Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

» » Последний "шестидесятник"

Последний "шестидесятник"

Фото: www.dp.ru
Общество
133
0
Не стало Эдуарда Успенского

Жаль, что мне не удалось лично познакомиться с Эдуардом Успенским. А теперь уже никогда и не удастся. Дурацкая московская сумятица... А ведь сделать это было совсем просто: судьба частенько сталкивала меня то с Элеонорой ФИЛИНОЙ (бывшей женой), то с Григорием ГЛАДКОВЫМ (близким другом и соавтором), то с музыкантами из "Гавани". И все они готовы были свести меня с "Николаичем". Но как-то не срослось... Может, еще и потому, что знакомые заранее предупреждали: человек он непростой, характер у него не сахар, а язык как бритва, мол, если друг другу не понравитесь, мы не виноваты...

И вот за поворотом - пустота. На 80-м году жизни ушел от нас последний "шестидесятник" образца 1937 года, который формально к "шестидесятникам" не принадлежал, но по сути был одним из ярчайших представителей этой культурной эпохи.


Эдуард был велик и одинок, как скала в океане. Его с трудом выносил советский официоз, но и в новой России он тоже пришелся не ко двору. Трудно даже себе представить, сколько он мог бы сделать для наших детей при своем кипучем характере и буйной фантазии. Но всю жизнь его били по рукам. По одной простой причине: в человеческом плане он был абсолютно неуправляемым "сверху" и на все имел свое особое мнение. Да, именно таких людей нам сегодня очень сильно не хватает, но для чиновничьего государства они смертельно опасны, потому что учат добру и осмысленности бытия.

Начинал он свою литературную деятельность как писатель-сатирик. И в середине 60-х годов вместе с Аркадием АРКАНОВЫМ, Григорием ГОРИНЫМ и Феликсом КАМОВЫМ даже выпустил книгу фельетонов «Четверо под одной обложкой». Но быстро понял, что чистая сатира не его жанр. И тогда родился великий детский писатель Эдуард Успенский.

Даже самые сказочные персонажи у Успенского, как правило, имеют жизненных прототипов. Был прототип у Чебурашки, крокодил Гена практически целиком списан с композитора Яна ФРЕНКЕЛЯ. Одна рассудительная шестилетняя девочка подтолкнула писателя к написанию повести "Двадцать пять профессий Маши Филипенко". Даже старуха Шапокляк родилась не сама по себе. Правда, иногда Успенский утверждал, что списал её почти целиком со своей первой жены, а иногда говорил, что - исключительно с самого себя.

Чебурашка же возник так. Однажды в Одесском порту Успенский наблюдал за разгрузкой ящиков с апельсинами, и из одного из них вылез здоровенный хамелеон. На писателя это произвело огромное впечатление. А потом у его знакомых родилась дочь, которая вечно спотыкалась и чебурахалась. Вот её в семье и прозвали "чебурашкой". Все это творчески переработалось в писательском мозгу, и возник самый известный персонаж Успенского, который долгие годы был амулетом олимпийской сборной страны. А потом японцы признали Чебурашку любимой игрушкой японских детей и даже сняли свой мультфильм по мотивам сказочной повести. Сегодня Успенский - создатель одного из мировых литературных брендов, наряду с Астрид ЛИНДГРЕН, Туве ЯНССОН, Джоном ТОЛКИНОМ и Николаем НОСОВЫМ.

Взрослый мир Успенскому этого не прощал. Руководители детской литературы 60-х и 70-х годов Анатолий АЛЕКСИН и Сергей МИХАЛКОВ делали все для того, чтобы книги Успенского как можно реже издавались. Доходило до того, что его сказочные истории экранизировались, тексты становились достоянием детского фольклора, и только после этого в печати появлялась та или иная книга!

Чиновников от литературы можно понять: герои Успенского очень плохо укладывались в советские каноны и рамки. И Тимур, и Мальчиш-Кибальчиш, и Дядя Степа, и многочисленные герои Агнии БАРТО были частью общего, целого, то есть полноправные члены социума, "строители коммунизма". У Успенского же все было наперекосяк. Существует некий (причем явно наш, советский) город, где все чувствуют себя одинокими: и крокодил Гена, работающий в зоопарке крокодилом (самый низ социальной лестницы!), и бездомный сирота Чебурашка, живущий в телефонной будке, и девочка Галя, и даже старуха Шапокляк со своей ручной крыской Лариской (единственным близким существом). И вот эти никому не нужные люди-звери-куклы объединяются "снизу" (что само по себе уже подозрительно) и сами создают для себя более справедливый мир в виде Дома дружбы.

А простоквашинская эпопея! Тут вообще идеологический караул. Три главных героя - бездомные кот и пес и примкнувший к ним Дядя Федор (предварительно сбежавший из обустроенного, но бездушного общества) - создают новую общественную ячейку, независимую от государства. И прекрасно себе живут! Единственный представитель социума поблизости - почтальон Печкин - фигура малоприятная и злокозненная. А ведь именно он символизирует государственную власть.

