Ангарская газета «Время»

Погода в Ангарске


✹ Официальный сайт Ангарской газеты «Время» ✹

Ветер перемен

Личный блог / Создавая впечатления
150 734
0
Как я на Мунку-Сардык с Монголии ходила

- Завтра встаем в три часа! – сказал Михаил ПЕТРОВ, руководитель нашего похода.
- Как в три часа? – ужаснулась моя внутренняя сова, попутно вспомнив, что в такое время она вставала только один раз в жизни и то по очень уважительной причине: рождение дочери.
- В 4 за нами придет машина, – пояснил Миша. – В 5 мы начнем подъем. В 13 часов поедем обратно на базу. После обеда выдвигаемся в Монды. Пограничный пункт работает до 18 часов, поэтому спать некогда.

Три горы за три дня

Миша – собственник крупной транспортной компании Иркутска. Заядлый рыбак и любитель горных походов. Он придумал марафон: три горы за три дня. И предложил своим друзьям в пятницу подняться на пик Любви в Аршане, в субботу – на Мунку-Сардык со стороны Монголии, в воскресенье – на Хулугайшу в Мондах. Общая высота трех восхождений 8630 метров: 2124 + 3491 + 3015 метров.

Михаила поддержали жена и 3 друга, один из которых ангарчанин Максим КУДИМОВ. Мы, 4 женщины из Ангарска, присоединились только на монгольский этап марафона. Одна пошла поддержать мужа, две были на Мунку не один раз. Я же неоднократно поднималась на пик Любви и Хулугайшу. На Мунку-Сардык заглядывалась только с озера Эхой, на российской стороне горы, и с Хулугайши. И поскольку мне говорили, что с Монголии на высшую точку Саян подниматься проще, чем с России, я и собрала свой рюкзак в путь.

Страна контрастов

Про Монголию еще из советских времен знала только то, что она «не заграница, а курица – не птица». Однако сейчас в пограничном пункте между Россией и Монголией машины досматривают, а в загранпаспорта ставят штампики о пересечении границы. Наш путь через границу занял около часа. Пограничники говорят, что летом, когда монголы возят свой товар в Россию, в очереди на досмотр можно провести 4-6 часов.

Первое отличие – дорога. От поселка Монды до границы мы ехали по волнам в буквальном смысле этого слова. На монгольской стороне нас ждал ровный асфальт. По обеим сторонам дороги пасутся яки. Они, в отличие от наших коров, под колеса не бросаются. Единичного гудка машины достаточно для того, чтобы все стадо отбежало в сторону. Коровы там тоже есть. И даже водятся хайнаки – смесь коровы и яка. Они крупнее и лохматее своих сородичей.

Мы останавливаемся в первом же населенном пункте – поселке Ханх. Он стоит на берегу Хубсугула. Озеро еще покрыто льдом. Лиственницы начинают цвести, но свежие зеленые иголки на них еще не появились. В степях много подснежников. Среди камней растут красивые цветы. В реках полно рыбы. Хариус ходит косяками. Монголы рыбу не едят. Русским ее вывозить ее из страны нельзя.

В Ханхе асфальт закончился. Осталась только деревня с деревянными домами и юртами. Остальная Монголия находится за Хубсугулом. По льду к ней уже не проедешь. На моторной лодке еще не проедешь. Только вдоль озера по проселочной дороге. Но этот путь - для внедорожников. Впрочем, нам в другую Монголию не надо. Мы же в горы приехали!

Живые камни

Меня предупреждали, что на Мунку «живые» камни. Однако я себе придумала, что это только ближе к вершине. И не ожидала, что они начнут шататься под ногами уже на первом же перевале. Когда камни посыпались еще и сверху, я была готова повернуть назад. Каски у меня нет, а инстинкт самосохранения присутствует. Двинуться дальше заставила мысль о том, что УАЗик за нами придет только через семь часов. Что делать это время? Двигаться!

Но сначала пришлось надеть куртку и шапку. Небо было голубое. Однако ветер дул в лицо и с такой силой, что порой приходилось крепче вжимать палки в землю, чтобы восстановить равновесие.

На высоте 3 тысячи метров над уровнем моря открылось второе дыхание, и идти стало легче. Ветер выдул из головы все мысли, так что ничего от ходьбы не отвлекало. Даже снег, который порой проваливался под ногами.

- Осталось всего 500 метров вверх! – подбодрила подруга.
Когда мы вышли на гребень, я порадовалась тому, что много ем: иначе бы меня оттуда сдуло.

На высоте 3200 сильно замерзли руки, на которых были кожаные перчатки. Пока их снимала и надевала горнолыжные перчатки, успели замерзнуть уши и ноги. В бутылке с питьевой водой болтались кристаллики льда.

