Уважаемые пользователи портала! Если Вы по каким то причинам утеряли свой пароль, то воспользуйтесь специальной формой для восстонавления доступа к акаунту. Также Вы можете зарегистрироваться на нашем портале.
,
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ: два подхода к одной проблеме


0

15 февраля 2006
Количество просмотров: 1711
   

Андрей МИХАЙЛОВ, заведующий наркологическим реабилитационным
центром Ангарской областной психиатрической больницы:

ЕСЛИ МЫ ПОМОЖЕМ ОДНОМУ ИЗ ДЕСЯТИ НАРКОМАНОВ -
ЭТО УЖЕ РЕЗУЛЬТАТ

ДОСЬЕ

Родился в 1953 году в Ангарске. В 1977 году закончил Иркутский государственный медицинский институт, отделение “Профилактическая медицина”. После института работал в НИИ медицины труда и экологии человека. В конце 70-х годов в командировке на Севере, на Колыме, столкнулся с проблемой наркомании у работающих там людей. В 1987 году пришёл работать в наркологическое отделение Ангарской психиатрической больницы. С 2001 года является заведующим наркологическим реабилитационным центром, открывшимся при больнице.

- Андрей Вениаминович, отличается ли сегодняшняя ситуация с наркоманией в Ангарске от той, что была в начале вашей работы?
- В наркологическом отделении койки для наркозависимых открыли лет десять назад. И раньше у нас лечились наркоманы, но это были единичные случаи. Со временем количество пациентов стало увеличиваться. Сегодня в год проходит реабилитацию около ста человек.
Отличие не только в количестве. Раньше и наркоманы были другие. В 70-х годах у наркоманов была даже какая-то своеобразная философия, они говорили о духе свободы. Я помню, мы знали, где живёт каждый наркоман. В районе центральной городской площади их жило три, им было по 25-27 лет.  Они были с гитарами, где-то выступали. Читали Маркеса, Кастанеду. С ними можно было посидеть, поговорить.
А сейчас совсем другое. Спросишь, что читал, скажет: “Ну букварь когда-то читал”, что слушаешь – шансон. Сейчас наркоманами становятся больше из инфантильности, душевной слабости.
- Сколько сегодня в Ангарске наркоманов?
- Количество тех, кто стоит на учёте, не отражает реальную ситуацию, на самом деле их раз в 5-6 больше. Многие не обращаются просто потому, что не верят в излечение. Но излечиться можно - это факт. Около 8% выздоравливают.
- Так мало? А часто в рекламе говорят, что больше.
- Когда говорят, что эффективность лечения в таком-то центре 70-80%, мягко говоря, лукавят. Не бывает такого. Даже если мы из десяти одному человеку поможем – это уже прекрасный результат. С августа 2001 года (с открытия) реабилитацию у нас прошло 288 человек. Повторно поступало около 5%.
- Что такое наркомания с медицинской точки зрения?
- Наркозависимость – это зависимость от определённого вида веществ, как природных, так и химического производства. Сначала у человека возникает психологическая зависимость, наркотика хочет душа, от него хорошо. В течение нескольких минут после его употребления наступает, как они говорят, состояние прихода, расслабление, кайф, наркоман «зависает». Со временем психологическая зависимость всё больше укрепляется. А потом, уже через две-три недели, а порой после двух-трёх инъекций, когда наркотик “встревает” в биохимические структуры человека, начинается самое страшное - физическая зависимость. Наркотика начинает желать тело. Все думают: “Раз-два кольнусь за компанию, и всё». Ни один из тех, кто у нас лечился, не собирался становиться наркоманом, ни один не собирался продавать вещи. А в один прекрасный момент такой парнишка просыпается, у него начинаются сопли, небольшая потливость, мышцы чуть-чуть тянет. Наркотик уже нужен, чтобы двигаться, вставать с постели. Кайф пропадает.
Если не обратить внимание на зрачки, то даже не определишь, что перед вами наркоман с физической зависимостью, это нормальный, активный человек, только ему нужны стимуляторы - наркотики, он держится, пока действует доза. И не дай бог дозы нету (а они уже на этот момент могут по три-четыре раза в день колоться), начинается страшная ломка – сильнейшие мышечные боли, когда охота руку оторвать, невозможно находиться без движения, начинают зудиться вены, которые хочется просто вырвать зубами.
