Ангарская газета «Время»

Погода в Ангарске


✹ Официальный сайт Ангарской газеты «Время» ✹
» » Зоя БАШКУЕВА: Ненужные люди долго живут

Зоя БАШКУЕВА: Ненужные люди долго живут

Фото: Николая СТЕРНИНА
Собеседник
292
0
В июле 1983 года, выписывая из кировской больницы города Иркутска ангарчанку Зою БАШКУЕВУ, нейрохирург сказал на прощание, что жить ей осталось полгода-год. С тех пор прошло 36 лет. Зоя Лазаревна жива и бодра. Мы встретились с ней, чтобы узнать, как ей это удалось.

- Как вы стали инвалидом?
- Очень просто, так каждый может. Поехала 13 января к родственникам в Усть-Орду. Машин на трассе немного было, зато был гололед. Водитель разогнался, но не справился с управлением. Машина перевернулась. Все произошло за доли секунды, я даже охнуть не успела. Навстречу нам ехал автобус. Его пассажиры машину подняли и говорят мне: «Вылазьте!» А я ни рукой, ни ногой пошевелить не могу. Сказала об этом и сознание потеряла.

Очнулась от фразы: «Надо же, баба русская, а стонет по-бурятски». Русские, когда им больно, произносят: «Ой!», а буряты тянут нараспев: «Айяхда». Я глаза открыла и говорю: «Я – бурятка!» Женщина задала мне вопрос по-бурятски. Я на него ответила. Она спрашивает: «Ты когда кушала?» - «13-го января», - отвечаю. А было уже 15-е. Она пошла на кухню, налила ухи и принесла ее мне. Я всю эту кастрюльку разом выпила. В палате было 9 человек. Все решили, что я - бичиха. Разговаривать со мной начали только после того, как старшая медсестра принесла мне золото, снятое с меня перед операцией. А с женщиной, которая меня накормила, мы до сих пор общаемся.

- Каково это – жить с мыслью, что остались считанные месяцы?
- Когда ехала из больницы домой на машине «скорой помощи», думала, что с меня пылинки будут сдувать, чтобы облегчить страдания. А меня из дома выживать начали. Сначала невестка – жена брата. Потом и брат подключился, и мама. Хотели выселить меня в дом инвалидов в Заларинском районе. Однако ненужные люди долго живут.

Первые 9 месяцев врачи запрещали подниматься. Следующие 4 месяца разрешали садиться на пять минут. Я поднималась только для того, чтобы поесть. И снова ложилась. Книги только про войну читала. Мне по сравнению с ранеными было легче. Они-то в окопах от боли мучились, а я на кровати лежала.

Через год не умерла и стала думать, как быть дальше. Узнала про дикулевский станок, благодаря которому после травм позвоночника люди восстанавливались. Пенсия у меня была 101 рубль. Так что я на станок 4 года копила. Сварщики сделали мне во дворе конструкцию из труб, в Иркутске я приобрела тутора (ортопедическое изделие, которое фиксирует коленные суставы в выпрямленном состоянии). Меня, как ваньку-встаньку, поднимали и ставили на ноги. Я на костылях выходила на улицу. Бралась за станок двумя руками и занималась. Через 10 лет бросила это занятие, пожалев руки. Тогда еще не было фонда социального страхования. Так что я свою первую ручную инвалидную югославскую коляску купила в Иркутске за 300 рублей. Страны Югославии уже давно нет, а коляска у меня до сих пор есть. Я ею в доме пользуюсь.

- Она в дверные проемы проходит?
- Коляска большая. Когда дочь с мужем уходили на работу, а мама шла по своим делам, я не могла проехать в кухню, чтобы воды попить. Обратилась в ЖКУ. Начальником РСУ был Петр Михайлович ДУДКО. В конце 1987 года он сказал, чтобы к 1 января мы освободили дом. Нам с мамой выделили 2-комнатную квартиру в Майске в обменном фонде. Семье дочери на период ремонта предоставили комнату в общежитии. Через полгода мы вернулись домой, где для меня оборудовали доступную среду. Кухня у меня теперь 9 квадратных метров, туалет с ванной – 13. Есть где развернуться!

- Сколько вам лет было в момент аварии?
- 41. Я к тому моменту уже год не работала. У меня самой нет высшего образования, поэтому я хотела, чтобы дети его получили. Старшая дочь во время учебы в институте родила сына. Я забрала мальчика к себе в двухмесячном возрасте, чтобы он не мешал маме учиться.

