Ангарская газета «Время»

Погода в Ангарске


✹ Официальный сайт Ангарской газеты «Время» ✹

Можно новый?

- В вашей газете в конце августа была публикация о молодом ангарчанине, который участвует в проекте Сколково и пользуется высокотехнологичным протезом. А если без проекта? Какими протезами пользуются наши инвалиды? И есть ли у них какая-то возможность заменить старые на новые?

Сергей Иванович

Технологии совершенствуются, и сегодня действительно инвалиды могут получать высокофункциональные протезы, более точно имитирующие работу утраченных конечностей.

Согласно закону «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», изготовление и ремонт протезов проводится за счет средств федерального бюджета и фонда социального страхования Российской Федерации.

Получение протеза происходит по следующей схеме: сначала инвалид получает индивидуальную программу реабилитации, затем проходит медико-социальную экспертизу, на которой специалисты принимают окончательное решение, какой протез человек будет носить. Уже после этого можно обращаться в отделение фонда социального страхования с заявлением на получение ТСР. Но далеко не все инвалиды могут рассчитывать на высокотехнологичный протез. Как нашей газете пояснили в ангарском филиале фонда социального страхования, у человека не должно быть медицинских противопоказаний: должны сохраниться нервные окончания и работать мышцы. Также имеет значение возраст получателя, социальнобытовой статус, физическая активность. По словам специалиста, очереди на получение ТСР нет. Срок ожидания зависит от заключения контракта с поставщиком. В процессе изготовления протезное предприятие приглашает инвалида на примерку изделия. Спустя два или три года можно обратиться за заменой протеза.

А вот реальные истории, как ангачане новые современные средства реабилитации получили.

ДОРОЖЕ КВАРТИРЫ

16 лет назад ангарчанин Сергей КРЮКОВ, будучи сотрудником «Иркутскэнерго», получил производственную травму – попал под высокое напряжение. В результате левой руки у него нет по плечо, правой – от локтя. Итог - инвалидность первой группы, полная потеря трудоспособности. Однако он не унывает - научился готовить, убирать и пользоваться компьютером в новых обстоятельствах. Дома у него четыре рабочих протеза. На каких-то уже лопнула старая гильза, но Крюков к ним привык и меняет только насадки – ложку, вилку, нож или крючок.

- Я не выбрасываю старые протезы, в быту они меня устраивают. Дома чаще всего пользуюсь кухонными протезами, без необходимости не ношу. По улице хожу с крючком: им удобно дверь открыть, пакет взять, - рассказывает Сергей Михайлович.

В июле он получил новый бионический протез немецкого производства. Выглядит как настоящая рука: кисть, пальцы, которые могут двигаться, как живые. Впечатление такое, будто протез попал к ангарчанину из фильма про роботов, особенно когда пальцы с легким жужжанием начинают сжиматься и разжиматься. По словам Сергея, протез управляется при помощи мышц. Он почти сразу же снимает его, поясняя, что устройство успело разрядиться. Такие протезы с внешним источником питания нужно заряжать как мобильные телефоны.

Раньше у Крюкова уже были похожие протезы тоже немецкого производства. Потом у них сели аккумуляторы, а новые не выпускали – разработка к тому моменту уже устарела. Если у старых протезов были функции лишь сжатия и разжатия, то у нового гораздо больше способов брать предметы - можно менять положение большого пальца, поворачивать кисть, сводить несколько пальцев вместе. Сейчас Сергей только знакомится с новой технологией. На то, чтобы приноровиться к предыдущим немецким протезам, у него ушел почти год.

- Протез стоит 2,6 миллиона рублей – в два раза дороже моей квартиры, - говорит Сергей. - Чтобы получить его, я прошел четыре медкомиссии. Был у многих врачей, прошел немало процедур – обязательно в этом случае снимаются электроимпульсы. Я долго ждал, когда мне одобрят такой протез. Скорее всего, окончательные решения принимаются в Москве. Раньше я летал в Москву, жил в клинике, пока протез изготавливали под меня. В этот раз специалист из Москвы приехал в наши края сам.

ДРУГАЯ КОЛЕЯ

У 55-летнего Анатолия МОКИНА протезы более скромные. В 15 лет он попал под поезд: одну ногу удалось сохранить до колена, другую удалили от середины бедра. Впереди была вся жизнь. Молодой человек выучился на сапожника, стал работать, женился, увлекся спортом. Так сейчас и работает в мастерской в 29-м микрорайоне, ездит на соревнования, а в дачный сезон и по огороду успевает.

- У меня сейчас модульные протезы на силиконовых чехлах, стоят 800 тысяч рублей. Немало, но по нынешним меркам это недорогие протезы и далеко не самые современные. Но я и этому рад. Из почти 40 лет, что я без ног, 30 лет модель протезов у меня вообще не менялась. Носил шинокожные протезы на ремнях – и мозоли были, и в кровь кожу натирал. В этих намного удобнее и легче. Не думаю, что я когда-нибудь получу высокотехнологичные протезы. Думаю, что и не нужно мне, все-таки это больше для молодых, - рассказал Анатолий Андреевич.

По сравнению с тем, как протезы выдавали в 80-е, процедура с тех пор усложнилась. Видимо, пропорционально качеству и цене средств реабилитации. По словам Анатолия, чтобы получить протезы, нужно собрать увесистую пачку документов. Те протезы, что Мокин носит сейчас, у него уже вторые. Когда он получал их впервые, проходил полную медкомиссию, а потом еще месяц ждал решения. Через два года, когда пришел срок менять протезы, от повторной медкомиссии его освободили – достаточно было только направления.

- В городе, насколько я знаю, среди инвалидов ни у кого претензий к фонду нет. Но вот деревенские многие на костылях ходят. Не наездятся они сюда неделями ходить по врачам, чтобы все документы собрать. Так и ходят на костылях, ездят на колясках, - говорит Анатолий.

На первых протезах Анатолий учился ходить дватри года. Сейчас для него это уже дело нехитрое. На улице помогает себе тростью. Водит машину, пользуется общественным транспортом. Вспоминает, что самые удобные автобусы для инвалидов были в советское время – большие, трехдверные. Подъем там был гораздо ниже, чем в современных автобусах.

Тот факт, что сегодня инвалиды могут получать высокотехнологичные протезы даже в таких провинциальных городах, как наш, безусловно, большой шаг вперед. Ведь такие ТСР помогают людям, попавшим в беду, легче адаптироваться к социуму и активной жизни. Но пока супер-протезы все-таки, скорее, исключение, чем правило.


Стоимость нового протеза Сергея КРЮКОВА – 2,6 миллиона рублей.


По Анатолию МОКИНУ сложно сказать, что у него на обеих ногах протезы.

Анастасия МАМОНТОВА,
фото Николая СТЕРНИНА