Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Владимир МАКСИМОВ: Пока люди читают, они не отупеют!

Владимир МАКСИМОВ: Пока люди читают, они не отупеют!

Фото: с сайта vpm48.narod.ru
Собеседник
257
0
В конце июня известному сибирскому писателю Владимиру МАКСИМОВУ исполнилось 70 лет. Солидный юбилей. К юбилею и новая книга вышла – «Забытые запахи лета». И практически вся разошлась за месяц! Сколько лет я его знаю, а он не меняется, оставаясь молодым, озорным, веселым. Кажется, что время ему льстит. И неспроста. Каждый день Владимира Павловича начинается не с компьютера, а с трехкилометровой пробежки или на велосипеде – десяточек километров.

- Еду сегодня на велосипеде, кручу, еще и молодых ребят обгоняю. Думаю, или они так медленно едут, или я так быстро. Что-то не похоже, что им лет по 25, и не похоже, что мне 70!

- Вы живёте в Иркутске, в Ангарске прожили более 30 лет. В вашей новой книге есть «ангарская» повесть «Синие Саяны». О чем она?


- Это повесть о детской мечте. Я учился в школе № 25, однажды меня выгнали с урока, и я забрался на чердак школы, оттуда впервые увидел горы – синие Саяны. И задумался, если в школе просто балаболить и ничего не делать, что же дальше будет? И Саяны с белыми вершинами, которые не берут ни время, ни ветра, – это как незыблемость цели, к которой нужно идти. Именно тогда я впервые поставил себе цель - стать писателем. Сказал учительнице: «Я стану писателем, буду писать научно-фантастические рассказы». Она вздохнула: «В то, что фантастические рассказы станешь писать, могу поверить, фантазии у тебя хватает. Но что научные - никогда!» А когда я ей подарил свою первую книгу «Формула красоты» (а там про Ангарск и ангарчан), у нее слеза покатилась: «Никогда не верила, что ты сможешь, и очень рада, что ошиблась».

- Помимо «Синих Саян», в книге «Забытые запахи лета» есть двадцать рассказов и еще три повести. А повесть «Забытые запахи лета», по которой и названа книга, о любви немолодого человека, вдовца. Она довольна автобиографична. Насколько?

- Процентов на 89. Ведь без художественного вымысла обойтись невозможно. Я пишу на основе своих жизненных переживаний, но не о себе. Это не персона, а персонаж. В этом разница. И когда мне говорят, что в каком-то месте неточность, у тебя было не так, я говорю: «Да все точно! Даже точнее, чем было, потому что художественная литература – это не так, как было, а как должно быть».

- Из-под вашего пера книги появляются часто. В прошлом году вышел роман, сейчас собрание повестей и рассказов. Как получается писать так быстро и много?


- Я пишу не быстро, я пишу постоянно, каждый день, с утра, часа по два-три. Заметил, что больше трех часов писать невозможно. Начинаешь дуреть, потому что это большая нагрузка. Я не верю, что человек может писать целый день и что-то путное у него выйдет.

- То есть вы заставляете себя работать?

- Да, заставляю. Проза – это не стихи, и писать надо каждый день.

Пишу ручкой по бумаге. Когда сын подарил компьютер, я на нем написал два-три рассказа. Вывел их на бумагу, начал читать, и, понимаешь, удивительное дело: герои были мертвые, как зомби. Почему так произошло?

Понял, только когда прочел Наталью БЕХТЕРЕВУ, директора Института мозга. Она говорит, что когда человек пишет рукой, у него задействованы совершенно другие доли головного мозга. То есть когда на компьютере – это механический текст, а ручкой – получается живой текст.

Я пишу медленно, могу над заголовком сидеть дня два-три. А заголовок – это как пойманная нота: ты поймал какой-то звук, он звучит. Например, книга «Куда все это исчезает» была названа по одноименному рассказу. Мне на ум пришла эта фраза, когда я проходил мимо школы своего сына, в которую когда-то водил его за руку. Я оставлял его у школы, а сам потом сидел на бревнышке и поджидал его.

И как-то много лет спустя пробегаю мимо школы, вижу то же бревно, тот же забор. Это все лежит, а наши чувства, наше отношение куда-то исчезли. Куда все это исчезает?

- На вопрос «Куда исчезает время?» кто-то из великих писателей ответил: оно становится памятью…


- Но тут можно задать и другой вопрос: зачем исчезает?

- И как бы вы на него ответили?

- Все исчезает, но ничего не проходит. Именно потому, что становится памятью.

- Отношение к современной литературе у вас особенное. Я знаю, что для вас существует два вида литературы – макулатурная и немакулатурная. Что бы вы посоветовали почитать?

- «Ложится мгла на старые ступени» Александра ЧУДАКОВА. Какой чудесный роман, написанный в классическом стиле, но современно! Неплох Захар ПРИЛЕПИН, но он иногда повторяется, к сожалению. Недавно я прочел книгу своего приятеля Олега СЛОБОДЧИКОВА «Похабовы» - исторический роман о казаках. Не скажу, что его читать интересно, он тяжеловесен, но с точки зрения этнографической и исторической это очень интересный роман.

- А зарубежная литература?


- В прошлое лето перечитал почти всю Франсуазу САГАН и лишний раз убедился, что у писателя чаще бывают успехи в первых романах, нежели в последних. У нее все романы об одиночестве. Ранний роман «Здравствуй, грусть!» - это просто шедевр. А «Потерянный профиль» - это просто ощущение неосознанной скуки и беспредельного одиночества.

- В таком случае что же самое главное для автора, что же утратила Саган в последних романах?

- Ощущение свежести своих чувств. Они, хочешь ты или не хочешь, притупляются. Если удается передать собственные чувства и ощущения, значит, писатель хороший. Но как это сделать при помощи неуклюжего пера и букв - иероглифов судьбы. Непонятно! Да, человек может научиться хорошо складывать и строить предложения. Любое художественное произведение построено на музыкальной основе, оно ритмично. Но важно в эту ритмику включить и свою живую душу. Если автору это удается, читатель это почувствует.

Все держится на литературе. Я уверен в этом. Если бы все держалось на промышленности, то мы бы бегали дикарями в шкурах. Человек в первую очередь существо духовное, потому что имеет речь, сознание. Следовательно, ему нужна духовная пища, которая начинается с литературы. И на ней, как на прочнейшем фундаменте, держатся все другие сферы искусства - кинематограф, театр и даже балет, потому что для балета пишут либретто.

Только чтение может развивать мозги. Приведу пример с японскими и американскими менеджерами высшего звена, которых лечили от нервного истощения с помощью русской классической литературы. Не помогали ни отдых на Майами, ни спорт, и лишь ТОЛСТОЙ, ПУШКИН, ЧЕХОВ смогли вернуть белых воротничков к нормальной работе. Почему? Потому что не просто читали, а сопереживали, соглашались или не соглашались с автором, строили какую-то свою концепцию произведения. То есть думали, а не действовали по шаблону.

- Ваши тиражи расходятся полностью. Вот и новую книгу уже практически не купить. Где можно её найти?


- В Ангарске она продается только в библиотеке № 1 (206 квартал). Я не имею ни одной литературной премии, но об этом не сожалею. Почему? Знаю, как эти премии устраиваются, и считаю, что для писателя лучше не иметь премий, а иметь читателя. Умного, сопереживающего, творческого.

Сейчас люди читают, но меньше, чем в 1960-е, половина читателей нашей страны утрачена. Но читатель, к счастью, еще есть. Я об этом сужу хотя бы потому, что тиражи моих книг расходятся.

Беседовала Ирина СЕРГЕЕВА
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.