Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Второй День рождения

Второй День рождения

Собеседник
1 081
0
В жизни каждого человека есть дата, с которой начинается новый отсчет времени. Для Петра Сидоровича ХОРУНЖЕГО 3 мая 1945 года – день его второго рождения.

Петр ХОРУНЖИЙ с женой Антониной Михайловной. Дважды, в 1998 и 2005 годах, по приглашению немецкой стороны он ездил в мемориальный музей Нойенгамме и спускал на воду венок в память о жертвах той трагедии.

С началом войны 14-летний Петр, воспитанник детского дома, как и многие ребята, пошел в запорожский военкомат записываться на фронт. Безуспешно. Но война нашла его сама. В село вошли румыны, а потом немцы, которые стали отбирать рабсилу для нужд военной Германии.

В вагонах для перевозки скота людей доставили в Мюнстер, где заставили работать сначала грузчиками, а потом на военном заводе. Когда знакомый итальянец Марио шепнул Петру, что они делают коробки для противотанковых мин, тот был в шоке: работать против своей же Родины? Ни за что! С земляком Сашей они сговорились бежать. Удивительно, но рисковому детдомовцу план наполовину удался.

Спрятавшись под брезентом в вагонах с надписью «Смоленск» беглецы проехали два дня. Злую шутку с ними сыграла обычная жажда. На одном из польских полустанков их, жадно припавших к луже, заметил жандарм и сдал полиции. Ребят жестоко избили. Но еще раньше они договорились в случае чего отвечать, что отстали от состава, который вез их из СССР в Германию. Одежда и обувь у них были домашними, придраться было не к чему, и мальчишек бросили в один из поездов, следовавший в Ганновер.

Здесь их отделили от остальных и отправили в тюрьму, а после в концентрационный лагерь Нойенгамме. Над его воротами как издевательство было написано: «Работа делает свободным». Однако очень скоро вновь прибывшие поняли, что свободу дает не работа, а смерть. Три ряда колючей проволоки, вечно чадящие трубы крематория, эсэсовцы с дубинками, изнурительный труд, холод, голод и нескончаемые побои ломали самых стойких.
- Мы, узники из СССР, были самыми презираемыми. Люди других национальностей могли получить помощь по линии Красного Креста, мы – нет. Нас водили откапывать неразорвавшиеся бомбы. Надзиратели уходили и прятались, а заключенные погибали от взрывов, - вспоминает Петр Сидорович.

Петра спас советский медик-узник, который работал в медблоке. Он перевел доходягу Петра в другой барак.
В конце апреля 1945 года, выполняя зловещий приказ Гиммлера не оставлять живым ни одного заключенного, фашисты пригнали Хорунжего с тысячами других заключенных на берег Балтийского моря, погрузили в трюмы кораблей, вывезли в море и оставили на якорях. Петр попал на красивый круизный корабль «Кап Аркона», внутри которого все сверкало зеркалами и позолотой. 3 мая (с чего и начался наш рассказ) налетели английские бомбардировщики.

- Бывший поблизости небольшой корабль «Тильбек» утонул сразу. Вместе с заключенными. А наш «Кап Арконе» из-за своих огромных размеров сгорел, опрокинулся, но до конца не утонул, - рассказывает Петр Сидорович. Раздевшись, он с товарищем выпрыгнул в море через иллюминатор и поплыл к берегу, до которого было три километра. Немецкие жители, наблюдая с берега за трагедией, поплыли им навстречу на рыбачьих лодках. Так спаслось 425 человек из 7 тысяч заключенных. Хорунжий с большой теплотой вспоминает бургомистра города Нойштадта, который всем спасшимся выдал справки, подтверждающие, что они – бывшие заключенные концлагеря.
- Этот клочок пожелтевшей и полустёртой бумаги с немецким шрифтом спасал меня не раз на бесчисленных допросах в особом отделе СМЕРШ. А иначе вместо немецких ужасов мне грозил каторжный труд, теперь уже в сталинских лагерях.

Оксана ТИХАЯ,
фото автора
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.