Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Бичи - санитары города

Бичи - санитары города

Собеседник
832
0

В 2017 году, объявленном Годом экологии, в стране предложили возродить массовую сдачу стеклотары. Через полтора года после того, как в Ангарске закрылся последний пункт её приема. О том, почему это произошло, мы беседуем с Ларисой АТАВИНОЙ, которая 20 лет назад занялась с мужем этим не самым доходным, зато социально важным бизнесом.

- Как вас, воспитателя детского сада, занесло в эту сферу?

- После развода, имея на руках двоих детей, я очень нуждалась в деньгах. Устроилась спортинструктором в АНХК, но вскоре меня отправили в б\с. Надеяться было не на что, и я пошла приемщицей в пункт приёма посуды. Там познакомилась с нынешним мужем Владимиром ТЕПЛОВЫМ, который в ООО «Бриз» занимался ремонтом квартир. Как-то в момент отсутствия заказов они с напарником вспомнили про большой пустующий подвал общежития в 6 микрорайоне и решили заняться закупом бутылок. Бутылок тогда было всего три наименования: пивная, винная и водочная. Не то что сейчас. И закупочные цены по тем временам были очень даже приличные. Водочную бутылку у нас принимали по 50-80 копеек, пивную - по 30. Винную забирали частные лица по 50 копеек. И когда строительные дела у мужа не пошли, мы стали работать именно в этом направлении.

- Какое время было наиболее удачным для вашего бизнеса?


- Лет через 5 у нас было 12 посудоприемных пунктов. Работали 12 приемщиц плюс одна подменная, два грузчика на машинах. Конкуренции как таковой не было. В этом сегменте нас было всего три предпринимателя, мы самые крупные. В то время крупные компании, такие как «Балтика», заставляли берущих у них под реализацию пиво сдавать пустую тару обратно. Это было непременным условием, иначе пиво просто не отпускали. «Кедр» принимал винную бутылку на тех же условиях. В сезон заготовок население хорошо покупало банки, в магазинах они стоили дороже. А потом пришли дилеры, заключили договоры с «Кедром», пивзаводом, масложиркомбинатом (туда мы сдавали баночки из-под майонеза) и стали монополистами. Нам пришлось перестраиваться и всю посуду возить им. Наступили времена, когда с нами не рассчитывались по полгода. Однажды даже пришлось брать кредит, чтобы вовремя заплатить за аренду, бензин, выдать зарплату. К тому же мы не могли сказать людям: «Вы сегодня сдайте, а потом за деньгами придёте». Наличка должна быть всегда.

За 10 лет цены на бутылки не выросли ни на копейку, хотя год за годом они поднимались и на бензин, и на аренду помещений. Мы стали работать практически с нулевой рентабельностью. Муж часто говорил: «Бросаем это дело». Через несколько лет, чтобы держаться на плаву, мы решили расширить сферу: стали принимать макулатуру, пивные жестяные банки. Пытались принимать пластиковые бутылки. Привозишь этот объемный «воздух» и получаешь… 80 копеек за килограмм (25 бутылок)! Как же мы ждали открытия Ангарского пивзавода! Думали, откроется под боком, завалим их бутылками из-под «Клинского». Они же проработали всего ничего и посуду не принимали вообще!

- Сейчас депутаты предлагают ввести залоговую стоимость стеклянных банок, бутылок, а также установить в супермаркетах автоматы для приема пустых бутылок. Считается, это будет стимулировать людей сдавать бутылки. Это так?

- В супермаркетах это нереально. Во-первых, должна быть адекватная, интересная людям цена: не меньше рубля-двух за бутылку. Чтобы был смысл её нести. Большинство людей вряд ли потащат из дома полный пакет. Но если цена за бутылку будет рубль, даже если кто-то её и выкинет, другие обязательно поднимут и принесут, чтобы заработать. А два рубля за бутылку вообще идеально.

- Но ведь тогда увеличится и стоимость продукта?

- Ну и что? Для тех, кто покупает водку, разница в пять рублей несущественна. Хотя лично я считаю идею с баками для раздельного сбора мусора более реальной, хотя и долговременной. Начинать приучать к этому нужно с пеленок.

- Почему ваш бизнес, решающий важные экологические вопросы, в Ангарске заглох?

