Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Александр СУБАЧЕВ: Не деньги делают нас сильнее

Александр СУБАЧЕВ: Не деньги делают нас сильнее

Фото: из личного архива Александра СУБАЧЕВА
Собеседник
196
0
Лето в Сибири настолько короткое, что многие пытаются успеть за эти 3 месяца прожить целую жизнь.

В последнее время всё большей популярностью пользуются сплавы по рекам – одно из самых опасных развлечений. Об этом мы поговорили с организатором водных сплавов, сертифицированным инструктором, педагогом детского туристического клуба «Адреналин» и учителем ОБЖ в школе по совместительству, 57-летним Александром СУБАЧЕВЫМ.


- Сплав – это ведь очень опасно, почему люди добровольно идут на риск?

- Во время сплава человек может познать себя, поймать дзен. В городе такой возможности нет. У меня самый короткий сплав – 35 километров. Садимся у старого Китойского моста, спускаемся, вылетаем в Ангару и плывём 4 часа. Купаемся в тёплой китойской воде, высаживаемся на островах, где только наши следы. Я показываю людям по 5-6 цветов синего: когда заходишь на перекат, если вода не мутная, она играет цветом - целая радуга! А под тобой, как при взлёте самолета, несётся галечное дно. Я дважды ходил пешком от Листвянки до Голоустного и раз десять там проплыл на байдарке. И это совершенно разные виды: с земли и воды. Там ты – часть потока, часть воды. Ощущаешь ветер, воду, палящее солнце. Чувствуешь, что двигаешься, что живёшь. Это и есть дзен.

После сплава по-другому воспринимаешь город, деньги, внутренне меняешься. В городе мы привыкли надеяться на «скорую помощь», пожарных, спасателей, друзей, детей, родителей. На воде ты осознаёшь, что всё зависит только от тебя. Выложишься на все 100%, столько же получишь отдачи и удовлетворения. Сплав – это полное единение с природой.

- Но ведь опасно!

- Жить вообще опасно, можно умереть. Я на Китое с 9 лет, меня с ним познакомил «дворовой» дед Сеня. Он собирал со двора мальчишек и учил рыбачить, вести себя на воде. Лет в 11 уже состоялся мой первый серьёзный сплав – 17 километров от Одинска до Ангарска. И ни о каких спасательных жилетах тогда и речи не было.

- Сейчас, наверное, думаете, какими же дуракам были, что так рисковали?

- Конечно, это было безрассудство. Но если бы не было таких моментов, не было бы завоеваний, открытий. Казаков бы не было. Видели памятник землепроходцу, основателю Иркутска Якову ПОХАБОВУ? Он никогда пай-мальчиком не был. Все открытия совершили непоседы, а не домоседы. Это люди, которым тесно в рамках обычной жизни. Им всегда надо открывать что-то новое. Это позволяет держать не только своё тело, но и свою душу в тонусе. Это очень важно.

- Как сейчас проходят сплавы?


- Водный вид спорта – один из самых опасных. Поэтому много надо знать, уметь, быть очень осторожным и быстрым. Как на дороге. Каждый поход категорирован. Например, тех, кого я возьму на Китой-Ангару, никогда не возьму на Раздолье. Ну и азбука байдарочника – требования безопасности. Перед походом мы обучаем основам: как быстро сесть и быстро вылезть из байдарки, что надо делать при перевороте. А иногда мы специально устраиваем их, плаваем в жилете с веслом и без байдарки. Ещё одно правило: в байдарке только трезвые. У пьяного человека замедленная реакция, он не так физически вынослив. Поэтому если во время похода на обеде пьянка, я сворачиваю маршрут.

Решили идти на Китой неподготовленными? Что ж, у каждого есть право выбора - жить или умирать. Но есть минимальные нормы и правила, хотя бы их надо знать: быть в жилете, уметь работать веслом, отправляться в поход на безопасном судне (не однокамерном, должно быть 3-4 камеры). Перед походом просмотрите карту маршрута, телефоны местных служб спасения и никогда не расслабляйтесь.

- Были трагические примеры?


