Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Старость учит радости

Старость учит радости

Общество
692
0
Нина ДМИТРИЕВА, соцработник медицинского отделения комплексного центра социального обслуживания «Веста»:

Кто такие социальные работники? Это люди, которые помогают старикам – одиноким, беспомощным, тем, кому нужны уход и помощь. Кто идёт в социальные работники, тяжёлый ли это труд и какие радости приносит эта профессия? Об этом мы поговорили с Ниной Дмитриевой, работающей в «Весте» уже 15 лет.

- Как вы попали в соцработники?

- Я была оператором на заводе БВК. Работала в смену, семья меня не видела, а так хотелось больше внимания уделять дочери, которая только пошла в школу! Тогда я пошла в детский сад завхозом. Там проработала 15 лет, но устала от бесконечных цифр, проверок, от того, что приходилось выполнять не только свою работу: дворник запил – убираем за него, сторож не пришёл – за сторожа. Тогда моя подруга и рассказала про «Весту», и я решила попробовать. Хорошо, что в тот момент я была уже немолодой женщиной – молодые на такой работе практически не держатся. Нужно иметь определённый опыт жизненный, чтобы со стариками общаться.

- Сколько человек у вас на обслуживании?

- Примерно 8-10 постоянно.

- И к каждому нужно приходить ежедневно?

- Нет, это необязательно. Кто-то просит приходить через день, если могут хоть как-то сами себя обслуживать. Но есть и такие, к которым и правда нужно каждый день приходить, они даже хлеба себе самостоятельно порезать не могут. К ним не только мы ходим, но и наши медики, потому что, сами понимаете, все эти люди не просто беспомощны, но и очень больны.

- Что входит в ваши обязанности?

- Сходить в магазин, купить продуктов, лекарства. Они просят нас заранее купить что-то определённое, дают деньги, а мы в следующий наш визит приносим покупки и чеки – обязательно отчитываемся за каждую копейку. Дома, если нужно, сварим, уберём. Платим за квартиру, ходим делать сверки платежей. Оформляем все необходимые субсидии в соцзащите. В общем, мы их ноги и руки. Но главное, что от нас требуется, - чисто человеческое участие. Ведь даже те, у кого есть дети, испытывают огромный недостаток общения. Дети - внуки ведь как? Приехали, порядок навели, денег дали, привезли продуктов. А ведь они люди! Им хочется и о жизни поговорить, и прошлое вспомнить, и происходящие события обсудить. А ещё им, как и маленьким детям, больше других необходима ласка.

- Наверное, и капризны как малыши?

- Есть такое распространённое мнение. Но я так скажу: к каждому человеку можно найти подход. Я ведь с некоторыми по очень много лет работаю, становлюсь для них членом семьи. Как и они для меня. А с родными договориться всегда можно. Как-то раз платила я за квартиру одной бабушке, а у меня прямо перед кассой грабитель деньги вырвал и убежал. Я в растерянности бежала за ним, такое ужасное было чувство! Пришла к бабушке сама не своя. А она как узнала, что произошло, испугалась. За меня! Слава Богу, говорит, не покалечил, что сама не пострадала. Утешала меня, успокаивала. А на деньги, говорит, плюнь, себя побереги.

- Тем тяжелее, наверное, с ними прощаться?

- Да, это всегда потеря, хотя мы и понимаем, что это неизбежно, ведь с пожилыми людьми работаем. Как-то раз мне родственники позвонили, сообщили о случившемся, попросили прийти на похороны. Вообще я стараюсь на таких мероприятиях не бывать, и без того тяжело. Но они настояли, говорили, что я - часть их семьи.

- А бывает ли такое, чтобы старики, проникшись тёплыми чувствами к социальному работнику, вписывали его в завещание, оставляли квартиры?

- Что вы, нам строго запрещено! Мы и в подарок от них ничего больше коробки конфет не принимаем. И то обычно я сразу говорю: давайте с вами вместе чай попьём. А так, чтобы квартиры оставляли, о таком я не слышала. Да и, знаете, это старый и больной человек может быть совершенно не нужен родственникам. А после его смерти обязательно появляются наследники.

- Вообще большинство ваших клиентов – одинокие старики, у которых никого нет или просто брошенные всеми?

- Разные есть. Вот, например, у меня одна бабушка. Сын у неё погиб, невестка живёт далеко, в европейской части, внук – во Владивостоке. Деньгами они ей помогают, но этого же недостаточно! Есть такие, у которых все здесь, дети-внуки, но просто заняты, работают. С предприятия ведь не убежишь, чтобы бабушку обедом покормить. Но есть, конечно, и такие, кто в силу разных обстоятельств остался совсем один. Это самое жалкое зрелище. Таких сразу видно, как только к ним в квартиру заходишь. Вообще в старости хорошо живёт только тот, у кого выросли хорошие дети. Потому что в определённом возрасте все мы независимо от должностей и финансов становимся беспомощными. И тогда должны быть рядом люди, которые будут заботиться и делать это с радостью.

