Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Константин КРАВЧЕНКО: Музей закрылся, энтузиасты остались

Константин КРАВЧЕНКО: Музей закрылся, энтузиасты остались

Собеседник
886
0
Константин КРАВЧЕНКО: Музей закрылся, энтузиасты остались

Больше года назад бизнес-сферу Ангарска, перенасыщенную пивными ларьками и офисами микрозаймов, разбавило что-то необычное: открылся музей занимательной науки «Экспериментарий». Там было около 150 приборов, каждый из которых демонстрировал тот или иной закон физики.

Почему мы говорим об этом в прошедшем времени? Недавно музей съехал, на его месте открыли очередной магазин. Мы встретились с директором «Экспериментария» Константином КРАВЧЕНКО, чтобы узнать, почему в Ангарске так плохо приживаются интересные проекты.


- «Экспериментарий» не самый выгодный бизнес?

- Да, водку продавать было бы выгоднее. Но я еще в детстве увлекался различными экспериментами, меня интересовало, как работают законы физики на практике. Взрослым побывал в аналогичном музее в Сан-Франциско. И так меня всё это увлекло! В 2011 году решил сделать нечто подобное в Иркутске. Тогда я, кандидат биологических наук, преподавал в университете, занимался популяционной генетикой. Музей организовали при академии наук, и это стало моим хобби. Всё, что мы зарабатывали, вкладывали обратно в развитие. Но настали тяжёлые времена, музей пустили в свободное плавание. Я оставил преподавание и посвятил себя музею. Набрал команду из своих студентов, мы начали работать и думать, как хобби сделать самоокупаемым.

- Сложно было после выхода из-под опеки академии наук?

- Олег ТАБАКОВ говорил: никогда не занимайся тем, что тебе не интересно. Если ты не увлечён, если нет азарта и не получаешь удовольствия от того, что делаешь, никогда не выйдет ничего хорошего. Мы так сильно загорелись музеем, что ночами придумывали и создавали новые приборы. По сути, у нас все они самоделки. Основное вложение - собственные мозги, силы и время.

Тогда мы были единственными в стране. Наш музей по количеству приборов не уступал европейским. И к нам был колоссальный интерес СМИ и посетителей. О нас писали, нас снимали, говорили не только на местных, но и на федеральных телеканалах. Потом в крупных городах начали открываться музеи занимательной науки, которым были нужны приборы. В Европе такой экспонат стоит примерно 10 тысяч евро, мы продавали в 10 раз дешевле, хотя по качеству они не уступали. Удавалось зарабатывать.


В «Экспериментарии» ребёнок может не только узнать, что такое гиперболоид, но и построить его.

- Если в Иркутске «Экспериментарий» работает, то почему в Ангарске закрылся?

- Создавать в Ангарске «Экспериментарий» изначально было рискованно - город небольшой. Подобные музеи работают в миллионных городах. Но нам сделали хорошее предложение по аренде - большая площадь, где можно разместить больше экспонатов, чем в Иркутске. Мы согласились. Но первая волна прошла, и интерес спал. Стало сложно содержать сотрудника, платить аренду, коммунальные услуги. Когда расходов стало больше, чем доходов, приняли решение сворачиваться. Скажу, что закрытие музея в Ангарске не было для нас крахом, остались работать два музея в Иркутске. Хотя был, конечно, неприятный осадок. В Ангарск мы планируем вернуться в другом формате – с передвижной выставкой, включающей наиболее интересные интерактивные установки. Сейчас ведем переговоры с ангарским музеем минералов.

- Где вы берёте идеи для создания приборов?

- В книгах или Интернете, заимствуем у зарубежных коллег, а есть полностью оригинальные. Сейчас у нас не только экспонаты, работает лаборатория, где можно провести опыты. Мы проводим мастер-классы, где дети мастерят несложные научные игрушки. Отремонтировали аппарат планетария фирмы «Карл ЦЕЙС», который работал в Троицкой церкви Иркутска до 1989 года. Летом запустили что-то вроде лагерной дневной смены – развлекаем детей, чтобы не торчали у телевизора. И так круглые сутки ты генерируешь идеи, чтобы не стоять на месте. Если остановишься хоть на минуту, пойдёшь ко дну. Мы держимся, даже вперёд плывём. В общем, бизнесу не только бизнес-план нужен, но и душа.

- Сколько вы получали, работая в университете, и сколько сейчас?


- Преподавателем я получал около 40 тысяч рублей. Сейчас больше. Но понимаете, не в деньгах дело. Точнее, не только в них. Помню, когда мы только открылись в Иркутске, к нам приехали три автобуса школьников. А потом мне позвонили из школы и спросили: «Что вы сделали с нашими детьми? Нам пришлось создавать ещё один профильный класс специально с уклоном на физику, а мы не планировали этого делать». Или позвонила мама школьника, который буквально пропадал у нас в музее, сказала, что теперь её сын вместо того, чтобы смотреть мультики и играть на компьютере, норовит дома всё разобрать на винтики и изучить.

- Опыт работы в науке помогает вам в бизнесе?


- Я знаю многих успешных бизнесменов, которые раньше занимались наукой. Им помогает не опыт, не знания, а аналитический склад ума. Экономическая ситуация сложная, многие люди с трудом сводят концы с концами. Первое, что они сокращают в семейном бюджете, – сферу развлечений и образования. Поэтому и у нас, и в других культурных заведениях посещаемость падает. Это только по телевизору говорят, что кризис закончился. Предпринимателям приходится быть гибкими, уметь подстраиваться под северный, южный, западный и восточный «циклоны». Иногда они, кстати, атакуют одновременно.

Ольга КНЯЗЕВА,
фото с сайта www.sbros.ru
и группы в «ОК»
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.