Мы в реабилитационный центр принимаем, когда человек уже преодолел ломку, у него должны быть ясные глаза, а самое главное – желание излечиться.
- А как же можно переболеть этот ужас?
- Для этого у нас есть наркологическое отделение. Нужно, чтобы весь наркотик вышел из организма, а это происходит во время ломки, через боль. Самое страшное в ломке, как говорят и сами ребята-наркоманы: ты точно знаешь, если уколешься, всё будет нормально. Вот, например, человек серьёзно заболел гриппом, температура, спину ломит, в поту лежит, насморк, голова раскалывается. Но он знает: семь дней мучений обеспечено. А наркоман во время ломки знает: он купит дозу, уколется, и всё как рукой снимет прямо на игле. Есть ребята, которые себя даже дома запирают, просят родителей пристегнуть их к батарее, что бы он ни говорил, как бы ни орал. Ведь от ломки в принципе никто не умирает. Ломка проходит через 10-13 дней, правда, остаётся на некоторое время плохой сон, перепады настроения, может возникнуть и позже уже не такая страшная, “сухая”, ломка, через месяц-три (после того, как понервничал или посидел с ребятами-наркоманами). Вот почему мы всегда говорим: самое главное - забыть друзей-наркоманов, иначе шансов выкарабкаться нет, они будут приходить, нудить, уговаривать. Один парнишка (он кололся семь лет) сказал, что старых друзей ему удалось спровадить только за год и именно в этот год было труднее всего.
- Кто становится наркоманом? В каких семьях они появляются?
- Большая часть - это так называемые социально благополучные семьи. Родители узнают о том, что ребенок начал колоться, лишь через год-полтора от родственников или от милиции, друзей, которые рассказывают, что их сын был у них в гостях, после чего пропали такие-то вещи. Искренне удивляются: “Что ему ещё было надо?” А когда начинаешь с парнем разговаривать, выясняется, что взаимоотношения с отцом вообще никакие.
Девчонок-наркоманок меньше, чем парней. И чаще всего они попадаются вот как: наркоман, который из дома вынес всё, знакомится с девушкой из семьи с достатком, лапшу на уши вешает, потом она начинает его спасать и подсаживается на иглу. Кстати, девчонки практически не излечиваются. За 20 лет работы могу назвать лишь нескольких, кто вышел, да и то балансирует на грани. Наркозависимые девчонки – это совершенно другое. Если у парней можно как-то до логики достучаться, то у девчонок всё на эмоциональном уровне: истерики, кричат “повешусь”. Лживость у них становится просто патологической.
Что касается возраста, то наркомания помолодела. Начинают уже в 12-13 лет, несколько лет назад - в 20-22 года.
- Какими методами вы лечите?
- Первый этап чисто медикаментозный, в наркологическом отделении, когда снимается ломка. Задача – уменьшить болевые ощущения, восстановить внутренний баланс организма. На этом этапе, я считаю, нужен минимум медикаментов, потому что свободу от наркотика надо выстрадать. А то начинается: мама, привези мне это лекарство, то лекарство или положи меня в БСМП, где прокапают, и через четыре дня я проснусь уже как огурчик. А ведь если ты быстро, незаметно переболеешь, нет сигнала опасности для организма. Потом намного проще снова начать.
В реабилитационном центре мы уже лечим без лекарств (разве что прописываем препараты, улучшающие мозговое кровообращение, витамины, отвары трав), здесь работают психологи, психотерапевты, соцработники. Работаем с каждым человеком индивидуально, потому что наркомания не появляется просто так, всегда есть проблема. И самая главная причина лежит в семье, где молодой человек чувствует себя ненужным. Мы сначала проводим углублённое психологическое исследование с применением самых современных методик, затем психолог выдаёт заключение. Отсюда уже исходит конкретная методика. Применяем нейролингвистическое программирование. Тут главное достучаться до человека, внести понимание, ради чего он будет бросать. Конечно, у нас есть свои проблемы: на 25 пациентов всего один психолог. Есть центры в Таиланде при монастырях, там к пациенту ставят сразу трёх наставников, и они за ним ходят по пятам, спит он в наушниках, т.е. идёт мощнейшая промывка мозгов. А у нас силы неравные. На одного пациента я трачу около 40 минут. А оставшееся время он находится в палате среди этих же наркоманов, где опять те же разговоры.
