Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

В войну боялись и фашистов, и своих


0

9 мая 2013
Количество просмотров: 888
   

В войну боялись и фашистов, и своихЮзефа Косова – вдова кавалера трёх орденов Славы Анатолия Косова, именем которого назван проезд в 19-м микрорайоне. Ей было 18 лет, когда началась Великая Отечественная война, и до 1943 года она воевала в партизанском отряде на территории Белоруссии. В мае ей исполняется 90 лет.

- Юзефа Иосифовна, вы помните самый первый день войны?
- Конечно. Я жила в Белоруссии, в городе Полоцке. Нам внушали в газетах и по радио: никакой войны не будет, это всё вражеская пропаганда. И на нас напали сразу же. Город был разгромлен в два дня. Рядом находились военные части: танковая, авиационная. Но ни одно орудие не выстрелило, солдаты были на каких-то летних сборах. Немецкие самолёты летали так низко, что можно было людей разглядеть. Они расстреляли крестьянина, починявшего крышу и погрозившего самолётам топором. Больше защищать нас было некому.

- Страшно было?
- Очень! Представьте, я, девчонка, одна в городе, где работала счетоводом на железной дороге. Я сразу же пошла пешком в деревню, где жили мои родители. Но там их не нашла, отец с матерью погнали весь колхозный скот подальше от врага. Пересидела я ночь в погребе и побежала обратно в город, там старшая сестра жила.

- Почему решили пойти в партизаны?
- А куда было деваться? Больше всего я боялась не немцев, а наших. С первых же дней оккупации народ валом валил записываться в ряды полиции. Составляли списки коммунистов и их расстреливали. Доносили на всех, а ведь когда-то были соседями. Я уверена: если бы не такая мощная поддержка местного населения в Западной Украине и Западной Белоруссии, немцы бы не зашли так далеко.

Многих молодых и здоровых людей сажали в вагоны и увозили в Германию работать. А в деревнях начались зверства: людей выгоняли из домов, убивали, отбирали еду, местным приходилось уходить в леса. В общем, когда я узнала, что есть возможность вступить в партизанский отряд, не стала отказываться. Мы занимались диверсиями, взрывали железнодорожные пути. Несколько раз попадали в засады. Один раз нас уже приговорили к смерти, собирались повесить. Свои! Нам повезло, один молодой парнишка нас пожалел и дал возможность сбежать. А вот одна наша девочка из отряда попалась, и её сожгли прямо в деревенской избе, мы потом только кусочек позвоночника нашли, чтобы похоронить.

- Вы столько всего повидали, а ваш муж, Анатолий Косов, ещё больше. Его награды приравнивают к званию Героя Советского Союза. Каково было жить с героем-военным?
- Очень непросто. Мало того, что характер у него был тяжёлый, так ещё и после войны женщины на мужчин очень сильно заглядывались. Многое приходилось терпеть. К тому же, уже после замужества я узнала, что он был женат, что у него есть дочь, которую нам надо забрать из детдома (мать её арестовали за занятие проституцией, уж не знаю, справедливо ли). Мы за ней в Ангарск и приехали. Часто ему снились кошмары, он кричал во сне: «Бей их!», матерился. К тому же он был малограмотным, всего два класса образования, из многодетной семьи пьяницы… Но всё же он был настоящим мужчиной, никогда не обижал меня и детей, у нас своих родилось трое. Мне никогда не приходило в голову, что я могу от него уйти. Это сейчас люди, когда ломается что-то, вещь выкидывают и покупают новую. Так же и с отношениями. А мы привыкли всё ремонтировать и беречь.

- И это была любовь с первого взгляда, вы ведь поженились на второй день знакомства?
- Да какая там любовь, я ведь даже познакомиться с ним толком не успела! Он пришёл к нам за чистым бельём – сестра подрабатывала в госпитале прачкой. Стал к ней клинья подбивать. Но она его отшила: «У меня уже двое детей, а вот сестра у меня есть – она молодая». Вот он и решил дождаться меня с работы, познакомиться. А на другой день спросил у моей мамы: отдадите свою дочь за меня замуж? Мама на меня кивнула, мол, решай сама. И я согласилась: а чего мне терять? Я знала, что ему в этот же день на фронт возвращаться, а у меня паспорт временный, на три месяца. В чём была одета, в том и стала невестой: чёрный сарафан из чёртовой кожи (это такая плотная хлопковая ткань) и блузка, сшитая из немецкой плащ-палатки. На свадебном столе – булка хлеба и банка американских консервов. Даже самогонки выпить не успели, за ним приехал посыльный. А я стала ждать: появится или нет? Через несколько месяцев получила из Польши посылку, а в ней мыло, блузка какая-то и ночная рубашка, такая персиковая с кружевами. Я её до сих пор храню. Тогда я поняла, что он вернётся.

- Сколько фашистов убил ваш муж?
- Он считал, что не меньше тысячи.

- И как же сам остался жив после всех своих геройств?
- Ему везло, потому что он безрассудный. Вот идут они в разведку группой. Остальные боятся, осторожничают. И обязательно заденут за что-нибудь, закашляются. Всех перестреляют, а ему – ничего. Много раз смерть рядом стояла, и от немцев, и от власовцев, и от своих, СМЕРШевцев. Первый орден он получил за битву под Москвой, тогда из 250 тысяч человек только 15 живых осталось, и только он один боевое оружие сумел сохранить. Вышли они оттуда оголодавшие, грязные, еле на ногах держались. Он смерти никогда не боялся, но и жизнь очень любил.

- Как думаете, кто выиграл войну?
- Мы. Все люди. И те, кто на передовой сражался, и те, кто в подполье диверсии устраивал, и те, кто в тылу спину гнул день и ночь. Я была в тылу, когда родителей разыскивала. Всё было так серо, голо, нищета, горе, страх. И от того, что придёт очередная похоронка, и от того, что свои вину какую-нибудь найдут и посадят. Командовали на местах военные, которые уже не могли быть полезны на фронте, инвалиды. Носить было нечего, мне приходилось даже в лаптях ходить, по семь километров в день. Мама мне специально по две пары на день плела, чтобы хватило дойти. Отец умер в 1943 году, в тот день, когда узнал, что все его дети живы, не выдержало сердце. А под конец войны забирали в армию всех, даже 14-летних подростков. Говорили, что они шли в атаку и плакали от страха. Правда, у немцев в то время тоже много подростков воевало, уже в Берлине, так что боялись одинаково. Только Рейхстаг обороняли матёрые ССовцы.
Поэтому я не могу слышать, когда говорят, что труженики тыла не ветераны! У них была своя война, не легче. Так что победа эта – общая.

- Что потомкам своим передадите?
- Ох, что же передать… Из близких со мной только внучка Таня общается, помогает. Она в соседнем подъезде живёт. И я ей помогаю, благо пенсия позволяет. Вот правнучку в Чехию хотим отправить учиться на врача. Это и будет мой вклад. Остальным всем хотелось бы сказать: благодарите Бога за то, что не видели того, что довелось пережить нам. И берегите свой дом, свой двор, своих близких. Помните, что всего этого можно лишиться слишком быстро и просто. Ну а если случится что, я ещё смогу научить, как из неразорвавшегося снаряда взрывчатку сделать, это просто. Такой кусок удобный получается, как хозяйственное мыло. Если нужно, ещё послужу стране.

Анастасия КУРМАЗОВА,
фото Николая СТЕРНИНА
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
ДРОВА.
ДОСТАВКА.
тел. 8-902-764-72-81.

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (74)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)