Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Это родители разводятся, а дети продолжают любить…

Это родители разводятся, а дети продолжают любить…

Собеседник
655
0
Завтра по календарю День защиты детей. Поэтому в нашей редакции человек, который 26 лет занимается детьми, из семей которых ушла любовь.


Счастливое детство это не четырехразовое питание и обязательные прогулки по графику. Счастливое детство - это семья, дом, мама и папа.

Елена ДЖУГАШВИЛИ, замначальника управления социальной защиты населения по Ангарскому району:


- Что изменилось за это время в вашей работе? Любви стало больше?
- Уверена, что да. Мне есть с чем сравнить. Когда в сентябре 1992 года я пришла на эту службу, у нас в городе не было ни одного социального приюта, только одна палата на четыре койки в детской больнице. И вдруг очень резко, как лавина сошла, появилось очень много детей, которые стали не нужны родителям. От них отказывались в роддомах, бросали на вокзалах и во дворах, оставляли на улицах, в магазинах и пустых квартирах… Пришлось открыть детский приют, потом выделить ему еще одно здание. Дому ребенка передали помещение детского учреждения в 13 микрорайоне – детей просто некуда было девать! Случалось, что у нас груднички в детской больнице лежали до полутора лет – не было возможности перевести их в Дом ребенка из-за нехватки мест!

Такая ситуация сохранялась довольно длительный срок, но в последние годы мы констатируем перелом, возвращение к нормальной человеческой жизни, в которой ребенок – главная ценность семьи и самая большая ее радость. Если в 2013 году в госучреждениях района находились 405 детей, которые подлежали устройству в семью, то сегодня только 87. Причем в основном это подростки и дети с ограниченными возможностями здоровья, т.е. те, которые требуют особых условий и очень большого ухода. Детей до 10 лет для передачи в семью у нас нет! Зато есть очередь тех, кто желает взять ребенка. В 2016 году отказников в перинатальном центре было десять, в 2017 году - всего трое. Раньше мы в вашей газете еженедельно (!) делали колонку «Возьми меня!», а теперь нам некого в нее ставить. Поэтому, да, любви стало больше, ее стало хватать даже на чужих детей.

- Чем вы это объясняете, ведь жизнь не стала легче?
- Думаю, что она никогда такой и не была у нас, но появилось, а точнее сказать, вернулось осознание семьи как главной цели и смысла жизни. Не коттеджа, «Мерседеса», высокооплачиваемой должности, а настоящей полной семьи с праздниками, традициями, семейными альбомами, генеалогическими деревьями и историями рода, которые сейчас модно восстанавливать. Бессмертный полк, для которого люди делают портреты своих близких, и розыск могил погибших родственников, и Елки желаний воспитанников интернатов в супермаркетах – все это явления одного порядка – человеческого, сердечного, настоящего. Поверьте мне, я знаю, о чем говорю, передо мной прошли тысячи семей всяких разных. Никакая карьера и счет в банке не способны заменить семейное счастье, его не купишь. И если у вас плохо с детьми, если дети «неудачные», значит, старость будет одинокой и грязной. Поэтому вкладывайте в детей, это окупится.

Кроме того, в центре помощи детям работают три отделения. Отделение замещающих семей, которое помогает семьям, где есть дети под опекой. Отделение помощи семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации. И недавно созданное отделение постинтернатного сопровождения, которое помогает устроиться в жизни сиротам, которым исполнилось 18 лет. Сегодня все службы города работают на то, чтобы ребенок остался в семье

- Да? А по телевизору часто показывают, как органы опеки забрали ребенка из семьи, потому что при проверке дома в холодильнике не было апельсинов.
- Ну это известно, у нас говорят: нет такой беды в России, в которой бы не были виноваты органы опеки. Опека это не частная лавочка, где решение принимает хозяин единолично и по своему разумению. Опека - это государственное учреждение, которое работает, исполняя закон, под контролем и надзором прокуратуры. Семейный кодекс возлагает обязанности по содержанию и воспитанию ребенка на родителей. И если семья нормальная, никто и никогда ребенка у нее не заберет, это чушь! Другое дело, если опека получила сигнал и, проверив его, убедилась, что проживание ребенка в семье угрожает его жизни и здоровью. В таком случае речь идет о спасении. Тогда однозначно забираем, помещаем в приют временно и начинаем разбираться: разовая это ситуация или система?

Нас не надо убеждать, что дети должны воспитываться в семье, я это знаю на собственном опыте. Мой первый выезд тогда, в 92-м, был в семью, где мама лежала от водки мертвая, а сожитель, недавно вышедший из колонии, такими глазами смотрел на ее дочку, что вариантов у нас не было. Сколько лет прошло, а я помню, как девочка цеплялась за маму и плакала, а та бутылку из рук не выпускала. Девочка сейчас выросла, и теперь сама лишена родительских прав на ребенка. Семья - это наши корни. В интернатах они не растут.

