Официальный сайт Ангарской газеты «ВРЕМЯ»

У всех на глазах

Фото: infovoronezh.ru
Общество
348
0
Что бывает за жестокое обращение с животными

Случаи жесткого обращения с животными мало кого оставляют равнодушными, чаще шокируют, а иногда вызывают общественный резонанс по всей стране. Стоит хотя бы вспомнить хабаровских живодерок.

При этом в ряду других преступлений такие правонарушения кажутся малозначительными. И, как следствие, статья 245 Уголовного кодекса РФ «жестокое обращение с животными» практически не работает. Это же подтверждает происшествие, случившееся в 94-м квартале несколько месяцев назад: житель дома № 2 Иван ПЕТРОВ (имя изменено. – Прим. ред.) выбросил с третьего этажа свою собаку на глазах у детей, и ему ничего за это не было. Собака разбилась насмерть.

Трудный сосед

Это случилось несколько месяцев назад, ближе к лету. Тепло, полный двор детей и прохожих. Женщина, живущая этажом выше Петрова, моет посуду, слышит собачий визг и шлепок – вечно пьяный сосед выбросил щенка в окно. Началась суета: соседи вызвали ветеринара, полицию. Стучались к Петрову, который сначала не открывал дверь. Позже полиция его задержала.
- Он постоянно пьет, сколько я его помню, с 2008 года, - рассказывает нашей газете старший участковый, майор полиции Роман ЯКУНИН. Петрову около 40 лет, он не работает, отбывает условный срок по статье за мошенничество. Соседи на него постоянно жалуются: из квартиры доносятся зловонные запахи, бегут тараканы, клопы. А с тех пор, как он завел собаку, постоянно визг стоит на весь подъезд.
- Я ему говорю, ты зачем берешь живность, самому есть нечего, - рассказывает соседка Петрова. - А он мне, не ваше дело, мол.
Другие соседи подтверждают, что несчастной собаке постоянно доставалось от горе-хозяина. Жалобы, как и визиты участкового, не помогали, контролировать таких людей, по словам Якунина, практически невозможно, а беседы на них не действуют.
Петров, по рассказу участкового, свою вину в произошедшем отрицать не стал. Собака умерла. Ветеринар увез труп животного на холодный канал, закопал в яме, предназначавшейся для мусора. Как выяснилось позже, труп сгорел вместе с мусором, который подожгли на месте захоронения, рассказывает Якунин.

Нет тела – нет дела

Уголовное дело по статье за жестокое обращение с животным на Петрова не завели. Несмотря на то, что налицо факторы, самым прямым образом влияющие на возбуждение уголовного дела именно по этой статье: собаку выбросили из окна на глазах у большого количества людей, в том числе в присутствии малолетних детей. По словам участкового, требовалась судебная медэкспертиза трупа собаки, чтобы выяснить, в результате чего наступила смерть. Для этого нужно было выкопать труп и привезти на экспертизу в майскую ветеринарную клинику. Труп животного, как рассказывает Якунин, найти не удалось.
В практике участкового 94-го квартала такие происшествия редкость. Якунин вспоминает лишь случай трехгодичной давности, когда в Майске сторож поджег щенков в яме. Ему тогда дали условное наказание.

