Ангарская газета «Время»



Чистка всех видов одежды (мех, кожа, замша, кашимир, текстиль, трикотаж) гибактериальная, антимолевая, антисептическая обработка. Окрашивание кожи, замши, отпаривание, глажение, упаковка, гарантия качества! ✹ ЕВРОХИМЧИСТКА «ЛОТОС» ✹ г. Ангарск, 47 кв-л, строение 30, тел. 8 (3955) 52-60-62 | ТД «Универмаг», 92/93 кв-л, тел. 8 (3955) 68-48-35 | ТД «Гефест», 1 этаж, пав. 119, тел. 8 (3955) 68-18-55
» » Литературой заправляет шоу-бизнес

Литературой заправляет шоу-бизнес

Фото: из личного архива Д. ГЕРБЕРА
Общество
366
0
Писатель из Ангарска 41-летний Денис ГЕРБЕР стал одним из претендентов на литературную премию «Антоновка. 40+». Заявки на участие подали 1800 писателей из 39 стран, но в короткие списки претендентов (шорт-листы) вошли единицы. В номинации «Проза» Денис – один из семерых авторов, единственный из Иркутской области. Мы поговорили с Денисом о премии, жизни и писательском деле.

- «Антоновка» - это престижная среди писателей премия?
- Она учреждена только в этом году в память об Алексее АНТОНОВЕ, преподавателе Литературного института им. А.М. ГОРЬКОГО, поэте, прозаике, драматурге и критике. Судить о её престиже пока могу только по значительному количеству участников. Я отправил с заявкой два своих рассказа - «Баклажан на дынной лозе» и «Шведский бог». Результаты станут известны 17 июня, в день рождения Алексея Антонова. В прошлом году я также попал в шорт-лист премии имени БАБЕЛЯ.

- Речь идёт о больших суммах?
- Честно говоря, не знаю. Не в деньгах дело. В этом есть определенный спортивный интерес писателя. Сначала просто надеешься, что твоё произведение примут, потом ждёшь, чтобы оно попало в длинный список, потом в короткий.

- Вы давно пишете?
- С детства. Сложно найти начальную точку. Были и детские рассказы, и юношеские. Недавно нашёл эти первые тетрадки, посмеялся. Детективы, сюрреализм.

- Много читали?
- Нет. У нас дома было много книг. Мама работала оператором на АНХК, отец - в пожарной охране, но он очень любил читать. Постоянно приходил домой с одной-двумя книгами под мышкой. Книжные полки росли вдоль стен. Был угол, куда меня в детстве ставили в наказание. И я смотрел на эти книги, ненавидел и продумывал план, как вырасту и уничтожу их.

По школьной программе я почти ничего не читал, своё выбирал. Любил фантастику, приключения. «Войну и мир» ТОЛСТОГО так и не прочел. Потому что в школе заставляли, а во взрослом возрасте, когда созрел, захотелось прочитать другие произведения Толстого.

- Как вы тогда оказались на филологическом факультете? Ещё и после 10-й школы, которая всегда считалась математической?
- Сразу после школы я пошёл не учиться, а работать на радио. Соответственно, решил получать профессию журналиста. Поступил на заочное сначала в нархоз (сейчас БГУ), потом понял, что там больше экономическая журналистика, а это не моё. Перевёлся на филологический факультет ИГУ. Но специальность та же - «журналистика». И вот там меня преподаватели вдохновили. По университетской программе я читал уже практически всё. В студенческие годы начал серьёзно писать и публиковаться в студенческом журнале.

- Вы издали уже две книги. Это сложно?
- Первая книга, «Ангел, стоящий на солнце», в 2016 году вышла через электронное издательство. Это современный аналог самиздата. Сам дорабатываешь книгу, нанимаешь редактора, корректора, приводишь в нужный вид, потом обращаешься в издательство. У меня это было «Ридеро». Они проверяют книгу на соответствие законодательству. Несколько вариантов у меня отклонили, один фрагмент расценили как призыв к самоубийству, и как бы я его ни переписывал, как бы ни пытался сохранить, пришлось убрать. Потом книга издаётся в электронном виде. Можно дополнительно заказать и в печатном, что я и сделал. И распространяется по магазинам. Любой человек может издать книгу.

