Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

На дорожку

Кадры
687
0
Сапожник - профессия антикризисная

35-летняя Юлия ПОПОВА, сапожник с 20-летним стажем, вспоминает:
- В 14 лет меня на время школьных каникул оправили подработать в сапожную мастерскую, с тех пор я при обуви.



Советы мастера:
- Сильно надавив, проведите по обуви пальцем. Скрипит – значит искусственная.
- Если купили обувь из кожзаменителя, старайтесь чаще менять стельки и пусть они будут только из натуральной кожи.
- Никогда не сушите обувь на батарее. Лучше напихайте внутрь газет, они впитают влагу.


Юлин брат, ещё будучи подростком, носил 48-й размер обуви. Мама посчитала, что в будущем у сына могут возникнуть проблемы и было бы неплохо, если бы он научился шить обувь себе сам. И не ошиблась! Сейчас парню 36 лет, и у него 50-й размер ноги. Он и научил сестру секретам мастерства – как из убитой пары сделать новую или с нуля сшить пару сапог. Но сама Юля тогда и подумать не могла, что всё это станет делом её жизни.

После окончания школы поехала в Москву учиться на экономиста, по личным причинам бросила институт на последнем курсе. А дальше – крутой поворот.

- У меня на спине начала болеть родинка. В государственной московской клинике поставили рак кожи. Родинку вырезали. Была назначена химиотерапия. Врачи делали прогнозы, сколько мне осталось жить – год или два. Сама я никак не могла поверить, что умираю. А потом мне позвонила мама и сказала, чтобы я возвращалась в Ангарск, что обследования надо проходить здесь. Я согласилась, потому что в Москве за каждый чих врача мне надо было платить, - Юле тогда было 27 лет, рожать из-за страшного диагноза ей запретили. Без химии, уверяли московские врачи, девушка не протянула бы и пары лет.

- Когда я вернулась в Ангарск, меня встретила седая мама. Хотя я почему-то была уверена, что диагноз - ошибка и из меня просто тянули деньги,
- говорит девушка.

Так и оказалось! Обследование в Ангарске, откуда все стремятся уехать на лечение в центр, раковых клеток не выявило. Юля до сих пор помнит день, когда врач сказал: ты спокойно можешь рожать, ты здорова и никогда не была больна.

Возвращаться в столицу не хотелось. Тогда девушка и решила, что работать она будет сама на себя.

- На аренду и закупку материалов я тратила личные сбережения. Первые два года еле-еле сводила концы с концами. А потом пошли клиенты, - Юля вспоминает первую. Она принесла туфли, в которых надо было заменить каблуки. С тех пор, уже 10 лет, клиентка возвращается со словами: это я, ваша самая первая.

В мастерской у Юли всё завешано живописью, когда в жизни становится всё сложно, берётся за кисть. Последние несколько лет краски пылятся. Жизнь наладилась: она вышла замуж, родила сына, ему нет и года. Муж работает в правоохранительных органах. Профессию жены, кстати, не принимает. Говорит, не по статусу.

- Многие считают, что профессия сапожника второсортная. Но мне главное – обувь. Это первое, что оценивают в человеке. Неопрятная, уставшая – человек так и к себе относится, наплевательски. Я могу из любой сделать конфетку, - ремонт обуви мастер сравнивает с написанием картин. Если у сапожника нет творчества, он ремесленник, а не творец.

В месяц своими руками Юлия зарабатывает среднюю по городу зарплату. Вообще сапожник, уверена она, это антикризисная профессия, он никогда не останется без дела. Тем более сейчас, когда добрую службу обувным мастерам сыграл Китай, поставляющий на наш рынок некачественные сапоги и туфли из дерматина.

Ольга КНЯЗЕВА,
фото автора
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.