Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Экология в регионе под наблюдением специалистов

Экология в регионе под наблюдением специалистов

Экономика
534
0
Ртуть пока останется на месте

Отчет заместителя министра природных ресурсов и экологии Прибайкалья Нины Абариновой, представленный депутатам на заседании комитета по законодательству о природопользовании 8 апреля, состоял из двух частей, сильно отличающихся по тональности: прошлогодние крупные успехи и стоящие перед областью неразрешимые проблемы. В 2014 году на охрану природы в Иркутской области было выделено 3,9 млрд рублей, фактически профинансировано 3,5 млрд, то есть около 90%.

На протяжении 2013 и 2014 годов министерство в сотрудничестве с Росприроднадзором добилось увеличения количества организаций, отчитывающихся о формировании различных отходов. Небольшие (судя по описанию Нины Абариновой) изменения в формах отчета привели к тому, что предприятия и организации стали охотнее отчитываться, и по статистике количество отходов выросло примерно вдвое. При этом лишь в 23 из 400 муниципальных образований области есть легальные, сертифицированные свалки для сбора и переработки отходов, так что дела далеки от благополучия.

За казенный счет были выполнены работы по установке на местности знаков «Водоохранная зона» вдоль реки Куда. Неизвестно, в чем был смысл этой работы, если долина реки стала местом для массовой добычи гравия и песка, причем в таких объемах, что даже министр экономического развития Руслан Ким в качестве примера нелегальной добычи вспомнил именно эту реку.

С особой гордостью министерство отчитывается о работе с особо охраняемыми природными территориями. Создание всего одной новой территории — «Батырова роща» — позволило говорить о превышении норматива на единицу площади области, а ведь помимо этого чиновники уточнили границы нескольких созданных ранее памятников природы и издали брошюры о них. Помимо ООПТ в области есть 679 тыс. гектаров, отнесенных к «территориям традиционного природопользования», что тоже предполагает дополнительную охрану и заботу. Хотя бы на бумаге.

Главным природоохранным достижением 2014 года стало завершение работ по ликвидации остатков Ангарского металлургического завода в Свирске, где практически под открытым небом хранились отходы и конструкции, содержащие мышьяк. В течение прошлого года все отходы были собраны и захоронены в специальном герметичном хранилище, а освободившуюся территорию рекультивировали и даже засадили деревьями. Правда, деревья приживаются плохо, но Нина Абаринова не теряет надежды.

— Я думаю, Иркутская область может гордиться тем, что к 70-летию Победы мы освободили Свирск от последствий войны, — констатировала Нина Абаринова.

К сожалению, с Усолье-Сибирским, где на промышленной площадке химических предприятий накопилось большое количество различных опасных отходов, дела обстоят не так хорошо. Федеральное правительство до сих пор не довело до регионов лимиты на 2015 год, а скоро уже май и, как отметили депутаты, довольно поздно проводить конкурсы на проведение работ. В летнее время заниматься демеркуризацией (то есть сбором и захоронением конструкций и грунта, содержащих ртуть) все равно нельзя, заверила собравшихся Нина Абаринова. Дело в том, что ртуть имеет свойство испаряться и в жару концентрация опасного металла в воздухе цеха ртутного электролиза в сто раз превышает норму. Разбирать конструкции зимой можно (хотя и при соблюдении защитных процедур), но в любом случае нет средств.

— К нам уже приезжали специалисты из Казахстана, которые занимались аналогичным проектом у себя в стране, — рассказала заместитель министра. — Они провели обследование и сказали, что у нас глиняная ловушка под цехом, созданная специально на случай утечки ртути, в хорошем состоянии, надежно держит металл. На протяжении нескольких лет наши ученые из ИНЦ СО РАН проводили исследования на Братском водохранилище. Да, ртуть попадала в воду, но она оседала на дне и сейчас уже те отложения закрыты новыми, даже рыбы не попадают на слой, содержащий ртуть.

Тем не менее, ликвидировать загрязнение необходимо. Помимо ртути на промышленной площадке Усолья накоплены десятки и сотни тонн опасных веществ, которые находятся в непонятных емкостях, под непонятной охраной. По данным заместителя председателя комитета по природопользованию Романа Габова, в прошлом году из-за аварии на емкости с хлором пострадали несколько человек, а один умер. Пресловутый цех ртутного электролиза вообще остался бесхозным — и, кстати, только это обстоятельство позволило правительству Иркутской области заняться подготовкой программы по его очистке, добиваться выделения федеральных средств.

Нина Абаринова согласилась с доводами депутатов, но все время возвращала их к одной и той же мысли: без выделения федеральных средств область не справится с поставленными задачами, а чтобы выяснить, будут ли федеральные средства, ей придется отправиться в Москву и там задавать этот вопрос. Депутаты поинтересовались проблемами Байкала — вымирает ли губка, и как быть с ростом водорослей спирогира. Нина Абаринова отвечала уклончиво: губка вроде бы умирает по всему миру, а на территории Иркутской области нет факторов, способствующих росту спирогиры. Главным источником питания для нее становятся сточные воды, содержащие фосфаты, но при проверке очистных сооружений Байкальска и Слюдянки таких сбросов в заметном объеме не выявлено. Ученые Лимнологического института по собственной инициативе подали заявки на федеральные гранты и правительство области их поддерживает. Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.