✹ БУКСИРОВКА всех видов автомобилей | Тел. 8(904)148-86-86 ✹              ✹ BOXBERRY ✹ Получить посылку, письмо • Забрать заказ из интернет-магазина • Отправить посылку, письмо в любой регион россии • Всё это легко сделать | Адрес: Ленина, 43 (77 кв-л, д.4) Рядом с редакцией газеты «Время» | Часы работы: Пн-пт, с 10 до 20 | Сб. – с 10 до 17.00 ✹
» » Почему погибла моя жена

Почему погибла моя жена

Письма
1 226
0
Открытое письмо министру здравоохранения Иркутской области О.Н. ЯРОШЕНКО
и заместителю председателя правительства Иркутской области В.Ф. ВОБЛИКОВОЙ

Уважаемые Олег Николаевич и Валентина Феофановна!

Вынудила меня обратиться к вам страшная трагедия, которая неожиданно пришла в нашу семью. 26 июня 2016 года мы потеряли близкого нам, дорогого и любимого человека - жену, маму и дочь Алену Анатольевну КИСЕЛЕВУ. Ей было всего 53 года, она была полна сил, энергии, у нее было много планов на будущее. Она очень внимательно относилась к своему здоровью, и если возникали какие-то проблемы, то она старалась их решить не откладывая.

Вот и 20 июня 2016 года она пришла в гинекологическое отделение Ангарского перинатального центра, где ей 21 июня 2016 года была запланирована несложная операция. Выбор медицинского учреждения был сделан, исходя из того, что в нем работают очень хорошие врачи-гинекологи, о которых моя жена слышала только положительные отзывы. До этого она в мае прошла полностью предварительное обследование в ЦМСЧ-28, которое ей назначили для успешного проведения этой операции и исключения нежелательных последствий в послеоперационный период.

21 июня 2016 года ей была проведена операция, которая прошла успешно. Однако через непродолжительное время после операции у нее наступила клиническая смерть. После реанимационных мероприятий жена впала в кому и находилась в таком состоянии до 26 июня 2016 года. Вечером 26 июня 2016 года она скончалась (в это время она находилась в реанимационном отделении БСМП Ангарска, куда была переведена 24 июня 2016 года).

О том, что у жены после операции произошла остановка сердца и затем она впала в кому, мне сообщили заведующий отделением реанимации КОЗИЕВ М.П., главный врач перинатального центра ВЫГУЗОВ А.Ю., хирург-гинеколог МАЛЫГИН В.Ю. в тот же день, 21 июня 2016 года. При этом они мне заявили, что не знают причин случившегося, но ими проводится весь комплекс мероприятий, чтобы стабилизировать состояние жены и спасти ее. На наши предложения перевезти жену в другое медицинское учреждение, где ей будет оказана квалифицированная помощь, следовал один ответ: состояние жены не позволяет этого сделать! Впоследствии 23.06.2016 г. Козиев М.П. говорил нам, что они предполагают, что у моей жены произошла тромбоэмболия легочной артерии.

Однако 24 июня 2016 года ее неожиданно перевели в БСМП Ангарска, где провели необходимые исследования, в ходе которых было установлено, что легкие у жены чистые и никаких признаков тромбоэмболии сосудов легких не обнаружено. Но при этом был диагностирован сильнейший отек мозга! Доктора БСМП сказали, что будут делать все возможное, но шансов на выздоровление в данной ситуации практически нет!

После смерти жены я стал выяснять условия оказания медицинской помощи моей жене после операции, которые могли привести к таким последствиям. А подтолкнул меня к этому комментарий главного врача Ангарского перинатального центра Выгузова А.Ю., которое он дал корреспонденту газеты «Время» о причинах смерти моей жены, опубликованное в газете («В» № 68 от 30 июня 2016 года, стр. 3 - «Еще одна смерть»). По утверждению Выгузова А.Ю.: «Все послеоперационные пациенты в учреждении находятся под непрерывным наблюдением медицинского персонала. И в данном случае все реанимационные мероприятия были начаты незамедлительно». Но это ложь! Так должно быть в идеале, и так требует приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 15 ноября 2012 года № 919н «Об утверждении порядка оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «анестезиология и реаниматология».

Полагаю, если бы в Ангарском перинатальном центре его главный врач, зам. главного врача по акушерско-гинекологической помощи и заведующий отделением реанимации неукоснительно исполняли требования данного приказа, то моя жена сегодня была бы жива!