Как только я подумала о том, что нахожусь на такой высоте, на какой еще не была, и пора бы остановиться, увидела, что навстречу мне идет женская сборная. Мужчины, поднявшись на вершину, связались с ними по рации и сообщили, что на последних метрах вверх лежит толстый наст снега: небезопасно…

Дорога вниз сопровождалась попутным ветром и шикарным видом на Хубсугул. Белые облака на синем небе словно садились на лед озера. Оглянувшись на Мунку, я поняла, что обязательно вернусь. И в следующий раз гора пустит меня на вершину. В доказательство этих слов я нашла камень в виде сердца. Значит, эта любовь у нас взаимна!

На болоте заплутали

- Вы где? - спросил Михаил Петров свою жену по рации.
- Мы заблудились, - призналась Ольга.
- В смысле заблудились? - опешила я, оглядывая окружающие нас со всех сторон болота.
- Ничего не заблудились! - успокоила моя подруга, ангарчанка Люба Лашкевич . - Просто ещё не вышли на тропу.
- Ориентируйтесь на оранжевую ленточку на дереве, - учила рация.
- Тут на деревьях нет ленточек, - отрапортовала Ольга.
- Давайте, я вам скажу ширину и долготу, на которой мы стоим, а вы нас найдёте. У вас же такие же часы, как у меня, - предложила Люба.
- Что вы видите? - поинтересовалась рация.
- Сухие деревья, Хубсугул, - перечисляла Ольга.
- Хубсугул - это хорошо, - сказала рация.
- Я второй день в Монголии и Хубсугул не видела, только когда поворачивалась к нему спиной, поднимаясь в гору, - сказала я самой себе.
- Видите рядом с Хубсугулом такую горку? - поинтересовалась рация.
- Видим! - обрадовалась Ольга.
- Идите левее неё, а я пойду к вам навстречу, - сказала рация голосом Максима Кудимова.
- Давайте я скажу вам координаты, - настаивала Люба.
- Вам надо перейти через сухую реку, - учила рация.
- Знаю я эту реку, - сказала Люба.
- О, я вижу Любину куртку, - обрадовалась рация.
- А рядом ещё две куртки не видишь? - поинтересовались мы. - Они не менее яркие.
- А, нет, это оранжевая ленточка на дереве, - уточнила рация.
- О, мы нашли конские какашки, - обрадовалась Люба. - Вот ещё. Значит, тут были люди. А вот и тропа!
И, напав на нужный след, она включила пятую передачу. Периодически оглядывалась назад и предлагала мне не отставать. Я шла на третьей скорости и объясняла, что это мой предел и что Запорожец догонит Мерседес, только когда тот остановится…

Монгольское гостеприимство

Турбаза, на которой мы останавливались, стоит на пригорке, с которого Хубсугул как на ладони. Друзья, с которыми я ездила, всегда останавливаются только на ней. И когда мы выходили из машины, Баярхуу – владелец турбазы – каждого встречал горячими объятиями как родного.

Мужчины жили в юртах. Их на территории несколько штук. Вместимость – 4, 5 человек. Отапливаются печкой. Женщины – в деревянном доме в комнатах на 2 человека. Комнаты расположены на втором этаже. На первом – кухня и большая гостиная с диваном и телевизором. В доме есть вай фай, но связь оставляет желать лучшего.

Мы хотели остаться в Монголии и на вторую ночь. Но в Монды, куда отправлялись участники марафона, должны были приехать еще 4 человека, которые везли мясо и овощи. Так что не стали мы отказываться от шашлыков в хорошей компании. Горы – это хорошо. Но люди, с которыми ты туда ходишь, - лучше!

Галина ЛЕМЗЯКОВА, фото автора и предоставлено Максимом Кудимовым

Подсказка
Бюджет поездки на одного человека (не коммерческая группа)
Дорога от Ангарска до Монголии и обратно на автомобиле с 3 пассажирами - 1500 рублей.
Заброска на УАЗике – 1000 рублей.
1 ночевка на турбазе в теплом доме в комнате на 2 человека – 600 рублей.
обед, завтрак и ужин на турбазе – 900 рублей.
1 ночевка в гостинице в Мондах – 700 рублей.
Мясо – 400 рублей.
Итого: 5100 рублей


Ангарчанин Максим КУДИМОВ поднялся на Мунку-Сардык за 3 часа 38 минут


1 июня. Высочайшая точка Саян пустила на свою вершину только мужчин

Ветер перемен
Как понять, что Россия закончилась и началась Монголия? Дорога стала ровной, а коровы – лохматыми


Белые точки на берегу озера Хубсугул – юрты, в которых живут монголы


Найти на горе каменное сердце – к удаче. Или к скорой встрече. Кому как нравится.


На высоте 3 тысячи метров над уровнем моря снег – обычное дело


В горах холодно, трудно, порой страшно. Но, поднявшись туда однажды, хочется обязательно вернуться.


Мунку-Сардык во время всего подъема было видно, но на последнем гребне его накрыло туманом.


Монголию называют страной голубого неба. Когда лед на Хубсугуле растает, пейзаж станет еще живопесней.


Автор публикации: Галина Лемзякова
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментарии

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.