Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Олеся БАДЯКИНА, врач-психотерапевт: Не пугайте детей!

Олеся БАДЯКИНА, врач-психотерапевт: Не пугайте детей!

Собеседник
2 613
0

С начала года в Ангарске случились уже две попытки суицида среди школьников. В январе девочка попыталась покончить с жизнью в школьном туалете. 6 февраля старшеклассница выбросилась из окна своей квартиры. Когда готовился этот номер, полиция объявила в розыск ещё одну школьницу, написавшую прощальное письмо и ушедшую ночью из дома. Как помочь нашим детям? О чём они нам сигналят? Об этом мы поговорили с врачом-психотерапевтом, куратором суицидологической службы Ангарска Олесей БАДЯКИНОЙ.

- Олеся Георгиевна, что происходит с нашими детьми? Почему участились такие случаи?

- Не участились. Статистика суицидов и по области, и по городу особо не меняется в последние три года. По области в 2014 году было зафиксировано 115 попыток самоубийств среди подростков до 18 лет. Из них 28 завершённых. В 2015-м - 108, завершённых - 30. В 2016-м - 111 попыток, завершённых - 15. За 2017 год цифры пока недоступны. По Ангарску наши данные и официальные немного разнятся, поскольку некоторые случаи официальная статистика упускает, но так как наше отделение работает по каждой попытке, наши цифры мы считаем более достоверными. За 2016 и 2017 годы в городе было по 15 попыток самоубийств среди подростков, завершенных по одному за каждый год… Среди всех причин смерти в России суицид занимает пятое место.

- Есть ли опасные месяцы, когда попыток происходит больше?

- Обычно это начало года и период экзаменов, когда напряжённость у детей возрастает. Значимость экзаменов для ребёнка, конечно, привнесена взрослыми. Подростки слышат в школе и дома: не наберете нужные баллы, никуда не поступите, жизнь не сложится. Дети сами по себе не склонны так усугублять проблему. Они чувствуют, что молоды, полны сил и впереди у них ещё куча времени, чтобы всё исправить, пересдать. Не пугайте их.

- Какие причины толкают подростков к уходу из жизни?

- На первом месте остаётся личная жизнь – несчастная любовь, проблемы в семье и со сверстниками. Дальше идут школа, какие-либо неудачи, чувство одиночества, нежелание жить и справляться с проблемами. А вот группы смерти, о которых недавно ещё шумели, отошли на второй план, из-за них было 3% попыток от общего числа. Где-то на последнем месте уже находятся наркотики и алкоголь.

- Какие подростки находятся в группе риска?

- Самоубийство в основном совершают ребята от 13 до 17 лет, чаще всего те, которые страдают от одиночества, плохо социализированные, не имеющие поддержки дома, в семье. А ещё дети, которые очень много уделяют внимания учёбе и мало общаются.

- А ребята из бедных семей?

- Только из асоциальных, где ребёнок лишен возможности наладить связь с родителями. В остальном финансовое благополучие не означает благополучие эмоциональное – одно другим не подменишь. У человека внешне может быть всё, но он внутри одинок.

- Как родители могут заподозрить неладное?

- Прежде чем решиться на самоубийство, ребёнок буквально «кричит» о помощи: ведёт себя вызывающе или становится замкнутым, стремится уединиться, отстраниться. Многие прямо говорят, что не хотят жить… Любое заявление о нежелании жить должно восприниматься всерьёз. Родители часто думают, что это шантаж. Но ведь и шантажная попытка может стать удачной…

Самый тревожный сигнал: когда ребёнок страдал, сильно переживал из-за чего-либо и вдруг как будто успокоился, хотя проблему никто не решал. Это может означать, что уже принято решение о самоубийстве и всё уже планируется.

Если в семье эмоционально тёплые отношения, то угрозы самоубийства, как правило, нет, ребёнок чувствует в родителях опору, значит, он подойдёт и поделится проблемами.