- Вот бы и рассказали об этом по телевизору!
- Телевидению интересно другое! Был у нас такой случай: бабушке, воспитывавшей внука, позвонили из одной популярной телепередачи на Первом канале. Мол, ваша дочь хочет с вами встретиться, увидеть своего ребенка, приезжайте! Бабушка отказалась, ведь за все годы от нее не было ни весточки, ни денежки. Проходит время, звонят из «Жди меня»: вас ищет родственник! Бабушка собралась, взяла внука, поехали. И только в студии узнали, что родственник совсем не тот, про которого говорили, а… дочь, мать внука. А бабка нарядная пришла, с букетом. Ну и этим букетом при всех камерах она отходила доченьку! Да так, что та в обморок упала! Театр!
Думаете, чем дело кончилось? Мама забрала сына после передачи? Мама взяла деньги за участие в передаче и снова пропала, видимо, обиделась за букет. Внук и сегодня живет с бабушкой.

Вспомнилось сейчас: за все годы, что я работаю, на моей памяти был только один случай, когда к нам пришла мать, оставившая ребенка в роддоме, и спросила, где он и как сложилась его судьба. Но был случай, когда нам пришлось разыскать кровную мать, у нее оказалась другая семья и новые дети, все очень благополучно. Женщина в ноги бросилась, умоляя ничего не рассказывать мужу. Все телесериалы написаны, похоже, бывшим сотрудником опеки.

- Вы говорили об очереди на усыновление. Что заставляет людей взять в семью чужого ребенка? Простите, но говорят, что сегодня это просто один из видов заработка.
- Вот у нас в центре занятости сотни рабочих вакансий. И сотни безработных, потому что не хотят люди заниматься тяжелым физическим трудом за очень невысокую зарплату. Так вот работа приемной семьи тяжелее любого сварщика или шахтера в сто раз! А платят за нее 6 тысяч с небольшим – пособие на ребенка, и чуть больше 4 тысяч - зарплата семье. В общем, выходит немногим больше 10 тысяч за круглосуточный труд без выходных и праздников. Нет, не в деньгах здесь дело! Около 48 пар стоят на учете, ожидая ребенка. В основном, конечно, хотят взять маленького, в возрасте от рождения до 5 лет. Но ведь стали брать и инвалидов, и даунов, чего раньше вообще не было, а сейчас уже есть, и не единичный случай. Раньше таких деток у нас забирали только иностранцы, а мы все удивлялись: ну что, значит, хорошо живут! Выходит, мы теперь тоже неплохо живем. Приемные семьи стали чаще усыновлять своих воспитанников. В 2016-м таких случаев было 13, а в 2017-м - уже 25.

Сначала мы удивлялись, как меняет приемный ребенок жизнь семьи. Например, очень часто бездетная пара, усыновив малыша, вскоре рожает своего. Теперь уже привыкли. Есть хорошая поговорка: сироту пристроить, что храм построить.

- Что в нашей хорошей жизни может лишить семью своего ребенка?
- Все то же, что и всегда: алкоголизм и наркомания. В 2016 году были лишены родительских прав 90 родителей в отношении 103 детей, в 2017-м – 103 родителя в отношении 106 детей. Типичная для нашего города ситуация, когда дети остаются без родителей по причине приговора суда. Так, сейчас осталась без мамы дочь одной известной своей деятельностью риелтора, получившей реальный срок лишения свободы. За распространение наркотиков потеряно много мам. Почему-то считалось, если ты мама, тебя не посадят. Правда, стали забирать детей после тюрьмы, такое тоже раньше было большой редкостью. Сейчас готовим такого ребенка. Там очень непростая и поучительная история. Маму посадили за убийство мужа, отца ребенка. Пока она отбывала наказание, ребенка воспитывала бабушка, мать убитого мужа. И все-таки женщины сумели договориться между собой в интересах ребенка. Это очень большая редкость.

- Что вы имеете в виду?
- То, что страшнее родительских войн за ребенка может быть разве что атомная война. Развод у нас - это всегда конец света, ребенок в нем горит огнем. Чтобы сделать больнее, мамы не дают папам видеться с детьми. Чтобы проучить маму, папы увозят детей. Подключаются бабушки-дедушки – пиши пропало!
В ситуации, когда нет взаимопонимания и единых требований, ребенок начинает бегать от одного родителя к другому. В одном месте наругали за несделанные уроки – буду жить в другом. И наступает момент, когда с ним не могут справиться уже ни мама, ни папа, а бабушки и тем более. Надо всегда помнить: грязное белье стирают дома и без свидетелей. Англичане говорят, что не надо воспитывать детей, они все равно будут похожи на нас, надо воспитывать себя!

Я глубоко убеждена, что в делах семейных (а если они доходят до суда, тем более) надо идти на компромисс. Обиды, ненависть, злобу – все в сторону, только любовь к ребенку, только его интересы, все остальное вы, взрослые люди, сумеете пережить. Или мировое соглашение, или вы не договоритесь никогда. И испортите жизнь ребенку!
Или надо кому-то напомнить, что в основе большинства покалеченных взрослых судеб лежит несчастливое детство?

Беседовала Галина АМЯГА,
фото Николая СТЕРНИНА
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.