Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

Люди и лодки

Общество
1 651
0
Взгорье, перекрывающее с юга вид на Байкал из бурятского села Сахюртэ, распилено проливом Ольхонские ворота отвесно, скалисто. Как и во всякие распахнутые двери, здесь нешуточный сквозняк. Небо стонет от бремени тяжёлых низких туч, ветер, подминая любой местный бриз, валится с приморского хребта прямо в воду. А моя задача – проплыть на байдарке от пристани вдоль бухты, войти в пролив и выйти в большое море.
Такой вот маршрут я затеял, не имея понятия о его сложностях, о его опасностях.

Пологий берег, к которому обычно я жмусь в своём плавании, здесь представлен неприступными гранитными стенами.
Пролив вызмеивается серыми стрелами волн, ежечасно меняющих направление. Я стою на берегу у переправы с мешками неподъёмного груза, так трудно, так дорого доставленного сюда.
Остаётся ждать.
В короткие затишья нудного, мелкого дождя наползают белые туманы, и пейзаж начинает являть царство злого чародея: не суйся, не дерзай – пропадёшь!
Ночь и снова день.

Паромы выполняют свою работу, терпеливо перевозя машины на Ольхон и обратно, а я всё сижу.
Решил собрать байдарку и с полным грузом прошёлся в затишье местной бухточки, всё больше выдавливая себя в разгул волн.
Ближе к обеду, попривыкнув к болтанке, решился-таки приблизиться к скале, открывающей поворот в пролив. От пощёчин беснующейся воды моя лодочка задрожала, задёргалась, а у меня во рту появилась сладкая слюна, признак сильного стресса.
Ну ещё пятнадцать метров!

Вид берега, открывшийся за поворотом, не добавил мужества – мокрый камень, круто уходящий в воду на двести, триста метров вперёд.
Теперь волны догоняли меня сзади. Это придало скорости, но не уменьшило страха.
Ну где же ты, хоть малое выполаживание, хоть груда камней, куда в случае чего можно бы выскочить? Выступы, гроты и глубина, глубина!
Залив Тутай подарил наконец низкий берег и избавление от грубо бьющих под зад валов. Большое море ударило ветром в лицо и изматывающей чередой встречных волн. Тяжёлый, почти бесполезный труд, прилагаемый к мокрому веслу.
В ладонях горячая боль от потёртостей, а справа над динозаврами скальников хороводится новая туча – близкая неминуемость секущего, холодного дождя.
Ну и погодка!

Показалась бухта Змеинка, где предстоит мне потерять сутки в ожидании улучшения погоды.
А вал всё бьёт о берег, и ночью сквозь бубнящую на ветру ткань палатки я ловлю в полусне этот мерный, неутихающий «Бухх… бухх…»
Яркое солнышко, попутный дневной бриз, где вы?
Ну и сколько можно сидеть на берегу?

Мысы открывают бухты, пройденная бухта гонит в испытания новым мысом; два часа изнурительной работы веслом, и всё к берегу! Причаливание похоже на акробатику – малейшая неловкость, и поднявшаяся саблей волна ударит меня о гальку, ледяной лепешкой плюхнется на дно лодки.
Бухта Большое Орсо. Грубой, скальной, рыжевато-серой крутизной, сухой и безлесой, обрывается здесь Тажеранская степь в Байкал. Сбегающая к воде полоска байкальской лиственницы – единственная надежда добыть дров для костра.
Заночую тут!

А погода налаживается!
Часам к семи вечера из-за ребристого края южного мыса показалось странное судно. Изящный поворот, и оно направилось прямо ко мне.
Ух ты, катамаран!
Посреди сооружения – треугольная белая палатка, из центра коей стреляет вверх высокая мачта, и люди, люди!
Первый вопрос экипажа: как тут с дровами?
- Скромно, но есть. Причаливайте!
Движок облегчённо затих, и великолепное судно поцеловало берег.

Оказалось, сахалинский туристический клуб. Десять молодых, десять увлечённых!
Описание катамарана нашли в Интернете. Заказали в Красноярске. Обошли на нём вокруг Сахалина!!! И вот теперь здесь. Идут на север, в штиль - на моторе, при ветре – под парусом.
Самодеятельность моей байдарки была вмиг унижена этим великолепием. Надёжность, комфорт, близость испытанных друзей и подруг: вот как надо и вот как не надо!
Мне бы попенять в который уж раз на своё сиротство среди этих диких скал, на нелепость плавсредства для таких могучих вод, но я совершенно забыл об этом.

Новые знакомые, хлопоты у костра, гитара, которая нашлась в хозяйстве путников, совершенно заняли меня.
Приладив на камнях стальную решётку, девчонки в огромной сковороде пекут лепешки.
Запах кухни, подзабытый походный азарт отзвеневшей молодости – это такой подарок в неуюте моих незадачливых дней!
Ах, как звенит в ночном воздухе гитарная струна!

Трепетный звук будто подхватывают духи ночи и радостно уносят его к звёздам!
Левый мыс, ограничивающий бухту, лёг на фоне ещё светлого неба силуэтом прекрасного бурятского юноши – то ли спит, то ли слушает.
Водный простор озера наконец-то угомонился, и лунная дорожка весёлым подпрыгивающим зайчиком располовинила Байкал.
Я ещё помню какие-то тексты песен, какие-то аккорды!

Усталый костёр выребрился горячими углями и подмигивает: пора спать!
Рано утром плюхнулся я на низкое сиденье байдарки. Тороплюсь пройти километров семь-десять, пока не разыгрался ветер.
Конечная цель похода – залив Анга, по прямой километров тридцать от МРС, но мой путь облизывает все извилины берега, а это в два раза длиннее.
Почти в каждой бухте встречаю самое дружественное участие и помощь. Люди отдыхают в палатках и рады отчаянному путнику с лицом, потёртым жизнью.
Минутные знакомые, улыбки одного вечера, приязнь без настороженности – это наше, это по-русски!
Спасибо вам! Отблагодарю ли вас когда-нибудь и чем-нибудь?!
Полюби, волна, камень. Дай, день, солнце и ветер в темечко. Снизойди, удача, одолеть дороги, которые мы выбираем.

В.ЧЕПИГА, художник,
фото автора


На самодельной байдарке, в одиночку, наш автор каждое лето штурмует Байкал.

Этот катамаран сначала обошел Сахалин, а нынче и Байкал.
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.