Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Настройте резкость

Настройте резкость

Взгляд
693
0
В старших классах школы, когда мои ровесники мечтали увидеть Эйфелеву башню, эдельвейс или Томаса АНДЕРСА, я больше всего на свете хотела просто видеть. Неважно кого. Главное, чтоб далеко и без очков.


Не знаю, в каком возрасте и из-за чего у меня стало портиться зрение. Помню только, что в кабинете окулиста в таблице на стене могла прочитать лишь две верхние буквы: ш, б. Причем, виделись они мне в какой-то расплывчатой форме.

Из-за чего это произошло? Возможно, сыграл свою роль наследственный фактор. Мама и старшая сестра ходили в очках. Быть может, виной всему любовь к чтению. Я не могла оторваться от книжки и порой дочитывала последние страницы с фонариком под одеялом. Важно другое: уже в восьмом классе я, сидя за второй партой, даже в очках не видела то, что написано на доске. Особенно тяжко приходилось на контрольных работах. Когда цифры скрываются в тумане и непонятно, то ли там 3 написано, то ли 8, ответ с правильным никогда не сойдется.

Свою мечту о стопроцентном зрении я не озвучивала, не веря в реальность ее осуществления, но как только в Иркутске начали строить филиал МНТК, родителям заявила: «Хочу сделать операцию на глазах!» Знакомые пугали тем, что подобные хирургические вмешательства даром не проходят и в старости я ослепну. Мне было все равно. Я хотела видеть! Причем, видеть не только то, что находится у меня перед носом.

Операций пришлось делать две: чтобы остановить ухудшение зрения, а через год – чтобы восстановить возможность видеть. Оба раза пришлось лечить зубы и проходить такое медицинское обследование, словно мне не зрение собирались вернуть, а планировали подарить вечную молодость. Даже дату операции перенесли на неделю, когда я пришла в МНТК со справками от всех врачей и герпесом на губе. Я дождаться не могла, когда же увижу номер приближающегося автобуса, лицо лектора в аудитории и буквы в таблице, расположенные ниже, чем ш и б.

Однако после второй операции еще месяц пришлось ходить со шторками на глазах, никуда не смотреть, тяжелого не поднимать. Врачи по поводу таких пациентов, как я, говорили, что нас, в случае чего, можно опознать не только по отпечаткам пальцев, но и по насечкам, сделанным в глазах в индивидуальном порядке. Их видно только через специальное офтальмологическое оборудование, зато я, благодаря им, вижу не только весь окружающий мир на любом удалении, но и самую нижнюю строчку в таблице.

Сейчас зрение восстанавливают светом лазерного луча, после которого на глазу остается совсем маленький след. Да и операцию делают не с 18 лет, как раньше, а с 12. Так что детскую мечту о прекрасном зрении можно осуществлять, не дожидаясь его совершеннолетия. Более того, зрение можно восстановить и в зрелом возрасте. Технологии шагнули вперед, и даже для устранения таких возрастных изменений хрусталика, как катаракта, больше не вскрывают глазное яблоко, а проводят операцию лазером через разрез в один миллиметр. И после устранения косоглазия люди уже не ходят неделями с красными глазами, как вампиры, а в амбулаторных условиях устраняют этот дефект одним уколом в мышцу.

Сегодня я снова ношу очки. Только использую их уже для чтения и работы за компьютером. Это возрастные изменения глаз, которые исправить уже невозможно. Пройдя все этапы, от близорукости до дальнозоркости, я уверена в одном: если можно было вернуться на несколько десятилетий назад, свое решение по поводу проведения операций я бы не изменила. Если есть возможность видеть хорошо, то зачем принуждать себя видеть плохо?

Галина ЛЕМЗЯКОВА Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.