Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

Тайга без края

Последняя новость
852
0
Иркутская область, Красноярский край и Бурятия стали "лидерами" по неэффективности лесопользования по версии Счетной палаты России.

Устаревшие кадастровые данные и недостаточное использование лесосеки, незаконные рубки и попустительство властей при нелегальном лесном бизнесе - все это выявила проверка СП, итоги которой были подведены на днях.

Так, проверка показала, что на кадастровый учет в Бурятии поставлено всего два процента земель лесного фонда, немногим больше в Красноярском крае - 2,5 процента. В Иркутской области актуализированная информация имеется на шесть процентов площади лесов, но это тоже капля в море. Понятно, что белое пятно на месте тайги таит в себе массу соблазнов - от необоснованного перевода лесных участков в иные категории земель (например, захват пригородных лесов под застройку) до откровенного воровства леса. Причем Приангарье по этому пункту далеко обошло своих соседей: ущерб от незаконных рубок в Иркутской области, по данным Счетной палаты, за последние два года составил около 2,5 миллиарда рублей, тогда как в Красноярском крае и Бурятии на порядок меньше - 310 и 355 миллионов рублей соответственно.

При этом, отмечают аудиторы, региональные власти не отличаются рвением в борьбе с нарушителями лесного законодательства. Во всех трех регионах процент подтверждения незаконных рубок и других нарушений, в том числе выявленных с помощью Росмониторинга (спутниковое слежение), безобразно мал. Из упомянутых выше трех с лишним миллиардов рублей ущерба (суммарно) уполномоченным органам лесных регионов удалось добиться возмещения лишь девяноста миллионов.

Впрочем, для самих регионов проверка СП Америку не открыла. То, что ситуация в лесах аховая, на местах знают не хуже столичных аудиторов. Даже больше - цифры приводят куда более масштабные.

В конце прошлого года начальник отдела федерального государственного лесного надзора Денис Шайдуров, выступая перед Общественной палатой региона, заявил, что ущерб от незаконных рубок леса в Иркутской области с 2012 года вырос почти в три раза. Если в 2012-м он составил 900 миллионов рублей, в 2013-м - 1,5 миллиарда, то по итогам 2014 года эта цифра достигла 2,7 миллиарда рублей.

Но все же в регионе не согласны с тем, что подтверждений правонарушений в лесной сфере мало: губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко заявил, что в прошлом году количество выявленных, раскрытых и направленных в суд "лесных" преступлений выросло. По статистике, за десять месяцев 2014-го в Приангарье было выявлено 2 364 преступления, связанных с незаконными рубками и хищением древесины, полторы тысячи из них - в крупном и особо крупном размере. В суды направлено 873 уголовных дела.

Откуда тогда такие цифры? По признанию Дениса Шайдурова, в регионе сложилась практика привлечения к уголовной ответственности непосредственных исполнителей - лесорубов, пойманных с поличным, а не организаторов подобных преступлений. Да и они отделываются условными сроками. Заказчики же остаются на свободе. Им даже технику, изъятую во время рейдов, возвращают и едва ли не по первому требованию. Приходит такой заказчик (а иногда и откровенный зиц-председатель), предъявляет документы и сообщает, что, мол, дал попользоваться техникой, понятия не имел, что с ее помощью лес воровать будут. И, в полном соответствии с законом, получает ее обратно. И, пока суд да дело, хозяин нанимает других людей и на тех же лесовозах начинает вывозить нелегально заготовленную древесину.

Ситуация с изъятием и возвращением спецтехники может повторяться до бесконечности. Притом, что количество изъятого транспорта и бензопил с каждым годом растет.

Но даже если на скамью подсудимых садятся организаторы преступного бизнеса, то, судя по судебной практике, они, скорее всего, получат мягкий приговор: штраф, условный срок или исправительные работы. Даже если речь идет о тяжких преступлениях - особо крупном ущербе, неоднократно совершенных, по сговору и так далее. "Я из лесу вышел и снова зашел", - мрачно шутят на сей счет лесные инспекторы.

Но ведь правоприменительная практика - это не закон, а способ его приложения к ситуации. А ряд вопросов - в плане контроля пунктов отгрузки древесины, порядка отчуждения земель, создания особо охраняемых территорий - в компетенции и силах субъекта федерации и даже муниципалитетов. И, получается, правы аудиторы Счетной палаты, обвиняя регионы в неэффективности?

- Лесная отрасль - одно из направлений, по которым мы будем работать в 2015 году, - сообщил руководитель СУ СКР по Иркутской области Андрей Бунев. - Мы все читали заключение Счетной палаты о том, сколько в Иркутской области, Красноярском крае и Республике Бурятия теряется денег, какое у нас возмещение налога на добавленную стоимость сравнительно со сбором налога. Здесь большой комплекс вопросов - не только хищение НДС, но и неуплата налогов, тема миграции, контроля работников на руководящих постах. И эти проблемы необходимо решать. Необязательно результат будет в виде громких уголовных процессов, главное для нас - приведение лесной деятельности в соответствие законам.

Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.