Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

Моя война


0

7 мая 2011
Количество просмотров: 911
   

Моя война
Воспетый и в стихах, и в пьесах,
Он, как отец к своим сынам,
Уже полвека на протезах,
Что ни весна, приходит к нам.

Он и страшнее и прекрасней
Всех отмечаемых годин.
Один в России праздник.
И слава Богу, что один.

Николай ЗИНОВЬЕВ





Три деда, три раны

Жизнь распорядилась так, что у меня по отцовской линии случилось три деда. Дед Иван ОЖОГИН погиб в 1942 году на войне 19-летним парнишкой. Успел только жениться на бабушке Вассе и зачать моего отца Василия. От первого деда у меня остался большой черно-белый портрет. Второй дед – Павел СТРУГАНОВ - стал отчимом после смерти деда Ивана моему отцу. Его я хорошо помню, он умер от рака в 1989 году. Третий дед – 86-летний ветеран войны Иннокентий СТРУГАНОВ, родной брат Павла, - есть у меня и сейчас. Дед он мне потому, что в нашей родне не принято деление на кровных и некровных. Он меня внучкой зовет.

Моя войнаМоя войнаВ армию деда Иннокентия призвали в 1942 году. Вначале он проходил обучение в снайперской школе в Кяхте, в сентябре его взяли на фронт. Их выпускали как младших командиров. Дед Струганов воевал в составе 1-го Прибалтийского и 1-го Белорусского фронтов. Три раза смерть заглядывала ему в глаза.
Первый раз деда контузило в Белоруссии. Рядом разорвался тяжелый снаряд, его оглушило, из носа и ушей полилась кровь. Лишь через месяц слух восстановился.

Второй раз - когда наши войска наступали с 23 июня 1944 года (войска 1-го Прибалтийского, 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов прорвали линию фронта и пошли в наступление). 8 июля деда прошила пуля. Попала под ключицу и вышла сзади, навылет через легкие, разбив 9 и 10 ребро.

Третье ранение дед получил в Германии. 16 апреля 1945 г. наши войска прорвали немецкую оборону. 17 апреля форсировали Одер, там деда ранило в руку. Победу он встретил в пермском госпитале.
Дома, в Николе, его встретил брат Павел, которого комиссовали раньше по ранению, моя бабушка и мой трехлетний отец, который при встрече дал руку и представился: «Мужик Вася».

- Твой отец был у нас как игрушка, - рассказывает дед. – Я тогда был неженатый, забавно было с ним возиться. Один раз потеряли его всей родней, искали по деревне, а он, у одной одинокой бабушки сидел, чаек попивал, беседы вел…

Да, так они раньше, наши люди, и жили. Дружно. За детьми всем гуртом приглядывали. На свадьбе у моего отца вся деревня неделю гуляла. А на его похороны в нашей большой квартире было не протолкнуться.
После войны дед Иннокентий Струганов работал на тулунском стекольном заводе. С женой Ниной прожил 60 лет, воспитал четырех сыновей. Четыре года назад бабы Нины не стало. Сейчас дед живет с семьей сына Виктора в Ангарске. Несмотря на все тяготы и раны, он в здравом уме, с ясным взглядом и трезвой памятью. Не каждый из тех, кто годится ему во внуки, может этим похвастаться.

Обнимите своих родных и близких прямо сейчас. И скажите, что вы их любите. Человек хрупок. Те, кто перенес войну, знают это лучше всех. Потому и ценят. И каждую минуту жизни. И каждую родную душу.

Наталья ОЖОГИНА,
фото Николая СТЕРНИНА


У деда Иннокентия кроме ран от войны остались орден Красной Звезды, орден Славы 3-й степени, орден Отечественной войны 1-й степени, медаль Жукова, медаль «За взятие Берлина».

Красноармейская книжка Иннокентия Струганова.


Моя войнаМоя войнаПапа пополам

У Маши всё детство, чуть она закрывала глаза, вставала жуткая картина: мощные отблески и всполохи красного огня и нагромождение чего-то черного, безжизненного. Только став взрослой, она поняла, что так в ее детскую память впечаталась война.

