Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Сократили и закопали

Сократили и закопали

Общество
1 317
1
В морозное утро 30 ноября коллектив бывшего РМЗ АЭХК встретился на похоронах своего бывшего коллеги, товарища по несчастью (читай - по соглашению) 57-летнего Александра Б. Бывших коллег было человек пятьдесят. Бывшего начальства не было. Не было и представителей профсоюза.

Александр работал на РМЗ АЭХК всю жизнь фрезеровщиком. Пришел сразу после школы, отсюда ушел в армию, из армии – обратно на АЭХК. Около сорока лет его жизни было отдано комбинату. Был хорошим товарищем. И хорошим работником. Работал не спеша, но на совесть. Семью построить ему, к сожалению, не удалось – с женой они жили порознь, две взрослые дочери строили свою судьбу самостоятельно. Работа и разведение декоративных рыбок в аквариуме как хобби - размеренная, немного замкнутая жизнь холостяка. И тут сокращение. А ему до пенсии всего два года. Уйти-то просто. Но куда?

В руках рабочая специальность, большой стаж, но здоровье уже не то, да и возраст. В АНХК путь закрыт – туда берут молодежь.

Та же ситуация скорей всего повторилась бы и на небольших частных предприятиях. Но не хочешь сам - все равно сократим, и он ушел с производства «по соглашению». Как и многие другие. Очень переживал, но держал всё в себе. Стал работать в такси на своей машине. Так это разве работа? Пенсию там не выработаешь. И заработок так себе – больше в бензин да на ремонты уйдет. Как-то опустились руки у него. В свидетельстве о смерти диагноз сердечная недостаточность. Но люди уверены, что человека убило сокращение.

- Среди сокращаемых были люди и с кредитами, и с маленькими детьми, и мамы-одиночки, и, как Саша, предпенсионного возраста. Мы ведь не один десяток лет вместе проработали, трудились здесь целыми семьями – все как на ладони друг перед другом.

- Мы столько лет платили профсоюзу, но он нас никак не защитил. Профсоюз отказал и дочерям Саши в материальной помощи на похороны. Хоронили, конечно, дети, но и мы, работники, между собой деньги собирали.
- А среди оставшихся есть работающие пенсионеры. Те, у которых уже есть доход, да и дети выращены. Конечно, они неплохие работники, но пенсия-то выработана, можно было бы их попросить.

Почти для всех людей работа – это возможность обеспечить себя и семью. Для многих еще и реализоваться в жизни. А для некоторых работа – это образ всей жизни, а коллеги – это семья. Александр потерял не просто работу, он лишился всего – средств к существованию, семьи и, как следствие, жизни.

Ольга ВАВИЛИХИНА


Не умирай прежде смерти

Обычно мы не комментируем материалы своих коллег, но этот случай особенный. Умер человек, его похоронили, но десятки и сотни его бывших и нынешних коллег, уже попавших или только готовящихся к сокращению, слава Богу, живы. Им что теперь делать? После материала решение одно: гроб покупать, ставить и начинать уже помаленьку к нему привыкать, все равно этим кончится.
У меня на этот счет другое мнение.

О мертвых, как известно, либо хорошо, либо ничего, но то, что Александр Б. ошибся тактически, - это факт. Очевидно, что ему следовало не увольняться по соглашению (читай – по собственному желанию), а настаивать на сокращении. Такая возможность была и есть у всех работников АЭХК. Что это дает? Напомним слова бывшего работника комбината Валентины МАКАРОВОЙ, которые она сказала нашему корреспонденту в номере от 29 ноября («Где вы устроились?»):
- Когда подошла очередь уволиться, должна была выбрать: идти по соглашению сторон или по сокращению, что давало возможность досрочно уйти на пенсию. Мне до нее оставалось менее двух лет. Молодые ушли по соглашению, а я настояла на сокращении. Встала на учет на бирже, получала пособие, через некоторое время досрочно оформили пенсию.