Пишите в прокуратуру

Правозащитник и президент Ангарской городской коллегии адвокатов Вячеслав ИВАНЕЦ объясняет слабое применение статьи 245. Во-первых, наша страна является участником ряда международно-правовых конвенций, не признающих животное как субъект права, в этой связи у них нет права на жизнь и других неотъемлемых прав. Но тем не менее при этом существует конвенция, которая декларирует гуманное обращение с животными. Во-вторых, в нашем регионе в отличие от Москвы, Петербурга и других областей нет административной ответственности за такие правонарушения. Да, в Уголовном кодексе есть статья 245 «жестокое обращение с животными», предусматривающая разные виды наказания в зависимости от степени общественной опасности и резонансности дела - штраф, исправительные или испытательные работы, ограничение свободы или арест. Но из-за отсутствия административной ответственности зазор между уголовными и малозначительными правонарушениями оказывается слишком большим, поясняет Вячеслав Иванец.
Поэтому в случае с жестоким обращением с животными часто возникают ситуации, когда уголовное наказание считается слишком жестким, а административной ответственности по таким делам нет. И зачастую выходит так, что подобные правонарушения признаются лишь малозначительными, то есть обладающими признаками преступления, но не имеющими социальной опасности.
Имеют ли случаи истязания животных социальную опасность – еще тот повод для дискуссии. В конце концов это просто бесчеловечно. Но в таких делах немалую роль играет и то, что на фоне большого количества преступлений, совершенных в отношении людей, правонарушениям с участием животных просто-напросто уделяют меньше внимания.
Комментируя эпизод в 94-м квартале, правозащитник отмечает, что экспертиза трупов обязательна только в отношении людей. Уж тем более ее надобность отпадает при наличии признательных показаний самого виновника происшествия, свидетелей и показаний ветеринара, который и установил смерть собаки.
Если в подобных случаях полиция не возбуждает дело, Иванец советует потерпевшим, зоозащитникам или просто неравнодушным гражданам писать жалобу в прокуратуру.

Сотрудники не разъяснили

В прошлом году статью 245 ужесточили, увеличив максимальное наказание по ней до пяти лет лишения свободы. В конце августа комитет Госдумы по экологии и охране окружающей среды со ссылкой на данные полиции заявил о резком росте числа уголовных дел, заведенных на живодеров. Согласно инфографике, опубликованной председателем комитета Владимиром БУРМАТОВЫМ, рост количества зарегистрированных преступлений в отношении животных за первый квартал 2018 года в Сибирском федеральном округе составил 60%. В сравнении с Центральным федеральным округом, где эта цифра доходит до 440%, не слишком обнадеживающе.
Комментируя данные МВД в своем блоге (instagram.com/burmatoff/), Бурматов делает вывод, что в некоторых регионах «не проведена работа с личным составом полиции, сотрудникам не разъяснили, как расследовать эти специфические преступления, не провели повышение квалификации. А где-то это сделали».

Случай не единственный

Статистики по Ангарску у местных зоозащитников нет. По словам руководителя благотворительного фонда «Право на жизнь» Натальи БЕСПАЛОВОЙ, до них доходят лишь обрывочные истории, как «кто-то где-то что-то делает». Однако логика в том, что случай в 94-м квартале отнюдь не единственный.
- Если спускать все на тормозах, подобных происшествий будет все больше и больше, - говорит Беспалова. - Безнаказанность порождает новые преступления. Люди не понимают, что, если человек преступил порог и издевается над кем-то, пусть даже над беззащитным животным, сегодня это может быть собака, завтра ребенок или немощный старик.
Кстати, не зря отдельным пунктом в статье 245 упоминается присутствие малолетних детей. Как нашей газете рассказала психолог Ангарской областной психиатрической больницы Татьяна БИЧЕВИНА, жестокое обращение с животным, тем более закончившееся его кончиной, может вызвать у ребенка как сильный испуг, так и тяжелую психотравму на всю жизнь, последствия которой непредсказуемы и могут проявиться в течение последующих лет.
Итак, статью ужесточили, власти докладывают о положительной статистике, но изменилась ли ситуация в действительности? Даже если изменилась, то крайне незначительно. Это понимает и сам Бурматов, и, конечно, зоозащитники. Однако в наших силах хоть как-то повлиять на ситуацию. Не оставаться в стороне, вызывать полицию, писать заявление, привлекать зоозащитников и очевидцев, обращаться в прокуратуру. Да, все эти процедуры хлопотные и неприятные. Но если мы хотим изменений, начинать с чего-то нужно.

Анастасия МАМОНТОВА
Материал к публикации подготовил Администратор.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.