Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

Время не лечит

Происшествия
973
0
Как ангарчанка пережила трагедию

24 июня в мировом календаре отмечен как День вдов. Мы встретились с Кристиной ЧЕРКАШИНОЙ, ее горе в конце прошлого года потрясло Ангарск («В» от 12.12.17 г. - «Трагедия в Архиереевке: сгорела семья из пяти человек»). В один миг 22-летняя женщина стала вдовой, потерявшей не только мужа, но и 10-месячную дочь.


Никаких предчувствий не было. Ничего. Даже тревоги.

Раннее утро 10 декабря. Кристина ночевала у родителей в городе, на даче в Архиереевке остались дочка Вика, муж Вадим, его родители и сестра. Около 7 часов утра позвонила соседка: «Крепитесь, у вас большое горе. Сгорел дом. Все, кто был внутри, погибли».

- Всё было как в тумане, как будто звук выключили… вакуум. Дорога до Архиереевки мне казалась вечной. В гробовой тишине каждый из нас надеялся, что всё это ошибка, что их не было внутри, что они выбрались. Уже на месте, когда я увидела пепел на месте дома, поняла, что в живых не осталось никого. Моя семья погибла, моя дочь мертва, - Кристина в тот день тоже должна была находиться на даче, но её вызвали на работу. Официально женщина в декрете, но семье не хватало денег, поэтому пришлось выйти на подработку в кафе. После смены она ночевала у родителей, а утром за ней должен был заехать Вадим с дочкой.

Дом в Архиереевке купили родители Вадима: 42-летний Алексей Витальевич и 43-летняя Наталья Владимировна ПОПОВЫ. Они продали большую квартиру в Ангарске, купили детям жильё, а сами перебрались на дачу. Последний месяц Кристина, Вадим и Вика жили с ними – бабушка помогала с ребёнком, когда женщина выходила на подработку.

- Я всё пытаюсь понять: за что, почему так произошло? Вся семья со стороны мужа, вся кровь собралась в одном месте и в одно время – и погибла. В живых остались только бабушка и дедушка. Даша, сестра Вадика, даже не хотела ехать в тот день на дачу, уговорили.

Кристина вспоминает, что они созвонились с мужем накануне вечером:

- Вадик сказал, что Викуся никак не может уснуть – режутся зубки. Мы договорились, что утром он за мной заедет и мы поедем по делам в Иркутск. Последние слова «целую, люблю». Никаких предчувствий не было. Ничего, даже тревоги!

Пожар в доме начался рано утром. Соседи вспоминают, что в 6 утра уже полыхало, зарево было видно с трассы. Тела нашли в кроватях, ребёнок погиб в люльке, никто даже не пытался выбраться, задохнулись намного раньше.

Самыми тяжёлыми были дни до похорон. Их было 20 - пришлось ждать судмедэкспертизу. Все эти дни, вспоминает Кристина, она ждала. Звонка на телефон, в дверь, смс.

- Я не могла поверить, что их нет. Как будто во сне. Думала, сейчас проснусь, а они снова рядом со мной. Дочка жива. Я вздрагивала от любого шума, думала, надеялась, что это они сейчас придут и разбудят меня.


Погребение назначили на 30 декабря, ровно за день до новогодней ночи. Когда вся страна готовилась, молодая мать и жена стояла у пяти закрытых гробов.

- Хорошо, что я не видела их, не знаю, как бы смогла пережить это. С самого утра была на успокоительных, дежурила «скорая». А потом пустота.
Эта пустота осталась до сих пор. Её просто нечем заполнить. День через день Кристина с родителями ездили в церковь.


- Искала утешения. А может, для них покой вымаливала. В чём была виновата моя малышка, зачем было забирать её?

Обручальное кольцо Кристина носит до сих пор. Не может снять, не хватает сил это сделать.

- Каждую минуту думаю о них. На улице, в магазине – везде мерещатся. Вижу маленького ребёнка, и вспоминаю Вику, какой бы она сейчас была. Косы уже заплетали бы. А две недели назад мне позвонили из садика: поздравляем, вы поступили в ясельки… Ножом по сердцу.

Кристина работает литейщиком на «Сибполимер» (ее покойный муж занимался автозапчастями). И даже тяжёлый физический труд не спасает, тяжелее всего бывает по вечерам.

Кристина с Вадимом познакомились ещё подростками, ей было лет 14, ему 16. Встречаться начали, когда парень вернулся из армии. Поженились два года назад, и почти сразу Кристина забеременела.

- Мы планировали ребёнка, Вадик очень ждал. Помню, всё говорил мне, что хочет дочку. Такой счастливый был, когда узнал. Сам имя выбрал. Вадик был отличным отцом. Да и вообще у меня была счастливая семья. И я была счастлива. Как жить дальше, не знаю.

Сейчас Кристина живёт у родителей, планов дальше не строит. Говорит, будет ждать, когда хоть немного отпустит.

Придёте сегодня домой – расцелуйте близких, скажите, как сильно любите. Неважно, ссорились вы перед этим или нет. Не имеет значения, если кто-то из них вас ненароком обидел. Главное, что они живы. Пока так, можно всё исправить, всё простить.

Ольга КНЯЗЕВА,
фото из семейного архива Черкашиных
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.