Согласно приказу после проведения операции, в ходе которой применялся наркоз, моя жена должна была находиться под наблюдением специалистов-анестезиологов и специального оборудования в реанимационном отделении либо в палате пробуждения, которая должна быть оборудована в соответствии со стандартами оснащения отделения анестезиологии-реанимации и интенсивной терапии и укомплектована в соответствии со штатными нормативами. Но этого не было исполнено. Сразу после операции жена была переведена в палату гинекологического отделения, которая не имеет никакого реанимационного оборудования и за которой не закреплен медицинский персонал реанимационного отделения. Т.е. в послеоперационный период жена была оставлена одна, ее состояние никем не контролировалось, в результате чего, неизвестно в какое время, произошел сбой в работе организма моей жены, который привел к клинической смерти, а впоследствии к ее смерти. Ее случайно обнаружила в состоянии клинической смерти, т.е. без дыхания и сердечной деятельности, медсестра гинекологического отделения, на попечении которой находится еще более 25 человек больных. В медицинских документах написано, что «в 13.10 больная пожаловалась на затруднительное дыхание и сразу потеряла сознание», чтобы подвести ситуацию с клинической смертью жены под несчастный случай – тромбоэмболию. А фактически жаловаться жена никому не могла, т.к. в палате не было ни медперсонала, ни пациентов.

Как мне стало известно, ранее женщины, прооперированные в гинекологическом отделении АПЦ, помещались в отделение реанимации и находились там под наблюдением специалистов необходимое для этого время. Однако с приходом на должность заведующего отделением реанимации Козиева М.П. данный порядок был изменен, т.к. Козиев М.П. отказался принимать в свое отделение женщин, прооперированных в гинекологическом отделении. В таком случае Козиев М.П. вместе с главным врачом и зам. главного врача по акушерско-гинекологической помощи обязаны были оборудовать палату пробуждения для пациентов гинекологического отделения, оснастив ее необходимым оборудованием и медперсоналом, но этого сделано не было. Но самое страшное, что, несмотря на трагедию, которая произошла с моей женой, эти руководители и врачи ничего не хотят менять в организации работы перинатального центра, в частности, его реанимационного отделения, поскольку это повлечет дополнительные расходы, которые главный врач считает нецелесообразными! Т.е. не считают необходимым принимать пациенток гинекологического отделения, которым была сделана операция, в реанимационное отделение либо оборудовать и укомплектовать дополнительную «палату пробуждения» для пациенток гинекологического отделения.

Кроме этого, у меня вызывает удивление тот факт, что после проведения реанимационных мероприятий моей жене о данном случае и возникшей экстремальной ситуации не были информированы руководители Министерства здравоохранения и главный анестезиолог Иркутской области, не была вызвана санавиация, чтобы транспортировать ее в лечебное учреждение областного центра для проведения всех необходимых для данной ситуации обследований, не был проведен консилиум врачей, хотя это является прямой обязанностью главного врача и его заместителя по акушерско-гинекологической работе. У меня сложилось впечатление, что данный случай просто хотели скрыть! И только после того, как главный акушер-гинеколог Иркутской области ПРОТОПОПОВА Н.В. из неофициальных источников получила информацию о случае, который произошел с моей женой, и о том, что она находится в коме, дала распоряжение о переводе жены в реанимационное отделение БСМП, ее 24 июня 2016 года перевели в БСМП! И только через трое суток после проведения реанимационных мероприятий и после проведенного в БСМП обследования было выяснено, что диагноз, выставленный в АПЦ, неправильный. Т.е. фактически в течение всего этого времени жена не получала лечение, в котором она фактически нуждалась! Что также могло явиться причиной ее смерти, последовавшей 26 июня 2016 года.

Я понимаю, что дорогого нам человека нельзя вернуть, но я не хочу, чтобы еще кто-нибудь из пациенток этого лечебного учреждения погиб! Я считаю, что при таких обстоятельствах, когда пациент погибает даже не в результате врачебной ошибки, а в результате грубейших нарушений руководителями АПЦ приказов Министерства здравоохранения и федерального закона от 21 ноября 2011 года №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», необходимо решить вопрос не только об их ответственности за их действия и бездействия, приведшие к таким тяжелым последствиям, как смерть пациентки, но и возможности их дальнейшей работы на руководящих должностях.

С уважением, КИСЕЛЁВ Владимир Леонидович, фото из архива семьи КИСЕЛЁВЫХ

На фото: Алёне КИСЕЛЁВОЙ было всего 53 года.

Материал к публикации подготовил администратор сайта.
Совместно с интернет-порталом: «Poznan Live» - żywy portal Poznania.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Комментарии

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.