- То есть цензура всё-таки существует?
- Сейчас столько пишут, что, на мой взгляд, небольшая цензура не помешает. Конечно, если цензура не политическая. Я вообще ответственно отношусь к тому, как слово моё отзовётся. Ведь бывают разночтения, разнотолкования. Если кто-то сторонний поможет обойти слишком уж острые углы, почему бы и нет?

После первого романа я переключился на рассказы. Публиковался в литературных журналах «Сибирские огни» (Новосибирск), «Дружба народов», «Новый берег» - журнал выходит и в Москве, и в Копенгагене, все опубликованные произведения переводятся на датский язык. Вообще литературные журналы – это последний форпост нашей литературы. Через них и пробиваются талантливые авторы. Там можно прочесть разные стоящие произведения, а не только коммерчески успешные. Правда, выписывают журналы сейчас мало…

В конце 2018 года вышла вторая моя книга - «Заблудшие». Действие происходит в середине 19 века вокруг будущего Ангарска. Там и история, и мистика, причём наша, сибирская, чертовщина. Родилась из впечатлений от моих путешествий по родному краю. В процессе подготовки я изучил большое количество материала, проводил время в краеведческой библиотеке. Мне повезло: рукопись приняли в первом же издательстве, куда я обратился, - это московское издательство «Вече», оно специализируется на исторической литературе. У них есть книжная серия «Сибирский приключенческий роман», и редактор посчитал, что «Заблудшие» в неё вписываются. Правда, выхода книги пришлось ждать более года, ведь существуют издательские планы, редакторская работа, загруженность типографии. Тираж 2000 экземпляров вполне нормальный для малоизвестного автора.

- Писатель – это ваша работа?
- Нет, я ведущий на «Русском радио». Приветы, поздравления, пробки, погода… Работаю под псевдонимом Александр НИКИТИН. Так меня обозвал редактор много лет назад. Тогда считали, что на радио должны звучать простые русские фамилии. Пишу в свободное от работы время.

- Состоите в ангарских литературных объединениях?
- Нет, с писателями не встречаюсь, больше с читателями - в библиотеках, на недавнем фестивале «Книгамарт». Был на заседаниях литературного клуба «Кругозор». Понравилось, видно, что собираются неслучайные люди. Приятно поражён, что нас читают, нами интересуются. Одна женщина достала свой экземпляр моего романа «Заблудшие», цитировала, задавала вопросы.

Сам из ангарских авторов читал Игоря КОРНИЕНКО. Таланты в Сибири есть, но их произведения, к сожалению, редко доходят до книжных магазинов. Литературой тоже заправляет шоубизнес. Издательства рассматривают рукописи не как художественные произведения, а как товар, который надо продать. Если появляется новый автор, который раздвигает сложившиеся границы, то издательства опасаются, что он не продастся. А может, это новый КАФКА или ДЖОЙС?

- Вам отказывали?
- Да, много раз. Было, что издательства брались за работу, но раскручивали на дорогостоящие услуги. Потому я и издал свой первый роман в электронном издательстве.

- Где можно купить ваши книги?
- В «Продалите», других книжных магазинах или заказать через Интернет.

- Кто вас поддерживает?
- Моя семья. Супруга – музыкант, преподает игру на гитаре в музыкальной школе. Делаем с ней совместные проекты, на презентации моей книги она аккомпанировала чтению. Есть сын, ему 10 лет.

- Над чем сейчас работаете?
- Заканчиваю третью книгу – смесь философской фантастики и исторического романа. Название пока держу в секрете, оно рабочее, могу и передумать.

Материал к публикации подготовил Администратор сайта.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментарии

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.