- 15 лет назад на реке Ципа, это приток Витима, сплавлялся негласный капитан водного спорта. Всю ночь они с командой пили водку, а наутро сели в байдарки. Жилет надевать не стал – море по колено. Когда прошли очередной порог, мужики обернулись, а его нет. Сейчас на том месте стоит памятник – два весла крест-накрест. Каждый год его дерёт медведь, мы ездим, обновляем.

Воды не стоит бояться, водой не стоит пренебрегать. Воду надо уважать. Некоторые идут на сплав и думают, что будет как в кино. А там нет кнопки «перезапустить», там всё серьёзно. И без дублей.

- Китой ведь тоже очень опасен?

- У каждой реки свой характер. Китой, он такой… шалун. Каждый раз меняет своё русло, много струй, и все текут по-своему. Там, где была яма, может возникнуть отмель. Где в перекате был проход, возникает гребёнка. Много остатков от мостов, порогов, дно не всегда чистое. В этом, кстати, и прелесть – по одному маршруту можно ходить хоть 10 раз. Он очень быстрый, течение достигает 14 километров в час. Очень красивый и хрупкий. Чтобы его загрязнить, достаточно помыть две машины, и уже пескари дохлые валяются. У меня вообще очень долгие и очень близкие отношения с Китоем.

- Что это значит?

- Был период, когда я не сплавлялся. После университета (окончил факультет радиофизики-электроники) наступило время, когда мы устраивались в обществе, я работал на приборном заводе, участвовал в геологических экспедициях. Мне тогда было интересно, насколько сильный инструмент деньги. Я успешно им пользовался, несколько лет жил в Чехии, вёл бизнес. Представляете, мне там каждую ночь снился Китой! Но мне было тесно за границей, не хватало нашей природы, наших просторов.

Когда вернулся в Ангарск и вышел на воду, понял, что так хорошо, как здесь, мне не было нигде. Выяснилось, что деньги – не мой инструмент, они не делают меня сильнее. А вот Китой – да. Покончил с бизнесом, освоил профессию педагога. Сейчас абсолютно счастлив.
А два года назад мне сделали операцию на позвоночнике, не мог ходить, врачи обещали инвалидное кресло. Я тогда подумал, что не смогу жить без байдарки. И вообще надо либо жить, либо болеть. Я сжал зубы и попёр. Через год уже сплавлялся. Китой меня вернул к жизни. Вернул мне себя.

- Был момент, когда вы серьёзно испугались во время сплава?


- Стараюсь не испытывать страх на воде, он сковывает. Обычно это состояние приходит позже. Как-то шли вокруг Ольхона, у меня в лодке супружеская пара – поехали в свадебное путешествие. Во второй байдарке подруга с двумя мужиками. Поднялся водяной смерч метров 50, заворачивал так, что грести было невозможно! Я вокруг них выплясываю на байдарке, кричу что делать: правое весло, левое. И не дай Бог байдарка хлебанёт воду – тут же пойдёт ко дну. Мы выскочили из смерча и с ходу врезались в берег. У меня на две байдарки было 32 пробоины! Когда после всего я залез в палатку, тогда и пришёл страх: во что мог вляпаться, всё могло закончиться в тот миг. Но главное - не паниковать на воде.

- Такой экстрим – способ пощекотать себе нервишки?


- В 19 веке считалось, что объём информации у человека увеличивается в два раза за 50 лет. Сейчас за 5 лет. То есть у наших детей, внуков информации в голове уже в пять-шесть раз больше, чем у нас с вами. Шелухи больше, а основные постулаты остались те же - счастье, реализация.

- Каждый ваш поход – это риск и экстрим?


- А вот и нет, я не рискую без надобности. Если у меня есть выбор – переплыть по спокойной воде и не заходить в порог, я не буду этого делать. Есть риск, которым управляешь ты, а есть риск, который управляет тобой. Я не сторонник второго. Экстрим хорош, когда он очень хорошо просчитан, подстрахован. И страховка должна быть двойная или тройная. Когда ты просто ловишь адреналин, это искусственная подпитка, кратковременное впрыскивание новых ощущений. А когда ты проходишь весь путь подготовки похода, просчитываешь его и получаешь кайф от каждого момента в нём – от плова на костре до прохождения порога, ты познаёшь жизнь. Главная заповедь байдарочника: не греби против течения, выбери нужную струю, она сама тебя вынесет.

Ольга КНЯЗЕВА
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.