Курс реабилитации длится три месяца, 10 дней снятие ломки в наркологии.
- А что потом? Они устраиваются на работу?
- Да, в этом мы стараемся помогать. Ведь в 99% случаев парня-наркомана на работу не возьмут, поэтому надо как-то заинтересовать работодателя, берут же инвалидов... Хотя, конечно, не нуждается наркоман в такой же жалости, но в человеческом отношении нуждается. Многие идут учиться, вот сейчас лежат ребята - сдают экзамены. Один парень в Москве в аспирантуре учится.
Многие приходят к нам уже после курса реабилитации со своими проблемами, ведь даже укоризненное слово матери, например, они воспринимают очень болезненно. Не надо, конечно, на наркомана молиться, поклоны бить, просто нужно попытаться понять. Хотя и родителей понять можно - они устали, не верят ему. Поэтому мы и родителей просим приходить на курс психотерапии. Но многие не ходят. И вообще перестают обращать на своего сына внимание.
- А каково вам их лечить, защищать с точки зрения морали, ведь они не то что украсть, убить могут?
- Когда при первичной беседе мы распознаём отрицательного лидера, мы его не берём.  Понимаете, он такой не потому, что наркоман, а потому, что по жизни  негодяй. Основная часть ищет деньги обманом, мошенничеством. Сами тут рассказывают, за что сидели.
Конечно, после этого начинается полное недоверие. Когда вы зашли, сидел парень, хороший в общем-то, под 30 лет. Вчера мы отправили его на дополнительное обследование на ВИЧ-инфекцию. Вечером приехал уже с дозой, втихую укололся. “Зачем купил?” Говорит, не знаю. Я его не стал сразу выгонять, дал листок, чтобы он написал, почему я должен его здесь оставить, дал шанс. Пусть задумается, проанализирует.
- В №14 за четверг в интервью Александр Шумилов, президент ангарского отделения фонда “Город без наркотиков”, сказал, что наркоманы - преступники, а больными считают их те, кто делает на них деньги. Что вы думаете по этому поводу?
- Это оскорбление в адрес врачей. У меня было двое или трое пациентов, которые  лечились в Екатеринбурге в “Городе без наркотиков”. Один из них (ему 32 года) рассказывал, что там их приковывают, избивают, одного парнишку забили до смерти. Я знаю, есть методики приковывать к столбу, в том же Таиланде, но их не бьют, не унижают, их лечат, дают рвотное. Нет, я не сторонник этих методов. Кто преступники, так это наркоторговцы. Для них необходимо применять смертную казнь, неважно, цыгане это, русские или таджики.
В нашем центре лечение бесплатное, мы финансируемся из бюджета, разве что проживание стоит 30 рублей в сутки, так они же здесь и питаются. Вот нам звонят, спрашивают: “Мы слышали, что у вас за лечение берут 1200 рублей в день”. Это неправда. Да, есть такие клиники, где лечение стоит десятки тысяч рублей в месяц, это, конечно, безумно много. Я думаю, лечение должно быть бесплатным. Но ничего против других центров не имею. Чем больше будет центров по лечению наркозависимых, тем лучше, тем эффективнее будет борьба с наркоманией.

Юлия ВОЛКОВА.
Фото Николая СТЕРНИНА.

3 июля 2007 17:37 - Алексей написал(а):
Это мой аватар
Брат колется. Я решил приковать его к постели.Мать против. Но другого выхода я не вижу.
  • Сообщений: 0
  • Публикаций: 0
  • ICQ:

|

Информация
Чтобы высказаться, нужно зарегистрироваться! Регистрация здесь.

Реклама


ВНИМАНИЕ!
ГАЗЕТА "ВРЕМЯ"
НАБИРАЕТ
РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ
МОЛОДЫХ
И ДЕРЗКИХ! ___________________________
ТРЕБУЕТСЯ ПОЧТАЛЬОН.
30, 31, 33, 34, 120,
91, 80, 88 кв.,
Байкальск.
Тел. 52-29-55. ___________________________
ДРОВА.
ДОСТАВКА.
тел. 8-902-764-72-81.

Архив новостей

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Статей за Декабрь 2016 (47)
Статей за Ноябрь 2016 (409)
Статей за Октябрь 2016 (386)
Статей за Сентябрь 2016 (423)
Статей за Август 2016 (457)
Статей за Июль 2016 (438)