Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

Казённый дом

Репортаж
914
0


…На днях около магазина ко мне подошёл мальчишка лет 10 и попросил денег «на еду». Денег ему я, конечно, не дала, а предложила зайти в ближайшую пекарню и купить, чего ему захочется. Там мы разговорились. Я спросила, откуда он. «Из седьмого интерната». - «И что, вас там плохо кормят?» - «Нормально кормят. Только одним и тем же». От свежей булочки пацан не отказался, даже попросил разогреть. Но есть её не стал (не голодный). Засунул в карман и отправился дальше приставать к прохожим. Потому что цель у него вовсе не еда, а именно деньги, которые потом нужно отдать старшим товарищам. Именно таким промыслом прославились в последнее время воспитанники школы-интерната № 7.

Об этом интернате в последнее время идёт немало разговоров. И что дедовщина там. И что взрослые не в силах с воспитанниками справиться. Поэтому, мол, и директора меняются как перчатки - за последние три года назначен уже четвёртый!

В преддверии Всемирного дня ребёнка во всех казённых детских учреждениях проводились дни открытых дверей. Мы решили побывать именно в интернате № 7.

Здание интерната огромное. Говорят, раньше здесь могло жить до 200 детей – это ещё когда не было строгих стандартов по положенному на каждого воспитанника месту и допускалось ставить в спальнях двухъярусные кровати. Теперь здесь живут 102 ребёнка. Скоро станет 101 - одного из четвероклассников забирают в приёмную семью.

Первым делом нас проводят в жилые блоки. Это пристроенные к основному зданию три крыла. В одном живут мальчики, в другом – девочки, в третьем – младшеклассники и дошкольники. В каждом блоке есть небольшой холл с креслами и телевизором, помещение для гигиены (душ, раковины, стиральная машинка), у младших – игровая, у старших – комната для дополнительных занятий (где можно делать уроки) и спальни. По 5-6 кроватей в комнате. У маленьких в спальнях стерильная чистота, даже в детском саду я такого не видела. Никаких игрушек и личных вещей, вся одежда в раздевалке, там около батареи сушится несколько десятков пар обуви.

У детей постарше есть шкафы с одеждой (как у любого нормального подростка там бардак, но не чрезмерный), тумбочки с личными вещами. Замечаю косметички, лак для волос.

- Кто покупает ребятам косметику? - спрашиваю у Натальи ИВАНОВОЙ, заместителя директора по учебно-воспитательной работе.

- Личных денег по идее ни у кого из детей нет и быть не может до 18 лет. Все пособия и алименты у них копятся на счетах. Но ведь на самом деле очень у многих есть родственники - бабушки, тёти. Забирать их к себе они не хотят, а вот деньги иногда подкидывают.

Поскольку мы пришли во время уроков, в жилых отсеках тишина и пустота. Но в каждом кабинете можно застать как минимум по 2-3 ребёнка. Пара мальчиков читает в библиотеке. Серьёзно, сидели и читали, сами видели! Есть ещё кабинет, где дети учатся разводить комнатные растения, там за круглым столом сидят три девочки, играют в какую-то игру.

По правилам без присмотра взрослых воспитанники интерната не могут находиться никогда.

После учёбы они переходят под присмотр воспитателя, и тот уже проводит с ними свободное время до отбоя (21.00 – для младших, 22.00 – для старших). Гулять только по территории интерната. Круглосуточно под присмотром!

Сотрудники интерната рассказывают интересные вещи. В их обязанности, например, не входит работа по устройству детей в семьи. Они даже не имеют права «рекламировать» своих воспитанников, например, размещать где-то их фотографии. Можно только организовывать мероприятия типа концертов и приглашать на них всех желающих. В прошлом году поставили спектакль. На него пришёл ровно один человек.

Устройством детей в семьи занимаются органы опеки. А задача тех, кто работает в интернате, – сделать этот казённый дом родным. Тут интересы двух ведомств расходятся. Говорят, некоторые воспитанники даже отказывались уходить в семью, мол, нас и тут неплохо кормят.

Кстати, насчёт кормят. В огромной столовой дух казённого дома чувствуется сильнее всего. Окошко раздачи закрыто решёткой. На стене меню: гречневая каша, батон с сыром и кофейный напиток на завтрак, суп с сайрой и тушёная капуста с говядиной на обед. Меню составляется в Роспотребнадзоре согласно требованиям и стандартам. Поэтому воспитанники интерната никогда не едят, например, салата с майонезом, жареной картошки или курицы с хрустящей корочкой. И если предположить, что правила никогда не нарушаются, то они до 9 класса должны дожить, ни разу не попробовав газировки, чипсов, мороженого, колбасы и прочего не самого полезного, но такого вкусного. До 16 лет!

- Правда, что ваши дети не знают, откуда чай берётся?

- Неправда. На кухню их, конечно, никто не пускает, но у них есть уроки технологии, как и в любой школе, на которых девочки учатся готовить, шить, вязать.

Наконец, добираемся до детей. В классах сидят по 6-8 человек.

- А где остальные?

- Это и есть все. Классы у нас небольшие.

Так вот почему здесь так тихо!

Конечно, спрашиваем о дедовщине. Есть?

- Есть. Но уже остатки. Такого беспредела, как раньше, нет. Знаете, откуда всё идёт? Сюда нередко наведываются выпускники, бывшие воспитанники. Они подтягивают к своим делам старших, те – младших. Стараемся от этого избавиться. Вот секцию борьбы открыли. Только нашим подросткам ничего неинтересно. Сходили пару раз и бросили. Спрашиваем: чем хотите заниматься? Так и говорят: ничем. Хотя есть группа, которая с удовольствием в театре занимается в ДК «Энергетик».


Я начинаю думать, что, если бы секция борьбы была за пределами интерната, в нее тоже бы ходили с большим энтузиазмом.

- За пределы территории самостоятельно выходить нашим детям нельзя, - говорит директор (кстати, новый, Александр ИВАНОВ, приехавший сюда аж из Казачинско-Ленского района). – Вот думаем, как бы нам здесь для них каток залить. Вроде территория большая, а места подходящего нет…

Интернат устроен так, что при полном соблюдении правил и отсутствии экстремальных ситуаций ребёнок, попав сюда дошкольником, может вообще не покидать пределов этого казённого дома. Т.е. не увидеть обычную, другую, жизнь. И других детей. Здесь есть и вполне неплохо оборудованный медицинский блок. С койками-изолятором для больных, процедурным и кабинетом ЛФК. Медсестра Ирина СВИРИДОВА говорит, что работать здесь одно удовольствие.

- И ребята такие хорошие!

Правда, признаётся, что до этого 30 лет отработала медсестрой сначала в онкологии, а потом и в наркологии. После таких мест интернат и правда покажется институтом благородных девиц.

И всё же правила существуют для того, чтобы их нарушать. И дети из 7-го интерната периодически уходят. Да, об этом знают. Куда уходят-то?

- Так к мамам! У многих ведь родители живы-здоровы, только лишены родительских прав. Но для них мама – это мама. У мамы лучше. Нет строгого режима дня. Можно не ходить в школу и есть всё что вздумается (если, конечно, вообще есть что). Даже самый отличный казённый дом не может быть лучше родного, хотя мы и стараемся.


Анастасия КУРМАЗОВА, фото Николая СТЕРНИНА

Фото 1: Дома у этих детей нет ни книг, ни игр. Но спросите их, и они ответят: дома лучше.

Фото 2: Кухня. Повара и рады бы приготовить что-нибудь как дома. Но нельзя.

Фото 3: Урок литературы в 9-м классе.
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.