Однажды я удивилась, когда узнала, что ровесница моей матери соседка тетя Маша была в оккупации. Она не очень-то любит рассказывать то, что знает по рассказам мамы, бабушки и старшей сестры о войне, потому что всякий раз начинает плакать. Нет, она войну в деталях не помнит, но ее память, чистая в раннем детстве, записала ощущения и напряженность, которые были вокруг нее, младенца.

Мария ЧЕРНОВА, урожденная ПОЯРКОВА, родилась в селе Петропавловка, в 9 км от Белгорода, 29 января 1942 года. Отец Аким Григорьевич ушел на войну с первых дней, успев отправить беременную жену Антонину с маленькой дочкой Лидой из Харькова, где они жили, в село к матери.

Но война очень быстро докатилась и до Петропавловки. Ее заняли немцы. Они по-хозяйски располагались в домах сельских жителей, выгоняя семьи. Антонина очень боялась, ведь у нее и муж был на фронте, и дядька – коммунист. В январе она уже с двумя дочками тоже оказалась на улице, но потом, решив, будь что будет, вернулась в дом. Домишко у них был бедноватый, с земляными полами. Поэтому к ним поселился немец не при чинах. Он разрешил женщине жить в доме. Но от постоянного голода у кормящей матери пропало молоко, и новорожденная Маша все время плакала. Однажды немец схватил младенца, бросил на стол и, целясь пистолетом в маленькое тельце, заорал, чтобы мать заткнула рот ребенку. Антонина схватила детей и спряталась в сарае. Там и остались жить. До этого под дулом пистолета оказалась пятилетняя Лида, которая рассердила фашиста, украв у него шоколадку и откусив краешек.

По их Петропавловке фронт проходил туда-сюда три раза. Село бомбили, оно горело. Именно эти бомбежки, наверное, и остались на долгие годы в памяти Марии Акимовны. Еще она помнит, как пришел на побывку после ранения в 1944 году отец. Лида сразу кинулась к отцу: «Папка!» А Маша заявила: «Это Лидин папа, а мой на войне». Только спустя время согласилась: «Ну ладно. Пусть будешь папой. С Лидой пополам». Отец получил сертификат, на который купили целый кувшин повидла. Еще муку, крупу. Бабушка сварила перловую кашу. Ой какая была вкуснота! Потом с фронта отец прислал конфеты, помадки. Машу не могли уговорить попробовать. Она не знала, что это такое, и опасалась. Лиде выдавали по одной, и она мусолила конфетку целый день, откусывая по крошечке.

66 лет кажутся целой эпохой. Ведь события, которые описывает Мария Акимовна, были так давно… Но люди, пережившие войну, помнят все детали, как будто это произошло совсем недавно. Они и есть целая эпоха.

Лена ДАВИДОВИЧ,
фото из семейного архива Марии Черновой и автора


Мария Акимовна 27 лет проработала на НПЗ АНХК. Ушла на пенсию старшим оператором.

Родители и старшая сестра Лида. 1938 год.



Моя войнаМоя войнаС первого взгляда

Партизанку Юзефу Иосифовну и кавалера орденов Славы Анатолия Васильевича КОСОВЫХ навсегда связала война. Юзефа Иосифовна (в партизанском прошлом Люся) овдовела в 2002 году.

Сейчас ей 88 лет. Нам, молодым, кажется, что война давно в прошлом. Но они, люди войны, все помнят, как будто это было вчера.

Юзе исполнилось 18 лет, когда началась война. В Полоцке, где она жила, Юзефа Иосифовна попала в одну из первых партий, угоняемых в Германию. На вокзале её спас одноклассник Максим, который открыл три вагона с невольниками, за что и погиб.

Начальник станции Толмачевская Филипп РУДАКОВ предложил Юзе присоединиться к подпольщикам. Осенью 1942 года полоцких подпольщиков предал назначенный бургомистром бывший партийный работник. Юзефа бежит в леса к партизанскому отряду «Неуловимые» под командованием Михаила Прудникова. Помимо неё в отряде были ещё 4 девушки. Они добывали взрывчатку из скатившихся под откос вагонов со снарядами, разведывали гарнизоны врага и подрывали их. Были медсестрами.

