Ангарская газета «Время» > Собеседник > Инна МОРОЗОВА: Все обязаны, не все готовы

Инна МОРОЗОВА: Все обязаны, не все готовы


Начался учебный год. Однако не все дети на этой неделе пошли в школу. Кто-то встречает своих учителей дома, потому что имеет ограничения по здоровью. Почему вопреки требованиям закона «Об образовании в РФ» не все дети с инвалидностью учатся в классах общеобразовательных школ, мы поговорили с Инной МОРОЗОВОЙ, директором школы № 6. Именно эта школа больше 15 лет обучает детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата не на дому, а в классах.

- Инна Викторовна, четыре года назад у большинства школ Ангарска появились на входе пандусы. Однако учащихся с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) в других школах, кроме вашей, не видно. Почему?
- Такие ребята есть и в других школах. Просто их меньше, чем у нас. Не все родители знают, что любая школа, самая обычная, по месту жительства, особенно та, в которой есть пандус, должна принять их ребенка. Мы говорим сейчас только о детях, ограниченных в движении, но с сохранным интеллектом. Потому что дети, у которых серьёзные проблемы со зрением или слухом, учатся в Иркутске, в специализированных интернатах, по особой методике. А ребята с задержкой развития – в коррекционной школе № 2 и интернате № 1 города Ангарска.

Просто надо приходить в управление образования и записываться в ближайшую школу. Вас возьмут, это закон. Изза такого ученика класс переведут в кабинет на первом этаже и по возможности создадут условия. Проблема лишь в том, что родители чаще всего хотят в нашу школу. Потому что только у нас уже наработан опыт и есть специализированные классы для ребят с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Набираем мы их раз в четыре года. Потому что на первом этаже оборудовали для них всего три кабинета. Больше просто нет возможности. Сейчас у нас такие ребята учатся в 4 классе (12 человек) и в 8 классе (10 человек). В следующем году наберем первый класс.

- Мне кажется, что если школа будет каждый год принимать по ребенку, ограниченному в движении, и из-за него пересаживать классы на первый этаж, то рано или поздно кабинеты внизу кончатся…
- Согласна. Поэтому я давно говорю: в школе должен быть лифт.

Когда депутаты принимают законы, они, к сожалению, не ориентируются на действительность. Да, учить таких ребят обязаны все, но на практике школы к этому не готовы. Кроме пандуса и учебного кабинета, на первом этаже должны быть специально оборудованные санузлы и столовая, спортивный зал.

- Что самое сложное в работе с такими ребятами? Каких трудностей вы не предполагали, когда приступили к их обучению?
- Есть один болезненный момент. У некоторых ребят с ДЦП в процессе учёбы выяснялись нарушения интеллекта, требующие обучения в коррекционной школе. И родители отказывались принимать такую действительность, не хотели переводить ребенка на коррекционное обучение. Я всегда в таких случаях говорю: «Вы же меньше своего ребёнка из-за этого любить не будете? Он же не станет для вас после этого менее дорогим и родным?» В Ангарске есть две отличные коррекционные школы. В этом году интернат № 1 создал все условия для детей на коляске, они к этому готовы. Не надо бояться перевода! Ожидания родителей не должны вредить детям. Сейчас такие ситуации предотвращает специальная психолого-медико-педагогическая комиссия, которую дети проходят до школы.

А в остальном от учёбы таких ребят в стенах школы одни плюсы. Это важно не только для них, но и для здоровых детей и их родителей, которые учатся быть терпимыми. Каждого, кто приходит к нам в школу, я спрашиваю: готовы ли вы обучаться вместе с ребёнкоминвалидом? Если нет, то вам нужна другая школа.

- Есть ли ещё у каких-то школ города интерес к обучению детей с особенностями?
- У педагогов есть. На протяжении всех этих лет мы на базе своей школы проводим обучающие площадки по работе с такими детьми. Учителя нас благодарят за полученные знания. А вот оборудовать в городе ещё школу так же, как нашу, нецелесообразно. У нас нет столько детей с нарушением опорнодвигательного аппарата, чтобы каждый год набирать по классу. Кроме того, в прошлом году открылась новая школа в Китое, в следующем году откроется в 7а микрорайоне, ремонтируется школа № 38 – в них есть или будет всё необходимое для детей-инвалидов. Так что проблемы с устройством в школы для таких ребят, я считаю, в городе решаются.

- Набор детей раз в четыре года – это разве не проблема? Если ребенку исполнилось семь лет, а у вас набора нет, то как быть?
- С каждым ребенком управление образования работает индивидуально. Можно отдать его в школу по месту жительства. Если не в класс, так на домашнее обучение. Дети данной категории могут пойти в первый класс и в восемь лет, и в девять, и даже в десять. Закон им это сделать позволяет. Даже, наоборот, чем позже такой ребенок идёт в школу, тем лучше он учится. Это мы видели по нашему первому выпуску – сильный класс был, они как раз все были старше других ребят на параллели.

- Если бы сейчас вы могли вернуться назад с нынешними знаниями, вы бы взялись за обучение ребят-инвалидов?
- Конечно. В этом году мы встречались с первыми выпускниками. У них сияют глаза, они счастливы, все получают профессии, сами передвигаются по городу, у них есть друзья… Это всё им дала школа. За этих ребят нас благодарят их родители, их нынешние педагоги в техникумах и вузах. Всё было не зря.

- Почему в Ангарске до нынешнего учебного года не исполнялся закон о бесплатном двухразовом питании в школах детей-инвалидов? Дошло до того, что прокуратура подала в суд на школы!
- Закон-то был, а подзаконных актов о том, кто будет оплачивать питание детей, выделять деньги, на какую сумму кормить в день, не было. Кроме того, был законодательно закрепленный перечень детей, которые могут питаться в школах бесплатно, но в нём не было этой категории детей. Как могла школа их кормить? На какие деньги? Сейчас эта проблема на законодательном уровне решена.



Вернуться назад