- Посудоприемные пункты – структура, удобная многим. Одним они позволяли избавляться от ненужного, другим покрывали первейшие жизненные потребности. Три посудоприемных пункта за месяц собирали 100 тысяч бутылок, 100 тысяч алюминиевых банок из-под пива и 5 тонн макулатуры. Получалось очень прилично. А закрылись они по разным причинам. Пункт при магазине «Рассвет» в 182 квартале после пожара нам не дала восстановить администрация магазина, который стал частной собственностью. Следом под строительство гаражей забрали еще несколько помещений в магазинах «На Крупской», «Синенький», «Бычий рог», «Радуга», под ресторан - «Колос». Оставались пункты при общежитиях в 86 и 92/93 кварталах. Предприниматель Сергей СТЕПАНОВ был единственным, кто пошел нам навстречу в вопросе снижения арендной платы. Понимал, что если мы оттуда съедем, никто больше его подвалами не заинтересуется.

Нас подкосило еще и нежелание многих жильцов иметь соседство с посудоприёмными пунктами из-за бичей. Хотя более безобидных людей еще поискать. Когда была необходимость самой вставать приемщицей, я наслушалась столько историй! Одна бывшая массажистка в хорошие годы уехала в Москву, где жила с мужчиной в гражданском браке. Дети выписали её из ангарской квартиры и уехали из города сами. Когда мужчина умер, она вернулась в Ангарск, где ни жилья, ничего. Сначала сдавала бутылки, чтобы кормить голубей и кошек. Потом опустилась, и это стало её единственным заработком.

Однажды под Новый год нам подкинули старую больную овчарку. Подъехала машина, мужчина высадил собаку и сказал моим бичикам: «Съешьте её». У собаки отказывали ноги, её надо было усыплять, за помощью я позвонила в АКТИС. Сообща с аптекой и магазином мы собрали 2 тысячи. Но собака с ветврачом не пошла: чувствовала зачем. Тогда я купила ей ливерной колбасы, она отогрелась и уснула на мешках, ветврач сделала укол. Мои бичики долго не могли забыть этот случай. И кто же сердобольнее: они или «нормальный» хозяин этой собаки?

- Еще вас обвиняли в антисанитарии, тараканах…

- Незаслуженно. В подвалы, где я и мои люди находились ежедневно, я вызывала санобработку, сама покупала дуст и т.д. Мало того следила за состоянием коммуникаций. Чуть где-то протекали трубы, сразу вызывала сантехника. Но когда подвалы стали нежилыми, кто там за чем будет смотреть?!

- Местные власти тоже не проявили заинтересованности?

- Они не могли помочь нам снизить арендную плату из-за того, что многие здания в частных руках. Однажды я пошла на прием к Василине ШУНОВОЙ. Она не отказала, но сказала мне самой найти подходящие муниципальные помещения, чтобы поговорить с их владельцами. Но я-то не знаю, где какой дом. Просила переговорить с управляющим Игорем РУДНЕВЫМ, в чьём ведомстве находилось общежитие в 6 микрорайоне. Михаилу ИЛЬИНУ, занимавшемуся вопросами экологии, Руднев ответил, что если власти это нужно, то пусть доплачивает нам (ООО «Бриз») дотацию. Весной 2015 года этот товарищ одномоментно поднял нам арендную плату с 14 тысяч до 20. Хотя мы и 14 еле наскребали. Третий год этот подвал в 6 микрорайоне стоит заколоченным. Как и все подвалы, с которых мы съехали. А город тонет в мусоре!

- В чем же выход?

- При маленьких магазинах остались складские помещения, которые можно было приспособить под пункты вторсырья. Но лучше, если они располагаются в жилых домах, в местах шаговой доступности. Чем больше их по городу, тем эффективнее. Но только при условии поднятия закупочных цен на бутылки.

- Чем вы занимаетесь сейчас?


- В последние годы работаю дежурной по спортзалу «Нефтехимик» - хороший коллектив, удобный график. Занимаюсь внучками, у меня их четыре. Помогаю мужу. До последнего надеялась, что удастся сохранить хотя бы два пункта. Прохожу мимо бывших своих пунктов, и до сих пор сердце сжимается .

Беседовала Оксана ТИХАЯ,
фото Николая СТЕРНИНА
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.