- Ваша работа для стариков бесплатна?

- Необязательно. Если его доход ниже прожиточного минимума, то да, мы работаем бесплатно. А если нет, существует чётко определённый прайс на наши услуги. Поэтому часто к нам обращаются и родственники, которым дешевле и проще нанять соцработника, чем самим с ног сбиваться. Это тоже проявление заботы о своих родителях, я так считаю.

- Какие моменты в своей работе вы считаете самыми сложными?

- Наверное, вы думаете, я сейчас начну на стариковские характеры жаловаться? Нет, с этим у меня как раз нет никаких проблем. Знаете, где тяжелее всего приходится? В очередях! Особенно в «Водоканале» и больницах. В соцзащите у нас есть определённый день, когда мы приходим. В других жилищных организациях обычно к нам тоже относятся с пониманием, даже если начинает кто-то из очереди роптать, прикрикивают на них: «Это социальный работник!» А вот в «Водоканале» к нам нет вообще никакого особого отношения. А ведь мы большую работу делаем, да и бывать там приходится часто: попробуйте за 10 человек сверку пройти. В больницах тоже трудно, хоть врачи и заступаются за нас. Но всё же люди в очередях относятся крайне негативно.

- И всё же вам ваша работа нравится?

- Конечно! Во-первых, я довольна зарплатой, хотя мы здесь каждую копейку реальным трудом зарабатываем. Во-вторых, постоянно нахожусь в движении, и мне это очень нравится. Не смогла бы я на стуле в кабинете целый день сидеть, не моё это. По городу перемещаюсь каждый день, столько всего узнаю и слышу! Это интересно и не даёт состариться, хотя я уже сама пенсионерка. И, в-третьих, работа с людьми – это всегда и тяжело, и интересно. Да и осознание того, что я приношу реальную помощь тем, кто в ней действительно нуждается, очень важно. Поэтому мне однозначно нравится то, что я делаю.

- Вы хотели быть поближе к семье. Получилось? Не ревнуют теперь ваши домашние вас к старикам?

- Да что вы, уже привыкли! Они ведь мне и домой часто звонят, когда поговорить хочется. Муж уже всех моих по именам знает. Приготовила я дома поесть и говорю ему: налей рассольника в банку, отнесу завтра Марии Ивановне. А он отвечает: «Да я уже всё сделал, отнеси, порадуй бабушку».

- То есть ваши с клиентами отношения выходят за рамки деловых инструкций?

- Ну а как же, это ведь люди! Стряпаю что-то, готовлю – обязательно их угощаю. Да я не одна такая, все у нас так работают. Одна, смотрю, тащит контейнер с котлетами, угостить хочу, говорит, одну бабушку, совсем живёт бедно, пусть порадуется. Вот один дедушка, вижу, попросить чего-то хочет, но молчит. Мужчины вообще более строгие к себе, стараются марку держать. Я его спрашиваю: «В чём дело?» Зефиру, говорит, очень хочется. Я ему говорю: «Хорошо, принесу в следующий раз». И вижу, что остался в его глазах вопрос какой-то. Молчит! Что, говорю, сейчас сбегать? Обрадовался.

Хоть и не положено нам, но я сходила, что мне, трудно? Девочка одна у нас вообще дома у одной из своих бабулек полную уборку наводит, хотя тоже это не предполагается.

- Чему вас научила ваша работа?

- Терпению. Я стала спокойной как никогда. Дочь теперь удивляется: «Мама, вот раньше в подобной ситуации ты бы уже громы и молнии метала, а сейчас сидишь спокойная». А я научилась с пониманием ко всему относиться. Может быть, потому, что, глядя на стариков, понимаю, что всё в жизни проходит. Научилась понимать, что жизнь, каждый её день, простая возможность гулять по улице, работать, бывать на природе – это уже счастье.

Анастасия КУРМАЗОВА



Комментарий специалиста

Исковой давности нет


Ангарский филиал ОАО «Невская косметика» не создал условия труда, обеспечивающие охрану здоровья своего работника. Доказательства вины бывшего работника в возникновении профессионального заболевания ответчик не представил. Как следует из акта о случае профзаболевания, составленного комиссией, в составе которой был представитель ОАО «Невская косметика», администрация филиала не обеспечила проведение периодических медицинских осмотров своих работников в центре профпатологии или другом медицинском учреждении, имеющем лицензию на экспертизу профпригодности и экспертизу связи заболевания с профессией в соответствии с приказом Минздравсоцразвития РФ № 83.

Согласно статье 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред. Пострадавшим важно знать, что исковой давности по таким делам нет, бывший работник может в любой момент обратиться в суд за компенсацией морального вреда.

Важным документом служит акт о случае профзаболевания, который устанавливает нарушения работодателя, из-за которых возникло заболевание работника.

Ирина БОЛЬШЕДВОРОВА,
представитель истицы, юрист
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.