из комы в течение дня до ясного сознания. Чем это объяснить?

Или вот еще был у нас пациент. Поступил с множественными переломами костей таза, бедра, открытым переломом голени, с черепно-мозговой травмой, разрывом легкого, разрывом сердечной сумки. У него была огромная кровопотеря. Он около двух месяцев в реанимации лежал. Выходили. Человек не просто остался жив. Он вернулся к своей прежней работе. Повезло, или кто-то, кроме нас, помог? Я не знаю.

- Говорят, вы священникам разрешаете обряды над больными совершать?
- Парапсихологов в реанимацию не пускаю, считаю их шарлатанами, а вот священнослужителям не препятствую. Не могу отнять у родственников последнюю надежду.

- Как вы родственникам сообщаете о смерти?
- Только при личной встрече. Я всегда говорю родственникам то, что есть. Почему я не должен смотреть им в глаза? Я сделал все, что смог. Знаете, реаниматолог - неблагодарная специальность. Если мы помогли пациенту, спасли его, перевели в отделение, нам редко кто спасибо говорит. А если не получилось спасти, то на нас сыплются такие проклятия…

Поверьте, невозможно привыкнуть к смерти, даже если встречаешься с ней каждый день, да по нескольку раз. Тяжелый осадок в душе остается после каждого ушедшего в мир иной. Меняется настроение. Несколько дней ходишь и думаешь: все ли правильно сделал, можно ли было его спасти? Даже если уверен в том, что сделал все от тебя зависящее, легче не становится.

- Видели, как душа из человека уходит?
- Нет. Человек просто умирает. У него останавливается сердце. Перестает функционировать мозг. На то, чтобы вернуть человека к жизни, дается от трех до пяти минут. Это то время, за которое не погибнет мозг. Сердце можно и через час запустить, но это будет не человек, а растение.

- Отслеживаете статистику: каких больных в реанимацию больше поступает?
- На первом месте жертвы ДТП. В основном молодежь от 18 до 25 лет. У родителей дикая любовь к детям. Они им в 18 лет дарят машины. А у ребенка в этом возрасте кора головного мозга еще не подготовлена к тому, чтобы адекватно оценивать происходящее. Вот и попадают к нам после гонок в тяжелейшем состоянии.
На втором месте тяжелые черепно-мозговые травмы. На третьем отравления суррогатами. Народ пьет все, что горит. Один недавно похмелился «Кротом», который предназначен для чистки труб. Через два часа умер. Как его спасешь, когда он сам себе внутренности сжег?

Далее идут тяжелая хирургическая патология, кардиология, эндокринология - тяжелые сахарные диабеты. С пневмониями поступают больные в тяжелейших состояниях, которые не поддаются лечению. Поначалу не понимали, что происходит. Бьемся, а толку никакого. На 4, 5 день приходит анализ на ВИЧ-инфекцию, и становится ясно, почему вывести не можем. СПИД пошел половым путем, и мы теряем уже не наркоманов, как было в 90-е годы, а вполне приличных, обеспеченных людей.
С бронхиальными астмами редко встречаемся, потому что БВК закрыли. Зато летом по 10 человек с укусами змей поступают.

- Если вернуть сейчас 1975 год, когда вы заканчивали мединститут, пошли бы в реаниматологи-анестезиологи?
- Пошел бы! В то время анестезиология вставала на крыло. Врач-анестезиолог-реаниматолог вызывал восхищение у коллег. Мне нравится моя специализация. Однако своим детям я повторять свой путь не советую.

- Почему вы медицину для жизни выбрали?
- Я родом из Тулунского района. Жил в леспромхозе. У нас там был фельдшерско-акушерский пункт, в котором работала мама моего друга. Фельдшер в деревне – это все: мама, лучшая подруга, последняя надежда. Глядя на нее, тоже захотел стать папой для всех. Хочется верить, что получилось.

Галина ЛЕМЗЯКОВА,
фото Николая СТЕРНИНА
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
Продам дачу в Китое.
8соток.
Дом подходит
для зимнего проживания.
Ангарская прописка.
Тел. 8-904-155-97-71 ___________________________
Прошу откликнуться
РОБЕРТУС
Серафиму Антоновну
1928 г.р
или лиц, знающих о её
местонахождении.
Для решения квартирного вопроса
тел. 8-924-622-72-07

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (83)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)