Сама я медсестра по образованию. Работала в военном госпитале, потом в ясли перешла, чтобы дочерей туда устроить. Последние годы была помощником эпидемиолога в санэпидемстанции.

- С кем вы живете?
- С внуком Эрдэней, которого воспитывала с двухмесячного возраста. Он мне уже трижды жизнь спасал. 4 декабря у меня был день рождения. Весь день мне звонили, поздравляли. В 8 вечера я выпила таблетку, стала ложиться в кровать, а у меня левая рука как тряпка повисла. Коекак перебралась с кресла. Лежу плачу. Внук услышал, прибежал. Позвонил моему лечащему неврологу. Она сказала, что это микроинсульт, и велела вызывать «скорую помощь». Я отказалась ехать в БСМП. Если мне суждено умереть, хочу, чтобы это произошло дома. По рекомендации врача Эрдэня купил таблетки и начал массировать шейные позвонки и руку. Видел, как это делали мне в горбольнице № 1 в 86-м квартале, где я периодически прохожу курс лечения в дневном стационаре. В час ночи я уснула. Проснулась в пять. Внук спит рядом с кроватью. Услышав, что я очнулась, говорит: «Баба, сожми мой палец!» Это контроль такой, чтобы понять, появилась ли сила в руках. Когда у меня это получилось, ушел к себе.

За несколько месяцев до этого у меня неожиданно сперло дыхание. Я в этот момент пила воду. Начала хватать ртом воздух. Внук по спине постучал. Вода вылилась, дыхание восстановилось. Повезло, что был выходной, и Эрдэня оказался рядом. После этого мы с ним решили, что он уволится с работы и в Пенсионном фонде оформит уход за инвалидом 1-й группы.

- А дочери ваши где?
- Младшая живет в Улан-Удэ. Я ее больше четырех лет не видела. Старшая в Ангарске. Последний раз мы встречались 2,5 года назад. У нее, кроме Эрдэни, еще трое детей. Они жили в Кырене, прописаны все были у меня. По советским законам инвалидам 1-й группы полагалась дополнительная жилая площадь. Моей 3-комнатной квартиры площадью 38 квадратных метров (тогда кухня и туалет в жилую площадь не включались) на всех не хватало. Я писала заявления во все инстанции, дошла до правительства. И дочери выделили 3-комнатную квартиру!

Брата своего я 26 лет не видела. Он живет в 11 микрорайоне. Как мама умерла, ни разу ко мне не приезжал.

- Если родня вам не помогает, на что вы живете?
- На пенсию в 13 тысяч рублей. Я отказалась от лекарств и санатория, поэтому мне дают еще 3500 рублей. 1440 рублей – это доплата Эрдэне по уходу за мной. Плюс у нас огород 6 соток. Он и спасает! Картошкой внук занимается, а грядки посадить, полить и прополоть я сама могу.

- Чего вам не хватает для нормальной жизни?
- Коляска нужна электрическая. Эта, которую мне в 2008 году дали, свой срок давно отработала. Мы ее уже несколько раз ремонтировали и аккумуляторы новые за 20 тысяч рублей покупали. Заявление в МСЭК писала неоднократно. Мне отвечали, что раз руки у меня работают, то коляска такая мне не положена. Пришлось опять обращаться во все инстанции, включая президента страны. В этом году обещают дать. Про отсутствие доступной среды в городе мы говорили неоднократно. И если в поликлинику № 1 я по пандусу могу нормально подняться, то в стоматологию по улице Сибирской – нет. Там пандус крутой. Перила, за которые я могла бы держаться, чтобы помочь внуку завезти коляску, отсутствуют. На мои жалобы администрация отвечает, что пандус там установлен. Но никто по нему сам на коляске проехать не хочет, чтобы попытаться понять, что меня не устраивает. Про отношение сотрудников вообще молчу! Однажды мне понадобилась помощь хирурга. Записалась на прием. Внук меня завез. Я в кресло села. Внук вместе с коляской вышел. Из колеса на пол высыпался небольшой кусок земли, меньше чайной ложки. Врач-женщина, увидев это, закричала: «Выйдите отсюда немедленно!» И пока мы шли по коридору, полы за мной мыли как за покойником...

Когда слышу в свой адрес слово «больная», отвечаю: «Это вы больные, а я – инвалид». И разница здесь колоссальная. Болезнь лечится. Инвалидность остается до конца жизни. У меня она отняла не только здоровье, но и семью. Над чувством юмора только оказалась не властна. Оно и спасает.

Материал к публикации подготовил Администратор сайта.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментарии

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.