- Воевать - не женское дело, - вспоминает Юзефа Иосифовна. - Был ужасный голод, мы собирали грибы, из крапивы и лебеды варили суп, находили небольшие порции хлеба, зимой спасала рыба. К ранам прикладывали змеиную кожу. Мылись у ручья.

4 июня 1944 года Белоруссию освободили. Юзефа вернулась в Полоцк. Однажды она шла с работы, и по дороге её окликнул военный. Это был старший сержант Анатолий Васильевич КОСОВ, он лечился в здешнем госпитале. На второй день он пришел к ней домой.

- Мама выглянула в окно, - вспоминает Юзефа Иосифовна, - а он попросил у неё: разреши жениться на твоей дочери. 13 августа 1944 года мы зарегистрировали брак в землянке, где находилось местное отделение милиции. А вечером я его проводила на фронт.

В 1964 году Косовы поселились в Ангарске, куда уехала старшая дочь Тамара. Пять лет назад на этот дом повесили мемориальную доску с портретом Анатолия Косова и назвали в честь него проезд.

– Анатолий Васильевич был два раза контужен. Первые годы совместной жизни он кричал во сне «Даёшь вперёд! Бей гадов!» Жалел детей, без памяти любил внуков, не любил несправедливость. Когда он отправлялся на фронт, на вокзале в Новосибирске к нему подошла старушка, долго смотрела на него, сняла с себя медальон и благословила: бей фашистов! И он прошёл с ним всю войну, - рассказала нам Юзефа Иосифовна, пока показывала военную фотографию с надписью от него «На память другу Люсе. Если любишь – храни, не любишь – порви!»

КСТАТИ
За два года действий в немецких тылах «Неуловимые» пустили под откос 511 немецких эшелонов, взорвали 104 моста, разгромили 8 фашистских гарнизонов, освободили более 1000 военнопленных.


Ирина ЛОБАЧЁВА,
фото из семейного архива Косовых


Учащиеся гр. №2 филиала ИКЭСТ в гостях у Юзефы Иосифовны Косовой.

1953 г. Анатолий Васильевич и Юзефа Иосифовна с дочками.



Моя войнаМоя войнаПервый выходной

Когда началась война, Марии Трофимовне ПАВЛИХИНОЙ было 25 лет. Жила она в это время в колхозе «Красный хлебороб» Красноярского края. Детям, дочери Люсе и сыну Алику, исполнилось 6 и 5 лет. Муж Константин только вернулся, отслужив 4 года в армии на востоке.

В сибирских деревнях легко не жилось никогда. В 30-е годы только и делали, что забирали, - стране была нужна дармовая рабочая сила. А работать умели именно деревенские. Вот и сажали их без разбора. Забрали и родителей Марии Трофима и Ефросинью БУРАВЧЕНКО. Отец так и сгинул, о его судьбе ничего неизвестно. Мать вернулась лишь через семь лет.

- Когда объявили, что началась война, мужики собрались и поехали в военкомат, - вспоминает Мария Трофимовна. - Мой Костя тоже поехал, он же готовый солдат, только из армии! Из военкомата они домой уже не вернулись, сразу на фронт поехали.

Простой деревенский мужик с 4 классами образования на войне мог быть только рядовым пехоты. Константин Павлихин так и прошёл всю войну, постоянно на передовой. Под конец войны получил два ранения. В госпитале его и застала весть о Победе.

Как жила в это время его семья в деревне? Уходила Мария на работу в 5 утра, возвращалась затемно. Иногда оставалась и на ночь, тогда приходила утром отоспаться до обеда. Яйца, молоко, мясо – всё сдавали в город Канск. За работу в колхозе в первые годы войны платили хлебом, потом перестали платить вовсе.

- Нас только огороды свои спасали, - говорит Мария Павлихина. - Картошку сажали, просо. Я корову держала. За коровой, конечно, следить надо. Приходилось вставать ещё на час раньше. А те, у кого своего хозяйства не было, голодали. С детьми сидели старухи, это были ясли. День Победы запомнился больше потому, что был первым за несколько лет выходным.