- Но ведь большинство подростков ведут себя вызывающе, пытаются изолироваться у себя в комнате, погружаются в телефон…

- Конечно, подростковый период – тяжёлый период. Идёт переход от детского возраста во взрослый, и этот период не может проходить бесконфликтно. Но я говорю о крайней степени. Когда ребёнок совсем перестаёт выходить на контакт, когда то, что для него всегда было значимым, вдруг перестало быть таким.

- И что делать родителям?

- Сначала попытаться поговорить. Если проблему можно решить семейно, то сделать это. Если такой возможности нет или не удаётся установить контакт, надо идти к специалисту. Вы всегда сможете получить у нас бесплатную консультацию.

- Но ведь если у подростка нет эмоциональной связи с родителями, то он может и к психологу с ними не пойти…

- Может. Но это не повод опускать руки и ничего не делать. По закону мы можем принять подростка и одного, но только с 15 лет. И родители могут одни прийти, проконсультироваться. Или позвонить на телефон доверия.

Конечно, реалии нашего времени таковы, что родители вынуждены много работать, мало времени уделять ребёнку. Но в конце концов одна из возможных видов помощи - завести собаку. Уже не одиночество. Но родителям всё равно надо пытаться стать своему ребенку близкими людьми. Человеку человека не заменит никто.

- Совершая самоубийство, подростки осознают до конца, что они делают?


- Человеку вообще трудно осознать конечность жизни, потому что у всех у нас есть иллюзия бессмертия.

- Учителя могут заметить, что с ребёнком не всё ладно?


- В каждой школе есть психолог, который регулярно проводит скрининговые тестирования, выявляет группы риска и конкретно ребят, которые настораживают в плане депрессивности, избыточной тревожности, а иногда и уже суицидально настроены. С ними школьный психолог разговаривает напрямую или перенаправляет к другим специалистам.

- Как вы считаете, надо ли проводить классные часы на эту тему?

- Есть две крайности: когда тема суицидов становится табуированной и когда становится популярной. Любая крайность плоха. Часто табу на эту тему вводится в семье, где была попытка самоубийства. Это неправильно. Проблему, которая подтолкнула человека к крайности, надо помочь ему решить. Нельзя говорить: не занимайся ерундой, надо попытаться его понять.

Но и слишком много говорить об этом нельзя, иначе это, наоборот, может стать модным у подростков. С детьми надо говорить о жизни, а не о смерти. О том, как жизнь интересна, как можно решать проблемы, как справляться со стрессовыми ситуациями.

- Есть мнение, если кто-то в семье совершал самоубийство, то это повторится с большей долей вероятности…


- Есть такой риск, да. И даже если в семье об этом не говорят, есть некая информация, получаемая из внешнего мира не только с помощью слов.

- Как вы работаете с людьми, совершившими попытку суицида?

- По закону о психологической помощи мы можем им помочь, если они сами придут к нам. До 2008 года в нашем городе так и было. С людьми, которые пытались покончить с собой, никакая работа не велась. Человека спасали в соматическом стационаре, затем выписывали домой. Он, конечно, зачастую совершал вторую попытку, более удачную. Тогда мы стали думать с главврачом психиатрической больницы Валентином Николаевичем ЛЕВЧЕНКО, как можно этим людям помочь. И в 2008 году организовали нашу суицидологическую службу. Теперь, если в соматический стационар поступил человек после попытки самоубийства, врач должен сообщить нам.

В стационар приедет психолог, который проведёт консультацию, даст рекомендации, номера телефонов доверия. И зачастую даже этого бывает достаточно, чтобы попытки не повторялись. Многие пациенты так и говорят, что просто не знали, куда обратиться за помощью.

Анастасия ТЮЛЬПАНОВА,
фото Николая СТЕРНИНА


СОХРАНИ:

-Телефон регистратуры медико-психологического центра - 55-10-36,

-городской телефон доверия - 086 (с городского), 8 (3955)56-49-86 (с сотового),

-общероссийский телефон доверия - 8-800-350-40-50.

Все телефоны довериЯ работают круглосутоЧно.

Адрес медико-психологического центра: 17 микрорайон, дом 6.
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.