Ангарская газета «Время»

Погода в Ангарске


✹ Официальный сайт Ангарской газеты «Время» ✹
» » Олег ДВОРНИКОВ: Не надейтесь на царя!

Олег ДВОРНИКОВ: Не надейтесь на царя!

Фото: Николая СТЕРНИНА
Собеседник
412
0
Беседовала Мария СУХАНОВА

В редакцию часто обращаются читатели, чьи права были нарушены работодателями. Кому-то удается добиться восстановления на рабочем месте, выплаты заработной платы и других требований через суд, комуто через трудовую инспекцию. Однако чаще всего люди предпочитают не ввязываться в борьбу. Раньше права работников защищали профсоюзные организации. Могут ли они делать это сегодня? Об этом мы поговорили с 55-летним Олегом ДВОРНИКОВЫМ, который несколько лет назад создал на заводе полимеров независимую профсоюзную организацию.

- Олег Геннадьевич, впервые в истории ангарского профсоюзного движения вами был создан независимый профсоюз. Что вас к этому подвигло?


- Первопричиной создания независимого профсоюза стала низкая заработная плата, её не повышали длительное время. При этом на заводе полимеров уже работал профсоюз, которым с 1983 года руководил Анатолий ХОМИН. Когда я предложил создать независимый профсоюз, коллеги поддержали: давай. Я взялся, подготовил документы, зарегистрировал организацию в 2013 году. Стал ходить по заводу, предлагать вступать, чтобы защищать свои права. Народ говорит: сначала ты сделай что-нибудь для нас, тогда мы и вступим.
Старшее поколение ещё помнит всемогущую роль профсоюзов в общественной жизни, в том числе в распределении материальных благ: автомобили, квартиры, путёвки в санаторий. Во времена всеобщего дефицита вещи, полученные предприятием по бартеру, также распределялись с помощью профсоюза. Профсоюз выполнял функции распределения и поощрения. Заботиться о защите прав и свобод не было необходимости.

Сейчас функции профсоюзной организации изменились. Главная задача – представлять и защищать свои интересы перед работодателем. Профсоюз денег не имеет, живет исключительно на членские взносы. И когда я создал организацию, меня многие обвиняли, что я хочу нажиться на членских взносах. Однако, скажу я вам, пока действовал профсоюз, я нес только расходы. Причем личные.

В итоге в новую профсоюзную организацию вступили всего 8 человек из почти двух тысяч работающих!

- Пока действовал? Когда и почему вы его закрыли?


- В 2017 году. Почему у меня ничего не получилось? Почему не пошел народ? Хотя я готов был бегать по инстанциям. Готов был отстаивать интересы коллег. Но никому это не надо. Хотя, например, несколько лет назад на заводе полимеров сняли вредность по углеродам. И никто не возмутился! Народ боится. Всего. И не хочет бороться за свои права. Все надеются, что придет царь-батюшка и что-то сделает для народа.

Кстати говоря, сейчас многие, имея собственные мысли, боятся их высказывать. Сейчас за своими словами надо особенно следить. Но и ожидать от вновь созданной, даже официально зарегистрированной профсоюзной организации каких-то резких заявлений или действий тоже не стоит. Профсоюз служит для улаживания взаимоотношений между работодателем и работниками, а не для конфронтации. Профсоюзные лидеры не выступают против власти, они защищают права работников.

- Судя по всему, у нас не будет никогда народных митингов за свои права, как во Франции?

- Совершенно верно. Но у меня была другая цель. В первую очередь, например, заключить коллективный договор, в котором бы прописывался размер зарплаты и соцльготы. А главное, контроль его выполнения – одно из важнейших направлений деятельности профсоюза. Немаловажно: профсоюзный лидер не должен идти на поводу у начальства, не должен бояться давления со стороны руководства.

Я являюсь почетным донором, поэтому еще до создания профсоюза пришлось на заводе разъяснять администрации права доноров. В 2013 году перед принятием нового законопроекта о донорстве были убраны многие льготы донорам. В Москве за 450 мл сданной крови платили 3500 рублей, а у нас – 350! Почему кровь москвича в 10 раз дороже крови сибиряка? Я собрал более 350 подписей, отправил во все инстанции. И ничего! Половина ответов - отписки, на другие ответов вообще не было.

- Кем вы работали на заводе полимеров?


- Начинал в 1983 году со слесаря КИП, был аппаратчиком дегидрирования, старшим аппаратчиком производства стирола, мастером производственного участка, аппаратчиком печей пиролиза, подменным начальником смены. В 2015 году вышел на пенсию по вредности. То есть я обычный работяга. Сейчас я работаю начальником хозяйства в одном из подразделений Министерства обороны.

- Встречались ли вам активные и действительно независимые профсоюзные лидеры?

- К сожалению, нет.

- Олег Геннадьевич, наши читатели спрашивают: могут ли водители городских автобусов работать ежедневно по 16 часов?

- Если бы сами водители вышли на площадь, то, я думаю, смогли бы добиться нормальных условий работы. А если бы ещё подключили профсоюз, если он, конечно, есть на предприятии, то точно бы добились результата. Ведь у профсоюзных организаций на самом деле очень много полномочий. Например, участие в создании программы занятости, подготовки и переподготовки кадров. Или бесплатная юридическая помощь. Руководитель, желающий сохранить профессиональный коллектив, обязан прислушиваться к профсоюзам.

- Есть ли у нас инстанции, защищающие права рабочего человека?

- Есть – трудовая инспекция. Мы обращались туда, прежде чем создать профсоюзную организацию. Написали письмо, где сообщали, что нашли нарушения на предприятии. Был приказ гендиректора завода о повышении окладов сменному персоналу на 10 процентов, а на самом деле повысили премию. В инспекции ответили, что все нормально, нарушений нет. Можно, конечно, пойти в суд. Но тоже есть вариант, что вам и там не удастся отстоять свои права. И пока народ не поймет, что он сам хозяин своих прав, так у нас и будет.

- Вы ходили на выборы президента в прошлом году?

- Нет. Первый раз в жизни не пошел на выборы.

- Почему?

- Разочаровался в людях, которые молчат вокруг меня. В последние годы принимаются антисоциальные законы, и мы молчим. Все деньги регионов уходят в столицу, и мы молчим. Платим налоги, но ничего не требуем взамен.

- Вот смог же народ во Франции добиться отсрочки повышения цен на бензин. Почему у нас такое невозможно? Ведь и у нас были митинги против повышения цен на бензин.

- Прошлой осенью тысячи местных жителей вышли на митинги против изменения границ между Ингушетией и Чечней. По мнению ингушской общественности, Чечне перешел внушительный кусок их земли. Ингушей возмутило, что договоренность по границам обсуждалась скрытно от общества. Протестные акции в Ингушетии возобновились в конце марта этого года. Люди бьются за свои права. И это достойно уважения. Они будут стоять до конца, пока не добьются своего. Почему у них это получается? Потому что народ южных республик нашей страны более сплоченный. Там действительно брат за брата. Нам надо учиться у них именно сплоченности в отстаивании своих прав.


Материал к публикации подготовил Администратор сайта.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментарии

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.