Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

Клятва у сарая

Общество
1 607
0
27 января исполняется 70 лет с того дня, как была прорвана блокада Ленинграда, которая длилась почти три года. Еще живы ангарчане, которые принимали участие в тех боях. Один из них - Аркадий Михайлович ЛЕБЕДЕВ, которому исполнился 91 год.

Под Ленинградом стояли насмерть разные люди. Вчерашний школьник и будущий великий артист Юрий НИКУЛИН. Выпускник военного училища и будущий преподаватель военного дела в Ангарском политехникуме, полковник Святослав ТИХОМИРОВ. А Аркадий Лебедев пошел воевать прямо с театральных подмостков.

Он только что закончил театральное училище в Улан-Удэ. Получил первую в жизни роль в спектакле «Павка Корчагин».

22 июня в театре давали премьеру. Она была первой в его театральной карьере. Внезапно спектакль прервали: война!

Мужская половина труппы ринулась в военкомат, где их развернули: у вас, артистов, бронь! Но артисты, они артисты и есть. Взяли в осаду разные кабинеты, где разыгрывали такие драматические этюды, что казенные люди сдались: призвать! Ох, не знал тогда Аркадий, что главная осада у него еще впереди и драм там будет - на всю оставшуюся жизнь хватит. На фронт Лебедев попал в 1942-м после учебки, где обучили новому ремеслу: стрелок-радист танка Т-34.

Что такое война, танкисты 98-й особой бригады по-настоящему увидели под Тихвином. В дотла сожженной деревне уцелел один сарай. Заглянули и застыли. Десятки полураздетых трупов. Мужчины с вырезанными на спинах звездами.

Женщины с отрезанными грудями. Так враги поступили с врачами и красноармейцами из военного госпиталя. После такого никакая пропаганда была не нужна. Увидим – убьем! Так на месте и поклялись.

Ленинград стоял в тройном кольце осады, и когда ее будут прорывать, никто не знал. Главная задача одна – сохранить до основных боев технику.

Танки закопали в капониры, которые немцы бомбили и обстреливали по два-три раза в день. Вот как раз в один из налетов осколки достали стрелка Лебедева и его командира. Парней увезли в госпиталь. Другие бы радовались, но не выходил из памяти тот сарай. Короче, сбежали они обратно.

Комбриг побушевал для вида и оставил в части. Началась позиционная война. А с ней пришел голод. Тот, которого Лебедев никогда не испытывал.

Им-то еще ничего, военных старались накормить в первую очередь. А вот что испытывали гражданские!.. Из Ленинграда приходили жуткие слухи, в которые нельзя было поверить. Люди едят людей?! А ведь ели. Впрочем, и на передовой харч, порой, кровью добывался. Лебедев никогда не забудет, как они с санитаром за продуктами ходили. Ползком, ночью (днем снайпер снимет), под минометным огнем они вернулись с целым мешком сухарей! Тот, кто сейчас засохшие булки выбрасывает, дальше может не читать.

Собственно, самого прорыва блокады Лебедев не помнит. Рядом взорвался снаряд. И Ленинград, город, который он защищал, танкист тоже не помнит, хотя лежал там в госпитале. Ранение было очень тяжелым. Три раза его клали на хирургический стол, и в конце операций парень остался без ноги. Его чуть не доконала гангрена. Врачи поставили на танкисте крест и отправили в палату для безнадежных. А он, единственный из всего госпиталя, выжил!

Теперь предстояло выживать в гражданской жизни.

Танкисты на гражданке не нужны, а других профессий, кроме актёрской, у Лебедева не было. Но в очень немногих репертуарах найдется роль одноногого. Идти по вагонам милостыню собирать? Дудки! Ему смастерили протез, который он осваивал с упорством Маресьева. Никто и не догадывался, что этот статный молодой актер на сцене, который трость брал только по ходу сюжета, инвалид. Аркадий поработал в театрах Улан-Удэ, Иркутска, а году, примерно, в 1955-м, решил перебираться в Ангарск. Почему? Сказать однозначно трудно. Тогда очень многих тянуло в новый город. Нету театра?

Зато в Майске есть клуб. Агитбригады. Постоянные поездки по всем областным новостройкам. Движуха, в общем.

Так до пенсии руководитель драматического кружка и эстрады Аркадий ЛЕБЕДЕВ и протрудился в искусстве. Вырастил сыновей. Встретил внуков и радуется правнукам.

Когда мы спросили его, выполнил ли он клятву, данную у сарая, и какая из наград для него самая дорогая, ветеран ответил, не задумываясь:

- На каждого танкиста моего танка можно засчитать 15 уничтоженных врагов. Нас было четверо. В бригаде 25 танков.

Вот и считайте. А самая главная для меня награда одна: «За оборону Ленинграда».

Игорь КАРИН,
фото из семейного архива Лебедевых
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.