Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Маргарита СОСНОВИКОВА: Дети те же, мамы – другие

Маргарита СОСНОВИКОВА: Дети те же, мамы – другие

Собеседник
997
0
На этой неделе уходит на заслуженный отдых самый опытный ангарский неонатолог Маргарита Сергеевна СОСНОВИКОВА, проработавшая в родильном доме и в перинатальном центре 51 год.


26 апреля Маргарите СОСНОВИКОВОЙ исполнилось 79 лет.

- Не поверите, но когда я училась в Ивановском мединституте на педиатра, даже мысли о роддоме не допускала. Не любила акушерство. Сейчас неонтологию считаю самой лучшей медицинской специальностью. Радостная она, светлая. Это ж какое счастье – взять на руки новорожденного! Мне даже в отпуске дети снились.

- Как же вы тогда попали в роддом?

- Роберт БАБИЧЕВ, муж моей институтской подруги Ирины выпустился на год раньше и получил распределение в Ангарск. Ему понравилось в молодом сибирском городе, он так его нахваливал, что я тоже распределилась сюда. Муж, который учился в Иваново в химико-технологическом институте, перевелся в Ангарский политех. Мне на направлении сделали пометку: «только микропедиатром». Тогда в роддоме врачи не держались. Это место считалось пороховой бочкой. Мало кто там выдерживал. А я вот задержалась на 51 год!

- Современные дети отличаются от ваших первых пациентов?

- Дети-то всегда одинаковые. Выхаживать их стали лучше благодаря новым технологиям. Тогда ребенок весом меньше килограмма считался выкидышем. Хотя в моей практике были 900-граммовые малыши, которых нам удалось выходить. Но это редко. Сейчас всех живорожденных стараются вытянуть. Отсюда и заболеваемость выше, потому что не все органы у них успели сформироваться. Аномалий развития стало меньше благодаря УЗИ и обследованиям, которые проводят в женской консультации. Раньше часто встречались спинномозговые грыжи, отсутствие конечностей, огромные диафрагмальные грыжи. Самое страшное, что мне довелось увидеть, – незарощение жаберных щелей: патология лица. Часто были гемолитические желтухи отечной формы. Им надо определение почасового билирубина. А у нас всего один лаборант. Сейчас сама удивляюсь: как мы работали-то? Но справлялись!

- Стоит ли выхаживать маловесных детей, которые могут остаться инвалидами?

- Несколько лет назад стояла я на почте. Позади меня - женщина с трехлетней девочкой. Услышала мой голос и говорит: «Вы же Маргарита Сергеевна из роддома? А помните Колю Иванова?» Вот его точно помню. Я только начинала работать, когда родился этот мальчишка – 1 килограмм 300 граммов. Мать от него отказалась и ушла из роддома. Правда, потом одумалась. И вот эта женщина говорит: «Я его мама. Он служит в десантных войсках. Рост – 190 сантиметров. Размер ноги – 45-й». Вырос же! Значит – стоит.

- Когда проще было работать: сейчас или в середине прошлого века?

- Раньше было тяжело физически. Представьте, в 78-80-х годах в отделении одномоментно лежали 100 детей. Врачей – два-три человека. Был период, когда все ушли в декрет, и я вообще одна осталась. Сейчас нагрузки другие. На одного врача по нормативу положено 25 детей. Малышей переводят на долечивание в детскую больницу или на второй этап выхаживания. Открыли отделение катамнеза, где ребенка в динамике наблюдают. УЗИ делают. Любой узкий специалист может проконсультировать.


1980 г. Маргарита СОСНОВИКОВА с крёстным сыном Марком БИДЕНКО, внуком лучшей подруги Веры ФЕДОТЕНКО. Он продолжил врачебную династию и стал врачом-неврологом.

А раньше мы варились в собственном соку. Я на учебу первый раз поехала через шесть лет работы. Книги по неонтологии были редкостью. Зато сейчас – уйма документов. Пришлось овладеть компьютером.

Оборудование очень облегчает работу. Сейчас при переливании крови или капельницах оборудование само рассчитывает скорость вливаний. Мы же это раньше делали вручную. Для того чтобы ввести 200-300 граммов крови, по 5-6 часов сидели. Делегация из Японии, увидев наши самодельные кислородные маски, прислала нам их в подарок. А кювезы какие были! Огромные, как танки, выполняли роль грелки и кислород подавали. Сейчас в них полностью создается микроклимат, необходимый ребенку.

Мне много помогал муж, который работал заместителем директора ОКБА. Он нам в бюро сделал первый аппарат фототерапии. Сейчас такие на всех этажах есть. Разработал нам и аппарат холодовой терапии для лечения родовых травм.

Вы вот спрашиваете, изменились ли дети? А поменялись за 50 лет мамочки! Сейчас по телевизору женщины рассказывают, что рядом с ними во время родов никого не было или «роды приняла санитарка, пробегавшая мимо». Да нас там 4-5 человек вокруг стоит: акушер, акушерка, педиатр, нянечка и анестезиолог, если необходимо.

Я на «Школе матерей» женщинам постоянно повторяю: все зависит от вас самих. Роды – это радостное событие в жизни женщины. И идти на них надо с позитивным настроем.

Мне тут недавно мужчина позвонил: «Мне сегодня 30 лет исполнилось. Первый тост я поднял за маму. Второй мы сейчас выпьем за вас». Очень тяжелый ребенок был. Но раз он столько лет меня помнит, значит, ему об этом мама рассказывала.

- Вы себе смену-то подготовили?


- У нас хорошая молодежь. Задержаться в нашей профессии могут только те, кто душой туда вросли. Надежда Сергеевна БЕЛЬСКАЯ 40 лет уже отработала. Я ее чаще, чем своих дочерей видела. Сейчас детским отделением заведует Евгения Сергеевна КУРМАЗОВА. Уверена, что она никуда не уйдет.

Кажется, что я сама только вчера первый раз пришла на работу. Отчетливо помню, как меня встретила первый главный врач Екатерина Ивановна ИВАНОВА, а на самом деле это было 11 апреля 1967 года. 51 год как один день пролетел.

Галина ЛЕМЗЯКОВА,
фото Николая СТЕРНИНА и
из личного архива
Маргариты СОСНОВИКОВОЙ
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.