Ангарская газета «Время»



Чистка всех видов одежды (мех, кожа, замша, кашимир, текстиль, трикотаж) гибактериальная, антимолевая, антисептическая обработка. Окрашивание кожи, замши, отпаривание, глажение, упаковка, гарантия качества! ✹ ЕВРОХИМЧИСТКА «ЛОТОС» ✹ г. Ангарск, 47 кв-л, строение 30, тел. 8 (3955) 52-60-62 | ТД «Универмаг», 92/93 кв-л, тел. 8 (3955) 68-48-35 | ТД «Гефест», 1 этаж, пав. 119, тел. 8 (3955) 68-18-55
» » Марина РИХВАНОВА: Это некрасивая история

Марина РИХВАНОВА: Это некрасивая история

Фото: из архива героя
Собеседник
152
0
Почти каждые выходные нас призывают сдать пакет или посетить экофестиваль, чтобы внести таким образом вклад в спасение планеты. Это модно. При этом Ангарск остается городом, где химические выбросы считаются «штатным режимом». О том, какое значение имеет развернувшееся экодвижение, мы поговорили с биологом Мариной РИХВАНОВОЙ, стоявшей у истоков легендарной «Байкальской экологической волны». В свое время организация возглавила движение против прокладки нефтепровода вблизи Байкала и добилась отмены этого решения. В 2015 году Минюст РФ объявил «Волну» иностранным агентом.

- «Байкальская экологическая волна» больше не существует?
- Организация закрылась в 2016 году, но история еще не окончена. Мы прошли все наши суды, а сейчас отстаиваем свою репутацию в Европейском суде по правам человека. Недавно юрист сообщил, что наши документы приняли к рассмотрению. Это долгий процесс, но мы хотим добиться, чтобы с «Волны» сняли статус иностранного агента, а нам вернули деньги, которые мы уплатили за штрафы – порядка 350 тысяч рублей.

- Не пропал ли у вас интерес к экологии после этой истории? Чем вы занимаетесь сейчас?
- Когда мы начинали, мне никто не обещал, что будет легко. Была готова к разным вариантам, поэтому из экологического движения я не выходила. Когда пришлось закрыть «Волну», сосредоточилась на «Байкальской экспедиции». Этим проектом я занимаюсь с 2012 года: каждый год мы собираем команду из ученых и общественников для поездки на Байкал и планируем там программу вместе с местными жителями. Они как никто знают о проблемах озера, а люди со стороны в свою очередь могут предложить новый взгляд или даже какое-то решение. Мы уже были в Байкальске, на Ольхоне, в дельте реки Селенга, в Северобайкальске, Усть-Баргузине. Главным результатом на сегодня я считаю формирование большого сообщества, которое может отслеживать ситуацию на Байкале. Например, недавно нам сообщили, что в Танхое вода стала зеленого цвета: спирогира оторвалась от камней и попала в толщу воды. Больше не нужно ждать по два года, пока научный журнал опубликует об этом статью, мы знаем все сейчас. Пока мы находимся в начале пути, но это важный этап, без которого и дальше ничего не будет.

- Весной по стране прошел протест против того, чтобы китайцы строили на Байкале завод по розливу воды. Мнения людей тогда разделились. На какой вы были стороне?
- Меня в той ситуации напрягли антикитайские настроения. Китайцы ведут себя здесь так, как им разрешено, и национальную тему я считают тут лишней. Но в целом я была против этого завода. Его собирались строить в районе Таловских болот. А что такое болото для экосистемы озера? Это как печень для человеческого организма. И всю эту местность Таловских болот на кадастровом плане уже перевели в земли промышленности и поделили на участки, которые либо готовились к продаже, либо уже были проданы. Готовилось полное уничтожение этого природного комплекса. Если убрать такие места вокруг Байкала, то все стоки, которые попадают в реки, окажутся в озере, а спирогира и вовсе будет везде в больших количествах. Да и для самого бизнеса тут ничего хорошего не было: китайцам дали самое плохое место, где можно брать воду. И для этого тянуть трубы на два километра, уродовать место, делать такие большие затраты… На мой взгляд, смысл был совсем не в том, чтобы продавать чистую воду, а в том, чтобы получить деньги на этом строительстве. Либо совсем уж китайцы не владели информацией и не понимали, какое место им подсовывают. В любом случае это некрасивая история.

- Почему сейчас экологическое движение приобрело такой масштаб? Имеют ли разные экоакции и фестивали смысл, ведь мы по-прежнему живем в окружении вредных производств?
- В самом начале нашей «Волны» мне бы и в голову не пришло, что будет так, как сейчас, что в это будет вовлечено столько людей. Повлияло много факторов: сейчас ярко проявляется изменение климата, многие экологические проблемы развиваются у нас на глазах. От них не спрячешься. Я вижу, что люди постепенно меняются: многие понимают, что изменения нужно начинать с себя, а не искать виноватого. Правда, отношение к технологиям в промышленных городах осталось тем же. Всё-таки это старые технологии, ведь мир становится совсем другим и ориентируется уже на другие источники энергии. Когда это произойдет в нашей стране, предсказать сложно.

- К теме мусора: стоит ли сортировать отходы, если система по их переработке не налажена на уровне государства? Ведь даже мусор из раздельных баков у нас складывают в один мусоровоз.
- Я согласна, что в этом виде эта система не работает и смысла сортировать мусор в таком случае нет. Более того, из отходов, сваленных в одну кучу, отсортировать и переработать можно лишь 1-2%. Поэтому имеет смысл разделять мусор прямо на месте образования отходов. Я не очень понимаю, как это может решиться на уровне государства, но у предпринимателей уже есть хорошие примеры. С одной иркутской кейтеринговой компанией мы организовали такую систему: раздельно складировали отходы на месте, часть из них сразу отдавали на переработку. Таким образом предпринимателям удалось в три раза уменьшить отходы и в три раза сократить плату за их размещение на свалке.

- А если я отказываюсь от пластика и по возможности не покупаю продукт в пластиковой таре, производитель не станет выпускать меньше такого товара? Какой тогда в этом смысл?
- Это железно работает: если что-то не покупается, рано или поздно оно перестает производиться. Никто не будет работать себе в убыток. Когда люди массово откажутся от пластика, тогда будет надежда, что его и производить почти перестанут. Но такие изменения быстро не происходят, поэтому тут как раз и помогают различные экомероприятия: чем больше людей будут про это знать, тем лучше.

- На чем вы сегодня делаете акцент в экопросвещении и в чем видите перспективу?
- Государство не делает шагов, чтобы менять ситуацию в лучшую сторону, скорее, наоборот. Поэтому, я думаю, начинать изменения стоит с себя и с предпринимателей, заинтересованных в этом. При этом я не вижу экопросвещение так, что я такая умная пришла и всем рассказала, как надо экологично жить. Тут невозможно разработать правила: делай раз, делай два, делай три. Я считаю, что более важно видеть себя в системе. Каким делом я занимаюсь? Какие материалы я использую? Какое место я занимаю в природной системе? Что я оставляю там, где живу? В каждом случае будет своя последовательность шагов.

Мир сегодня меняется очень сильно, и завтра правила, придуманные вчера, уже могут быть не нужны.

Материал к публикации подготовил Администратор сайта.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментарии

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.