Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

За глаза ответил


0

12 марта 2013
Количество просмотров: 288
   

За глаза ответилКто несёт материальную ответственность за производственную травму?

В 2008 году 40-летний Сергей Марков (фамилия изменена) был принят на должность слесаря по ремонту оборудования в одну их ангарских фирм. Через год с ним произошел несчастный случай.

По заданию мастера бригада, в которой был Марков, разбирала заклиненный клапан трубопровода. Чтобы сэкономить рабочее время, использовали самодельное металлическое приспособление. Но оно подвело. Резко сработала пружина клапана, самоделка развалилась. Металлические осколки тяжело ранили оба глаза Маркова. После производственной травмы мужчина попал в стационар с диагнозом рваная рана верхнего века левого глаза, проникающее ранение роговицы, множественные инородные тела в обоих глазах. Мужчина обратился в Иркутский филиал МНТК «Микрохирургия глаза», где ему сделали операцию. Потом он из больницы практически не выходил - обследовался и лечился в «Микрохирургии глаза», в Иркутской областной клинической больнице.

В 2011 году Маркову установили третью группу инвалидности с утратой профессиональной трудоспособности на 60%. Мужчине запретили работу с физическими нагрузками, на высоте, у движущихся механизмов, в ночную смену. Так как работодатель не смог найти ему такой работы, осенью 2011 года трудовой договор с Марковым был расторгнут. Мужчина обратился в ангарский центр занятости населения, где был зарегистрирован как безработный.

45-летний мужчина считал, что производственная травма, полученная по вине работодателя, сломала ему жизнь: работы нет, здоровье ухудшается. Марков обратился в суд, просил взыскать с руководителя фирмы компенсацию морального вреда в размере 800 000 руб.

В суде представитель ответчика исковые требования признал частично, он считал, что в несчастном случае виноваты обе стороны – и работник, и работодатель. Поначалу последний соглашался и с тем, что в результате производственной травмы его работнику причинен моральный вред, оценил его в 150 000 рублей. Но в ходе судебного процесса ответчик свою точку зрения изменил: несчастный случай он признал, но себя виновным не считал. Заявил, что Марков сам виноват, ведь его обеспечили необходимыми средствами защиты, перед выполнением работы провели инструктаж, а он работал без защитных очков, тем самым нарушил требования по охране труда. Кроме того, работодатель считал, что причиной несчастного случая стало самодельное приспособление, которое бригада, в том числе и Марков, использовала без ведома начальства.

Ответчик заверял суд, что действует строго по правилам. Так, в соответствии с федеральным законом от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» Марков, как и другие работники, был застрахован. Поскольку этот несчастный случай признан страховым, пострадавшему были назначены ежемесячные страховые выплаты. Работодатель говорил, что своего работника в беде не бросил - перечислял деньги на лечение - 25 000 рублей, выдал единовременное пособие - 60 000 рублей, что является своего рода компенсацией морального вреда в размере 30% годового заработка работника.

Ответчик решил сыграть на том, что степень тяжести повреждения здоровья Маркова оценена как легкая: «Да, пострадавшему установлена группа инвалидности, но во время очередного освидетельствования инвалидность могут снять». Однако суд с ним не согласился: на момент рассмотрения дела инвалидность у Маркова была, а денежные выплаты руководства фирмы не являются основанием для освобождения ответчика от уплаты компенсации морального вреда. Кроме того, суд посчитал, что нарушение требований охраны труда допустил не только слесарь Марков, не применивший защитные очки, но и его мастер, а также заместитель начальника участка.

То есть виноват работодатель, который ненадлежаще вел контроль за своими подчиненными. Согласно статье 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред.

Истец моральный вред оценил в 800 000 рублей. Конечно, человеческие страдания невозможно оценить в денежном выражении, но компенсация морального вреда и не преследует цель восстановить прежнее положение потерпевшего, она должна лишь максимально сгладить негативные последствия полученной травмы. Определяя размер компенсации, суд основывался на том, что мужчина, находясь в трудоспособном возрасте, в результате полученной травмы потерял 60% профессиональной трудоспособности. Трудовое увечье стало причиной увольнения его с работы. Кроме того, мужчина испытывал физические страдания при проведении операций на глазах, постоянно проходил курсы лечения, принимал лекарственные препараты.

Суд посчитал возможным взыскать в пользу истца в качестве компенсации причиненного ему морального вреда 250 000 рублей.

Ольга КРАСНОВА

За травмы, полученные на работе, нужно судиться.
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
ДРОВА.
ДОСТАВКА.
тел. 8-902-764-72-81.

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (68)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)