Если вдуматься, Простоквашино - прообраз новой России, отказавшейся от старых устоев. Простоквашинцы сперва "срубают бабки", отправляясь ночью на поиски "клада", потом прирожденный бизнесмен Матроскин раскручивает фермерское хозяйство. При этом присутствет и "разведение лоха" Печкина с дядей, работающим на гуталиновой фабрике, и попытка обмануть государство с присвоением телёнка, и появление бессмысленного "гаджета" - фоторужья, благодаря которому Шарик чуть не отправился на тот свет.

Все герои Успенского так или иначе несчастны в этом сумасшедшем мире - реальном, существующем (который очень хорошо и образно представлен в мультфильме "Пластилиновая ворона"). Для того чтобы обрести себя и уйти от одиночества, им нужен отрыв от социума и создание своего "царства Божьего" на земле. В этом они прекрасно перекликаются с другими героями эпохи: Филей РУБЦОВА, Иваном Африкановичем БЕЛОВА, Егором Прокудиным ШУКШИНА, героями ТАРКОВСКОГО, ТРИФОНОВА, КАЗАКОВА, РАСПУТИНА, ШПАЛИКОВА, ВАМПИЛОВА, ВЫСОЦКОГО. Почти все они были ровесниками, рожденными в период с 1936 по 1940 год.

Сам Успенский в свое время винил в своих жизненных перипетиях советскую власть и с большим энтузиазмом встретил перестройку.

Однако его очарование западными "ценностями" продлилось недолго. Уже вскоре его риторика в корне изменилась: "То, что происходит сегодня на нашем телевидении, иначе как преступлением не назовешь. По любому каналу в любое время идут кинодетективы худшего сорта с невероятным количеством убийств...

Интеллигент до мозга костей, он стал активно выступать против насаждающейся бездуховности: "Необходимо повернуть детей лицом к книге, к библиотеке. Уйдут привычка и желание читать - потери будут невосполнимы».

Или вот еще: "У русского человека много совестей: своя собственная, семейная, клана... Время от времени - по обстоятельствам - включается та или иная совесть. А нас толкают в объятия закоренелого индивидуализма: я сам по себе! Плевать мне на друзей!»
Мастер не мог молчать: «Меня и моих товарищей безумно бесит засилие американских комиксов, всяких сникерсов... Такое ощущение, будто кто-то нарочно их насаждает... Не может весь этот поток идти неуправляемым! Если бы речь шла только о коммерции, то обратились бы к нашим русским персонажам. У нас такой фольклор, такие сказки - и вдруг это искусственное насаждение американских персонажей! Они идут танками...»

С такими взглядами на жизнь Эдуард Николаевич не пришелся ко двору и нынешней власти, которая тоже попортила ему много крови. К примеру, он так и не смог пробить в печать собственный детский литературный журнал. Да и многие другие его проекты были зарублены на корню.

Лишь один из его проектов получил общероссийскую известность, правда, не в том виде, в котором задумывался. Григорий Гладков рассказывал мне, что изначально они хотели сделать детскую передачу, в которой бы звучали неформальные песни из детского фольклора - те, которые пелись у отрядных костров в пионерских лагерях: "Мы даже сделали несколько таких передач. А нам сказали: вы что, с ума сошли? У вас там в каждой песне кого-то убивают. Давайте уж тогда перейдем во взрослый формат". Так и возник проект "В нашу гавань заходили корабли".

При всей свое "дворовости" и городской фольклорности "Гавань" очень быстро стала последним прибежищем уходящей в Лету поющей интеллигенции. Успенский в роли ведущего стал всенародным любимцем. Как и Геннадий ЗАВОЛОКИН со своей "Гармонью". Эти два человека долгое время едва ли не в гордом одиночестве героически сдерживали натиск западной культуры на российские души и умы. А потом Заволокина не стало. А теперь ушел и Эдуард Успенский...

В последнее время он сражался со своей болезнью. И будь он немного помоложе, возможно, что и победил бы её. Но, увы, ему приходилось вести войну на два фронта: параллельно он пытался судиться с киностудией "Союзмультфильм", которая начала снимать продолжение "Простоквашино" без согласования с автором по своему (довольно дурацкому, кстати) сценарию. Теперь, уже после смерти Эдуарда Николаевича, руководство концерна утверждает, что все разногласия с ним они уладили и даже договорились о дальнейшем сотрудничестве, но кто теперь это может подтвердить... Да и кому все это нужно сейчас, когда из нашей жизни навсегда ушел тот, без кого наше детство было бы трудно себе представить, - добрый сказочник, властитель наших малолетних дум, последний "шестидесятник" России.


Андрей ШИРОГЛАЗОВ
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.