Ангарская газета «Время»

Погода в Ангарске


✹ Официальный сайт Ангарской газеты «Время» ✹
» » Александр ВАРЕНКОВ: Никому не советую плыть в одиночку

Александр ВАРЕНКОВ: Никому не советую плыть в одиночку

Фото: Николая СТЕРНИНА
Собеседник
305
0
Инвалид второй группы Александр ВАРЕНКОВ накануне своего 69летия завершил заплыв по Байкалу. Александр Владимирович, перенеся 20 операций и 4 инсульта, уже удивлял мир, пройдя пешком от Ангарска до Москвы и добираясь вплавь из Читинской области до Дальнего Востока.


- Байкал для постановки рекордов привлекает спортсменов со всего мира. Вы свои достижения регистрируете?
- Официально нет. Мне никто не разрешит этого делать, я же инвалид. А для того чтобы переплыть Байкал, нужно богатырское здоровье. Случись со мной что, могут привлечь к ответственности людей, фиксирующих достижение. А так я сам за себя отвечаю.

- Почему из всех возможных маршрутов вы выбрали самый сложный?
- Планку того, что ты делаешь, надо постоянно повышать. Из Листвянки Байкал я уже переплывал. По Ангаре до Енисея плавал. От Северобайкальска никто подобных попыток не предпринимал. Интересно быть первопроходцем.

- Какое расстояние в итоге преодолели?
- Мне говорили, что от Северобайкальска до Ангарска по прямой 570 километров. Я плыл с заходами в заливы. Окончательно на берег вышел в Листвянке. Одна нога у меня нерабочая, поэтому ластами пользоваться не могу. Сделал себе руки-весла – приспособление, которое помогает грести в нужном направлении. Первые пять дней дул северный попутный ветер. Я плыл в среднем 3 километра в час, не напрягаясь. Поисково-спасательный отряд предупредил всех курсирующих по Байкалу катерников о моем заплыве и вертолет, контролирующий ситуацию в районе. Мне дали трехрежимный фонарик, чтобы я подавал им сигналы: ярко горит – у меня все нормально, тускло – есть проблемы, пульсирующий сигнал – нужна помощь. Если бы не катерники, я бы, скорее всего, сошел с дистанции в первые же дни.

В северной части Байкала на протяжении 200 километров берег составляют сплошные скальники. Владельцы катеров брали меня к себе на борт, везли километров 30-40, показывали, где можно выйти на берег, советовали, в какой бухте лучше заночевать, и возвращали меня обратно к тому месту, где оставалась моя надувная лодка с вещами.

- В море все-таки уносило?
- На Байкале ветер пять раз за день может сменить направление. Полдня я ждал, когда утихнет ветер, дующий с востока. Однажды меня прихватила Сарма – ветер, который идет с запада на восток. В море километров на 12 утащило. Обычно я выходил из Байкала на ночевку в семь часов вечера, а Сарма пожаловала в шесть. Когда смеркается, я очень плохо вижу. Потерял ориентиры. Просто лежал на воде и дремал. За ночь меня унесло на 30 километров от берега. В 4 утра, когда стало светать, катер отбуксировал меня на землю.

- У вас же лодка с собой была. Почему не воспользовались?
- Она маленькая, меня вместе с вещами не выдержит. Я не мог рисковать продуктами и сухой одеждой. На одну из ночевок выбрал себе грот. Обрадовался, что в нем сухо, тепло, ветра нет. Только прилег и закемарил, как пришла волна. Грот сразу водой заполнился. Всю ночь в ожидании рассвета просидел на корточках. Никому не советую в одиночку переплывать Байкал. Меня било о скалы. С головой захлестывало волнами. Байкал – дедушка очень серьезный.

- На севере Байкала расположен мыс Рытый, который считается аномальной зоной. С вами ничего такого не приключилось?
- Меня к нему егеря не пустили, сказали, что доступ на берег запрещен всем без исключения: там популяция медведей выросла в три раза. Заповедная зона. Пока меня везли на катере в безопасное место, лично семь медведей насчитал. Они на берегу под камнями искали жуков, которые являются их лакомством.

- Что было самым сложным? К чему вы оказались не готовы?
- К солнечному ожогу. Сгорел на Ольхоне, куда заезжал по настоянию детей своих сослуживцев. Казалось бы, просто покраснела кожа, такое у каждого было. Но, надев гидрокостюм, я ощутил себя внутри наждачной бумаги, каждое движение причиняло боль. Сотрудники ГИМС из Голоустного отвезли меня в Большие Коты, где, по их информации, отдыхали медики из ожогового центра. Не нашли их. Вернулись в Голоустное. Там бабушка-бурятка растопила нерпичий жир, добавила в него какую-то траву, меня этой мазью всего промазала. Болезненные ощущения исчезли. Хотя следы кое-где еще остались.

А знаете, что меня больше всего поразило?

- Нет. Вас разве еще чем-то можно удивить?
- Люди мне говорили: «Спаси нас… от защитников Байкала!» Рыбосовхозы там все закрылись, омуль ловить запрещают, а другой работы там нет. Байкал для них – единственный способ выжить и прокормить семью. Омуля там много. Вода же прозрачная, поэтому я видел рыбу. Сначала удивлялся, почему она такая мелкая. Но мне объяснили, что подо мной метров 50-100 глубина, поэтому размер искажается. Без рыбы там не выжить. И ее ловят. Только нелегально. Я сам лично сетей 200 под водой видел.

- Многие скептически относятся к вашему заплыву и не верят, что вы действительно плыли сами.
- Знаю. Мне тоже в Листвянке об этом говорили. В Голоустном заявили, что я к ним слишком быстро доплыл. Если Атлантику можно переплыть за 96 дней, то Байкал - за 10. Я сделал это за 20 дней. Убежден, что мог бы и быстрее, но посчитал, что 30 километров в день для меня достаточно. Я же старенький. И я инвалид. Но я-то знаю, что этот путь прошел сам! Пусть в рекордах значатся европейцы. Но я проплыл больше, чем они, и сделал это в более сложном месте Байкала.

- Зачем?
- Мне интересно проверить, на что я способен. Мы еще в прошлом году хотели с Сергеем НЕДБАЙЛО, тоже инвалидом, проплыть в аквалангах под водой 16 километров. Готовились вместе. Он, к сожалению, до лета не дожил. Я в районе Малого моря видел девчушку лет 15, которая без гидрокостюма плавала в Байкале, километрах в пяти от берега. В Голоустном есть мужчина, который от ледостава до ледостава ежедневно проплывает в Байкале 5-10 километров. А сколько еще есть местных жителей, которые переплывают Байкал ради удовольствия?! Они делают это не для рекордов, а для себя.

Я своим примером хочу донести до властей простую мысль: занятия спортом для инвалидов – это жизненная необходимость. Надо создавать условия для их занятий. В Ангарске нескольким ребятишкам, с которыми я занимался, инвалидность сняли. Я везде, где бываю, интересуюсь у инвалидов, как им власть помогает. В Северобайкальске население 25 тысяч человек, 182 инвалида. Им в год из бюджета выделяют 2 миллиона рублей. Они на соревнования за свой счет не ездят. В селе Байкальское 24 инвалида. Им выделяют 15 тысяч в год. В АГО 15 тысяч инвалидов и 1 миллион рублей на их нужды. В зале, в бывшем здании МСЧ-28, зачем-то теннисные столы установили. Колясочникам теперь в единственно доступную для них игру бочче играть просто негде.

Материал к публикации подготовил Администратор сайта.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментарии

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.