Все ждали, что после победы мужики в деревню вернутся. Через пару месяцев они начали возвращаться. Инвалидами… Человек 30 не вернулось совсем.
Покалеченные мужчины работать не могли. Поэтому женщинам пришлось работать в том же режиме, что и в войну. Родившаяся в 1947 году дочь Галина вспоминает, что не видела родителей практически никогда - возвращались с работы они затемно.

В 1972 году отец умер от рака желудка. Ни сразу после войны, ни после его семья не имела никаких льгот. Стаж Марии, заработанный в колхозе, испарился вместе с самим колхозом. Теперь она просто бабушка, даже не труженица тыла. Нет у неё и статуса вдовы ветерана ВОВ.
Зато у нее семья большая. Вот он, главный урок войны – держаться друг за друга. Многим молодым он бы сейчас пригодился.

Анастасия КУРМАЗОВА,
фото Алексея БЕЗБОРОДОВА


В 95 лет Мария Трофимовна внимательно читает все газеты.

1970 год. Телогрейка - победителю Константину Павлихину не довелось поносить ничего другого. Справа - его жена Мария.



Моя войнаМоя войнаТрава для супа

Сейчас все женщины помешаны на диетах. Смотрю на подруг и удивляюсь, как они только над свом организмом не издевались... Наша героиня Тамара МИЛОВИДОВА, не думая в 17 лет о диетах, за несколько месяцев похудела килограммов на 20. В 18 лет научилась варить суп из… подорожника.

В молодости убедившись на собственном желудке в том, что можно жить, съедая в день лишь 125 граммов хлеба из жмыха, она и в 86 лет, когда ограничений в еде не существует, собирает со стола все крошки. И стремится каждого гостя не только накормить, но и дать еды в дорогу.

Война застала Тамару Николаевну в Ленинграде. Она с родителями, бабушкой и младшим братом Володей, которому еще не исполнилось и четырех лет, жила в Выборгском районе города в засыпнушке - домике, сколоченном из досок, между которыми для сохранения тепла засыпались опилки.

В центре Ленинграда после объявления воздушной тревоги население пряталось в бомбоубежища. Там, где жила семья Тамары, подвалов не было. Женщины и дети сами сооружали укрытия: копали глубокие траншеи, накрывали их сверху бревнами и засыпали землей. В первые дни бомбежек народ прятался в земле при малейшей опасности. В морозы пережидали нападения в насыпнушках - немцы стреляли в основном по заводам и продовольственным складам. Временные домики могли сами развалиться от ударной волны, но выстояли. Правда, опилок, дающих тепло, в них не осталось.

- Нас спасал сосновый лес, который тянулся по направлению к финской границе, - вспоминает жительница блокадного Ленинграда. – В нем мы собирали сучья, которыми топили печку в комнате, и рвали подорожник с лебедой для супа. По продовольственным карточкам получали по 125 граммов хлеба на человека. Маме как работающей полагалась двойная пайка. Видя голодные глаза брата, я делилась с ним своими крохами. Бабушка ругала за это и меня, и маму. Объясняла, что каждый должен сам съедать свою порцию, чтобы выжить.

Тамара хотела хоть чем-нибудь быть полезной и пыталась устроиться в детский дом нянечкой. Но главный врач была непреклонна: «Тебе самой нянечка нужна! Посмотри, одни кости да кожа остались». Отказав девушке в работе, добрая женщина дала ей направление в столовую. Тамара суп и гарнир сама съедала, а хлеб и котлетку несла брату. Он стоял у окна и ждал ее возвращения.

Из Ленинграда семья Тамары Миловидовой выехала осенью 1942 года. В родной город женщина возвращалась только для того, чтобы навестить родителей. Она видела, как на месте их бывшего жилища строят многоэтажные дома, и радовалась, что сосновый лес, спасший их от голода и холода, сохранился. Парк «Сосновка» и сегодня есть в Выборгском районе Санкт-Петербурга. Только траву на суп в нем никто не рвет.

