Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

Родные души

Общество
543
0
Господь нередко посылает родных детей женщинам, уже отчаявшимся родить. Случается это тогда, когда такая женщина решается стать мамой чужому ребенку. В случае с Татьяной ПЕТРИЦЮК, мамой двоих приемных детей, 4 и 9 лет, такое чудо исключено.



На восьмом году семейной жизни без детского гомона супруги Петрицюк втайне друг от друга стали задавать себе вопрос: почему это случилось именно с ними? Пока однажды близкая подруга Татьяны, у которой было двое родных и двое приемных детей, не позвонила ей из ортопедического отделения детской поликлиники: «Тут девочка маленькая лежит в гипсе. Не хочешь посмотреть?» Отчего же не посмотреть? Посмотреть-то легко.

Девочке, переведенной из грудничкового отделения, был год и месяц, но весила она всего 6 килограммов!

- Лиза не сидела, не держала голову, - вспоминает Татьяна. - У нее был врожденный вывих тазобедренного сустава, из-за этого она первые 9 месяцев лежала в гипсе. Атрофировались мышцы спины и ног, была серьезная задержка в общем развитии. Мне стало её безумно жаль.

Татьяна стала приходить к Лизе и гулять с ней каждый день. Показывала безучастному, как тонкий, чахлый стебелек, ребенку листья и цветочки, кошек и собак. Через две недели как бы невзначай сказала Петру, что ухаживает за девочкой, предложила посмотреть. Последовал вопрос: зачем? Однако на следующий день, гуляя с Лизой в больничном сквере, она увидела подъехавшего на велосипеде мужа. Он посмотрел на них всего пять минут, а вечером судьба Лизы решилась.

Сейчас верующая Татьяна не сомневается, что Бог тоже готовил сердце Петра к этой встрече. Потому что одно дело полюбить румяного толстощекого карапуза. И совсем другое – взять глубоко больного ребенка. Именно Петр стал опекуном Лизы, которой сейчас 9 лет. Глядя на эту как белка скачущую по квартире девчушку, не верится, что своими ногами девочка пошла только в 3,5 года! Сейчас инвалидность снята, Лиза хорошо учится в обычной школе и ходит в детскую театральную студию.

Какой момент был для семьи самым сложным?

- Когда Лиза не могла ходить, а другие дети в ее возрасте уже вовсю бегали. Лежит и смотрит отстранённо, будто сквозь тебя. Только через полтора года мы увидели в её глазах отклик, - признался Петр.

2-летнего Стасика супруги взяли два года назад. В отдел опеки они обратились с единственной просьбой - найти им светленького мальчика 2-3 лет, чтобы был похож на сестру.

- У предложенного нам ребенка была серьезная проблема с глазами. Не кривя душой на тот момент я решила, что уже выполнила свою миссию по спасению одного ребенка-инвалида. Тяжело проходить снова через то же самое, - признается Татьяна.

Однако поехав по направлению в усольский детский дом, супруги сказали «да» первой же фотографии ребенка, даже не посмотрев историю и карту болезни. Период оформления документов занял месяц. Всё будто само шло им навстречу. Но это только казалось.

Первые две недели Стасик просидел, раскачиваясь на диване из стороны в сторону (типичное поведение ребенка из интерната), ни к кому не подходил. Неврологи и психологи предупредили, что такой симптом может остаться на всю жизнь. А Лиза целый год жутко ревновала нового члена семьи.

- У нее был двойной стресс - тогда она как раз пошла в школу, а тут еще какой-то брат появился. Но недавно подходит, прикладывает театрально руку к сердцу: ой, мама, я, кажется, Стасика полюбила! – улыбается Татьяна. Она, кстати, числится домохозяйкой. Петр - аппаратчик на заводе полимеров. Еще супруги подрабатывают ремонтами. Петр вообще мастер на все руки - полностью переделал их двухкомнатную малосемейку в бывшем общежитии, чтобы у детей была отдельная и уютная комната.

Больше всего многие приемные родители и те, кто хочет ими стать, боятся дурной наследственности. Петр и Татьяна считают, что воспитание важнее генов, а личность ребенка формируют те, кто с ним рядом.

- У нас есть круг знакомых с приемными детьми. Наблюдая за ними, мы ясно видим разницу, что было и что есть. У их детей тоже наследственность непонятно какая. Но сейчас проблем с ними не больше, чем с обычными, домашними. И где гарантия, что свои дети не принесут огорчений?

Злые языки судачат, что люди берут чужих детей из-за денег. Если бы всё объяснялось только этим, детские дома давно бы опустели. За свой труд от государства Татьяна действительно получает на каждого ребенка 6 тысяч рублей и 4 тысячи зарплаты. Много это или мало? И что мешает другим поступить так же?

К счастью, никто и никогда не сможет подсчитать, сколько стоит теплая уютная кухня, наполненная вкусной домашней едой. Развешанные по всей детской стикеры «Лиза – ты самая красивая», «Самая лучшая», «Лиза – послушная Богу». Светлое и хорошее будущее, которое есть теперь у этих детей. И разве просто так в 2013 году Петрицюк стали победителями муниципального конкурса «Почетная семья» в номинации «Приемные родители»?

…Прощаясь, супруги просили нас об одном: не писать их адрес. Петр с Татьяной опасаются всплеска запоздалых чувств биологических родителей. Ведь матери Лизы и Стасика, бросив их младенцами, так и не написали заявления об отказе. Не бойтесь. Кто им теперь их отдаст?

Оксана ТИХАЯ, фото автора

На фото: Только приёмные родители могут сделать сирот нормальными, счастливыми людьми. Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.