.
,

Первый навсегда


+1

31 января 2014
Количество просмотров: 1047
   

80 фактов из жизни Юрия Ножикова

Начало в №10

Фонд сохранения памяти и развития наследия первого губернатора Иркутской области Ю.А. Ножикова продолжает серию публикаций под названием «80 фактов из жизни Юрия Ножикова», посвящённых 80-летию со дня рождения первого избранного губернатора в России.



Первый навсегдаФакт 2. Две фамилии

Как отмечает в своих воспоминаниях Юрий Ножиков, в детстве сверстники по-доброму звали его Мао за внешнее сходство с жителями Поднебесной.

Когда в постперестроечной России стали проявлять интерес к национальным корням политиков, из-за отчества Абрамович начали подозревать, что он еврей. Вот что о своих родителях рассказывает Юрий Ножиков в книге «Я это видел»:

«Я родился в Ленинграде в 1934 году. Отец у меня был китаец, мать – русская, медсестра. Про отца я знаю, что его звали Чен Кин Сан, а по-русски – Леонид. Так что в действительности я Юрий Леонидович Чен. Знаю об отце очень мало, мать ничего не рассказывала. Помню только, что он был очень ладный, ловкий человек, физически я имею в виду.

Дело в том, что в 37-м он исчез. Говорили, будто умер от туберкулеза. Но он не болел, в больницу мы к нему не ходили.

Болел бы, что-то бы осталось, какие-то справки. А так ничего, пропал, и все».

Через два года после исчезновения отца мама Юрия Ножикова Татьяна Семёновна вышла замуж за рабочего Абрама Моисеевича Ножикова и переписала ребёнка на его фамилию и отчество. «Почему она это сделала? – задаётся вопросом сын. – Думаю, опасалась за мое будущее, за дальнейшую жизнь. Если отец был действительно репрессирован, а, наверное, так оно и было, то никакого будущего у меня не было».



Первый навсегдаФакт 3.
Во время войны жил в доме-интернате


Во время Великой Отечественной войны, в 1941 году, сначала на фронт ушёл Абрам Моисеевич, а вскоре и мама Юрия Ножикова. Сам он вместе со своей детсадовской группой был эвакуирован из Ленинграда в Ярославль, а затем на Урал, в деревню Меча, где жил в доме-интернате. Отсюда и вынес главное впечатление детства – голод.

«Кормили нас плохо, – вспоминает Юрий Ножиков в книге «Я это видел». – На иждивенца полагалось 300 граммов хлеба, до нас доходило 200, половину по дороге кто-то съедал. Утром давали кусочек хлеба и стакан с водой, днем, в обед – такой же кусочек и супчик с половиной синей картофелины, вечером – опять хлеб с водой. А мы росли. Но голода настоящего еще не было. Деревенские носили в школу еду из дому и делились с нами. Потом и у них все до крошки выгребли – для фронта. Вот тогда и наступил настоящий голод. Мы таскали из огородов все что могли, ели всякую траву, крапиву толкли с солью, чтобы не так жглась, и тоже ели. Соли серой, каменной там полно было.

Маялись, конечно, животами, но молчали.

Лекарство одно – не есть... Я до сих пор помню этот голод».

Абрам Моисеевич погиб при обороне Ленинграда, в 1942 году, а Татьяна Семёновна была комиссована по ранению в 44-м, разыскала сына и какое-то время работала в интернате. Позже они переехали в город Иваново, к бабушке Юрия Анастасии Алексеевне Тороповой.

Подготовил Владимир ШПИКАЛОВ,
фото из личного фонда Ю. Ножикова,
Государственный архив Иркутской области
Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама

ДЕЛОВОЙ ВТОРНИК
Четверг "Толстушка"
Газета выходного дня

Архив новостей

«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
Статей за Март 2017 (333)
Статей за Февраль 2017 (303)
Статей за Январь 2017 (289)
Статей за Декабрь 2016 (460)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)