Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Я сейчас не в маразме


0

17 июля 2008
Количество просмотров: 1454
   

- Юра, как тебе сегодня живётся-пишется?

- Пишется. Вот заканчиваю очередную вещь.

- Из нашей жизни?

- Конечно. Я исторических драм не пишу.

- «Воображаемое пианино» - твоя первая пьеса. А с чего всё началось?

- Да не помню, честно сказать. Вот сейчас посидим, я тебе истории порассказываю, может, вспомню что. Пожалуй, всё началось со стишков. Само ощущение, что можешь писать, что у тебя получается, сам кураж, который ты поймал в процессе писания, для меня показался более важным, чем сами стихи. «Воображаемое пианино» не первая моя пьеса. Сначала была «Разъездная бригада». Я к тому времени уже работал на ТЭЦ-1 и по вечерам ходил в ДК «Энергетик» в театральную студию, которой руководила Татьяна Васильевна Николаева. И как-то Леша Альков (Леонид Альков – иркутский тележурналист. - Прим. ред.) говорит мне: «Юра, напиши какую-нибудь пьесу о нашей жизни». Написал. Он её отнёс иркутскому режиссёру Борису Преображенскому, тот прочитал и сказал: «Юра, пьеса – дрянь, но ты пиши». Это было где-то в конце 70-х. Вот и пишу с тех пор. Кстати, насчёт «Воображаемого пианино», откуда что пошло. Как-то поехал в гости к родителям в Юго-Восточный, захожу в магазин за водкой, смотрю: сидит за кассой бывшая моя одноклассница. Она у нас когда-то лучше всех писала сочинения, не то что я, двоечник. Подхожу к ней, пока народ толпится, рассматриваю. Волосы такие реденькие, она их, видно, перекисью сожгла. Вообще вид какой-то жалкий, машинально выбивает чек, конечно, меня не узнаёт. И, ты знаешь, меня это зацепило. И не то что она меня не узнала, но я увидел в этом какой-то непонятный, несправедливый поворот судьбы: отличница - и вдруг в магазине кассиршей работает. И пока шёл домой, всю дорогу напевал «Как молоды мы были». Вот из, казалось бы, какой ерунды сложился образ будущей пьесы.

- Юра, ты жил в посёлке, знать не знал ни о каких театрах - и вдруг такая тяга к лицедейству, к драматургии. Чьё это влияние: семьи? школы?

- Нет, какой семьи? Батя был далёк от искусства, известный человек в Усть-Илимске, экскаваторщик, строил трассу от Братской ГЭС до Усть-Илимска, за что был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Мама если и была артисткой, так только по жизни. Нет, я так понимаю, всё идёт со школы. Была такая 22-я школа… Вообще, надо сказать, Юго-Восточный раньше называли олимпийской деревней.

- Почему?

- У нас был свой чемпион мира по самбо Халим Гареев, призёр чемпионата Европы по велосипедному спорту Анатолий Воронин, несколько кандидатов в мастера спорта по самбо. А в хоккей как мы играли! К нам юношеская команда из «Ермака» приезжала. Приехали пацаны, все укомплектованные, в шлемах, крагах, вратарь в маске и с вратарской клюшкой, а против них вышли наши хулиганы. На коньках - «полудутышах» на валенках, с фанерными клюшками по рубль пятьдесят. Только у некоторых были хорошие клюшки. Ну а когда мы выиграли у них…

- Вы ещё и выиграли?

- А как же! У нас там одни братья Лихаревы чего стоили! Володя Мамаев, Вася Соболев. Он на воротах стоял как зверь, в валенках, в шапке, с самодельной клюшкой. Когда мы после игры стали их приглашать, приезжайте, мол, ребята, на матч-реванш, те говорят, нет, пацаны, не приедем – у вас бортики высокие, с головой припечатываете.

Моё детство прошло в хрущёвскую оттепель. Как раз в то время к нам в школу пришли молодые учителя, свободные, раскованные. Они меня и воспитывали. Географичка Клара Дмитриевна организовала театральный кружок и для первой постановки взяла сказку «Золушка». Представляешь пацанов, которые умели только хохмить на улице - и вдруг на сцене. Что они там вытворяли! Мне, правда, роли не досталось. У нас был Максимов – шута играл. Что там шут у Даля из «Короля Лира» - это всё ерунда. Максимов – вот был шут! А Кравченко принца играл. Так в зале такой хохот стоял! А какая была чудная принцесса!..

- И ты заболел театром.

- Да, у меня не было вопроса, куда поступать после школы: только в театральное училище. Я выучил стихотворение Блока и рванул в Иркутск. Думаю, прочитаю красиво, с выражением - и всех делов. Но оказалось не всё так просто. В училище я узнал, что кроме стихотворения надо прочесть прозу и басню. Я вышел на улицу, зачем-то купил газету. Полистал её и вдруг нашел рассказ, который назывался «Ненька».

- Как? «Ненька»?