Вы поняли? Да, при соглашении выплачивается заработок за три месяца, а при сокращении лишь за два, но при сокращении вам год будут платить пособие по безработице, а потом оформят пенсию досрочно. Этой возможностью Александр не воспользовался.

Дальше - больше. Придумал себе старость в 57 (?!) лет. Олег Табаков заделал дочку в таком возрасте, режиссеру знаменитой Таганки Юрию Любимову - 95 (!!!), и он до сих пор ставит премьеры. Да что далеко ходить, нашему любимому автору Игорю Петровичу Витушкину (тоже, кстати, бывший работник АЭХК) - 78, а он всем нужен: и дочке, и внукам, и энергетикам, и нашим читателям. Апологету здорового образа жизни Анатолию Миронову – 75, но к нему на теннис очередь стоит!

Крест ставим на себе мы, а не начальство и даже не природа. Если человек хочет жить, он будет жить. Прочтите нашу газету за субботу, 1 декабря, статья «Без рук, но с характером». Павел Алексеев - инвалид с детства, у него три пальца всего! А он и КамАЗ водит, и кандидатом в мастера спорта стал. Такого-то мужика и без рук с руками отхватят, что и случилось. Причем не только работодатели.

Что за конец света – сократили на работе? Найдете другую! Да, не сразу, да, побегаете, да, не с такой зарплатой и без соцпакета, и что? Полгорода так работают и не умерли. Закончился на АЭХК заповедник советской власти, так он уже двадцать лет как закончился в стране. Ах, профсоюз не защитил, ах, начальство не оценило! Люди давно уже надеются не на смелый профсоюз и гуманное руководство, а на самих себя. Учатся, переучиваются, пробуют, теряют, ищут и находят. Даже если допустить, что отдел кадров АНХК не жалует без пяти минут пенсионеров, частники очень хорошо понимают все выгоды принятия на работу именно их. Ведь это ответственные и опытные кадры, которые не на пиве выросли, в декрет не уйдут и в столицы за лучшим куском не уедут, даже играть в игрушки по сотику не умеют, а значит, будут работать, а не делать вид. Кроме того, их можно не оформлять!

Спросите потихоньку любого ИП, кого он возьмет: пенсионера или студента, и не факт, что выбор будет за молодым. 57-летний непьющий, дисциплинированный, ответственный мужчина многим нужен, и не только по работе. Ангарск вообще город невест. У человека был шанс начать новую жизнь, а не попрощаться с ней!

В-третьих, у Александра была самая востребованная по сегодняшней жизни рабочая специальность. Он же не место начальника или юриста искал. Человек на машине, значит, мог выполнять какие-то частные поручения. Помню, как знакомые искали такого, чтобы три раза в неделю ездить в Иркутск забирать заказы. Сначала взяли молодого, думали, шустрый, а он то проспит, то с бодуна, а то вдруг завозмущался: чего это в воскресенье поеду, когда у всех выходной! Помучились и взяли пенсионера. Он у них года три как часы отработал – друзьями расстались!

И последнее. Полагаю, когда руководство РМЗ выбирало, кого оставить, оно в меньшей степени думало о кредитах, которые взяли его работники, и даже, как ни цинично это звучит, об их малых детях. Перед ним стояла задача не в санаторий людей направить, а сохранить предприятие, которое теперь должно работать и выживать самостоятельно. Потому брали самых крепких – и физически, и морально, и профессионально. Станьте такими – лучшими, первыми, незаменимыми, это гарантия не только работы, но жизни долгой, полной и счастливой.

С самыми лучшими пожеланиями всем попавшим в тяжелую ситуацию
Галина АМЯГА
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментарий

Фигня-война 6 декабря 2012 19:29
Можно было трудовиком в школу пойти. Там, в школе, кстати, столько тетенек незамужних, еще и личную жизнь можно было устроить. Короче, проблема с закрытием АЭХК на самом деле существует. Но не в сокращении, а в том, что бочки с гексафторидом могут нам оставить без должного присмотра. Вот о чем говорить надо, а не нюни распускать.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.