Галина ЛЕМЗЯКОВА,
фото Николая СТЕРНИНА


Тамара МИЛОВИДОВА приехала по распределению в Ангарск в 1952 году. Работала в АНХК на заводе гидрирования. Она стала сибирячкой, но грамотный русский язык и бережное отношение к хлебу выдают в ней истинную ленинградку.

1951 год. Тамара - студентка Московского института химического машиностроения.



Моя войнаМоя война70 лет после детства

У обеих моих бабушек детство прошло в самые голодные годы. Помню, как одна из них рассказывала мне о том, как они детворой бегали на колхозные поля и собирали колоски, ходили в шитой-перешитой одежде с чужого плеча и работали наравне со взрослыми с утра до вечера.

81-летняя ангарчанка Лидия Никифоровна БОГАЧКИНА может подтвердить любое слово моей бабушки. Потому что в 11 лет она не на скакалке прыгала и не косы заплетала куклам, а уже работала в колхозе деревни Мотово Черемховского района.

Отец Богачкиной был ветераном первой мировой войны. В сороковом году он умер в возрасте 55 лет. Накануне войны на руках у матери осталось пятеро детей, среди них и наша героиня – самая младшая. Война забрала двух сестер Лидии Никифоровны, обе, не выдержав тягот, умерли, так и не дождавшись Победы. Брат, пришедший с фронта израненным, умер через несколько лет.

- Моя мама дожила до 96 годков, - вспоминает Лидия Никифоровна. – Ей выпала нелегкая доля, но она, несмотря ни на что, всегда верила в Бога, и Бог её спас. Я, когда работала в колхозе, ухаживала за одной туберкулезной бабушкой. У неё забрали всех родственников на фронт. Однажды я мыла окна в её избе, и тут неожиданно из-за оконной рамы на меня упала какая-то бумажка. Развернув её, я прочитала редкую молитву. Удивительно, что с четырьмя классами образования я смогла наизусть запомнить весь текст молитвы. Сколько раз потом она меня спасала в жизни!

Об учебе и речи не шло! Все для фронта, все для Победы. Учебников не было, не говоря уже о тетрадях и ручках. От лучинки грелись и учились писать и читать при её свете. Старшие сестры Богачкиной днем работали в поле, а ночью на тракторе. Маленькая Лида подвозила воду из ближайшей речки на лошадях к тракторному радиатору.
- Мы не выбрасывали картофельную шелуху. Её высушивали, измельчали. Когда совсем нечего было есть, то в эту смесь добавляли воду и пекли лепешки, – рассказывает Лидия Никифоровна.
Поэтому у наших стариков такое бережное отношение к еде. Они знают, что такое настоящий голод.
Уже после войны повзрослевшая Лидия работала в родной деревне дояркой.

Моя война- Помню, как мы коров поднимали, надсаживались, но животину выхаживали. Молоко у коров появлялось только тогда, когда вырастала трава. Но молоко мы не пили, сдавали на ближайший молокозавод.
А потом Лидия Никифоровна уехала сначала в Тельму, а в 1951 году в строящийся Ангарск. Но это уже совсем другая история.

Мария СУХАНОВА,
фото из личного архива Л.Н.БОГАЧКИНОЙ и автора


Сейчас Лидия Никифоровна на пенсии, значит, есть время спокойно перечитать любимые стихи Евгения Евтушенко.

Фото сделано в конце 40-х – начале 50-х годов. В колхозе д.Мотово. Лидия Никифоровна – слева.

Эта фотография – единственная память у Лидии Никифоровны о брате Николае.
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 32, 34,
91, 80, 88 кв.,
пос. Старица
Тел. 52-29-55. ___________________________
Продам дачу в Китое.
8соток.
Дом подходит
для зимнего проживания.
Ангарская прописка.
Тел. 8-904-155-97-71 ___________________________
Прошу откликнуться
РОБЕРТУС
Серафиму Антоновну
1928 г.р
или лиц, знающих о её
местонахождении.
Для решения квартирного вопроса
тел. 8-924-622-72-07

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (124)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)