- Ну да. По-хохляцки «мамка», что ли. Я его выучил минут за сорок. Приглашают. Захожу в небольшой театральный зал, сидит комиссия, чуть подальше – актёры. Меня просят прочитать рассказ, я поставленным голосом: «Проза. “Ненька”. Они переглянулись, но ничего не сказали. Произнёс буквально несколько предложений, мне говорят: «Хватит, давай басню». Я говорю: «Не знаю». - «Как не знаешь? Ну давай что знаешь». Опять же с выражением начинаю: «Александр Блок. «Скифы». И начал читать. И мне показалось, что кто-то из актёров мне машет рукою, я думаю, наверное, надо погромче, как врезал: «Да! Скифы мы! Да! Азиаты мы! С раскосыми и жадными очами!» Потом уже спросил у этих актёров: «Ну как читал?» - «Да нормально читал, - говорят. – Только зачем орал-то так?»

- И что дальше?

- А дальше была служба в армии. На этом и закончился мой роман с театром.

- Как видно, не закончился. Юра, почему всё-таки драматургия?

- Для того чтобы написать роман, у меня, пожалуй, ни здоровья, ни образования, ни таланта не хватит. Это я понимаю. Пьеса тем и хороша, что её можно не только прочитать, но и услышать со сцены. Театр – единственный, который не поддался попсе. Если у тебя нет голоса, то компьютером можно сделать какой угодно голос, ты только прыгай на сцене. Но если ты не заряжен на зрителя, если тебе нечего ему сказать, ты и не скажешь, несмотря на то, что будешь правильно произносить текст.

- А ты смог бы выделить какую-либо пьесу – главную для тебя?

- Главная – последняя. Для меня главное – сам процесс написания. Когда пишу, когда я живу этим, вот это настоящий кайф! Как мне говорит мой друг – писатель: «Я сейчас в маразме». - «А что такое?» - спрашиваю. «А я, говорит, не пишу».

Представляешь, состояние маразма и состояние, когда человек пишет. Вот она - разница. И ещё. Когда я пишу, я не думаю. Не думаю одной головой. Что-то во мне думает. Кстати, недавно прочёл Наталью Бехтереву. Так вот она сказала: «Человек весь думает». То есть не одной головой мы думаем, а всем нашим существом. И когда мы чувствуем, то, возможно, это мыслит наше тело. И мысль к нам приходит не тогда, когда мы пожелаем, а когда мысль сама захочет обнаружить себя. А когда она захочет, этого никто не знает.

- Юра, ты по-прежнему  работаешь в «Иркутскэнерго»?

- С 75-го года. Правда, был небольшой перерыв. В 80-м году мы с Татьяной Арамовной (жена Ю.Князева. - Прим. ред.) ездили в Москву поступать в Щуку. После решили попробовать свои силы в театральном в Ленинграде.

- Как к тебе относятся на работе?

- Хорошо относятся. Я бугор уже лет десять.

- Я не об этом. У нас не каждый слесарь занимается драматургией профессионально.

- На работе я занимаюсь работой. И нахожу с рабочим классом общий язык. Когда я только устроился на ТЭЦ-1, отправили меня в командировку в Братск. Подошёл день зарплаты. На следующий день я вышел на работу один. В обеденный перерыв сижу, читаю журнал «Театр», подходит ко мне мастер и говорит: «Юра, ты что, этим увлекаешься?» Я говорю: «Да». - «Брось ты эту херню. Ты же талантливый слесарь». Я журнал отложил и подумал: а может, он прав? Если я талантливый слесарь, надо этому соответствовать.

- Юра, ты прислушиваешься к советам жены, ведь она  имеет театральное образование? И если она скажет тебе, это надо бы сократить, это иначе сказать, ты будешь править текст?

- Нет, я не правлю. Понимаешь, какое дело. Это даже не высокомерие и не гордыня. Ты просто должен быть уверен, что ты написал именно так, как надо. Кокорин попытался однажды убрать в пьесах «Наплыв» и «Коттедж» несколько сцен, а потом признался, что без них всё рушится в пьесе. Я даже сам себе не могу объяснить это. Но я знаю, что если что-то убрать в пьесе, то цепочка порвётся. Я даже сам боюсь что-то править.

- Юра, а ты не хотел бы переписать пьесу «Золушка» на современный лад?

- Да ты что, с ума сошёл! Вон сколько крутят этих «мыльных» золушек! Ну если только аванс дадут…

- Тысяч пять… евро.

- (Смеется.) Да за пять тысяч евро я тебе «Фауста» напишу.



Беседовал Владимир ПОПОВ,

фото Николая  СТЕРНИНА
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
Продам дачу в Китое.
8соток.
Дом подходит
для зимнего проживания.
Ангарская прописка.
Тел. 8-904-155-97-71 ___________________________
Прошу откликнуться
РОБЕРТУС
Серафиму Антоновну
1928 г.р
или лиц, знающих о её
местонахождении.
Для решения квартирного вопроса
тел. 8-924-622-72-07

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (83)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)